Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Без рубрики, Главная, Новости

Алексей Арбатов: «Ставки растут по мере развития событий»

Добавлено на 16.02.2015 – 15:08Без комментариев

Алексей Арбатов

| Коммерсантъ

Академик РАН Алексей Арбатов — о сценариях эскалации напряженности. Беседовала Светлана Сухова

Центральным событием минувшей недели была встреча «нормандской четверки» в Минске и попытка остановить кровопролитие на востоке Украины. Прогресс этих переговоров, однако, еще не означает деэскалацию конфликта

О тревожных перспективах и сценариях развития украинского кризиса, еще недавно немыслимых даже, «Огонек» беседовал с академиком РАН Алексеем Арбатовым

— Алексей Георгиевич, оправданы ли опасения, что на Украине появится американское оружие?

— Вполне, хотя эффект от этого будет скорее политический, чем военный: с оружием прибудут инструктора, советники и т.д., а это уже прямое участие НАТО и США в конфликте, даже при отсутствии войскового контингента НАТО. Таким образом, конфликт будет выведен на новую ступень эскалации, потому как станет уже опосредованной войной между Россией и США. Такого не было со времен Вьетнама и Афганистана. Но нынешняя ситуация сложнее и опаснее, потому что события разворачиваются не на дальних театрах, а рядом, у самых наших границ — в центре Европы. Представить такое еще год назад было не под силу даже самому пылкому воображению. Но проблема не только в месте действия: конфликт имеет все шансы получить новое развитие — крупное продвижение на запад ополчения и подразделений российских добровольцев может спровоцировать появление войск НАТО на Украине. И тогда уже в конфликт официально вступит Россия…

— Апокалипсис. Но без ядерного томагавка?

— Такого рода конфликты непредсказуемы. Ставки растут по мере развития событий. Для США и России сегодня немыслима даже видимость поражения, не говоря уже о нем самом. Стороны будут повышать ставки и уровень вмешательства, и рано или поздно одна из них может решиться на применение ядерного оружия. В России уже кое-кто из «экспертов» и даже чиновников открыто обосновывают концепции применения ядерных средств для «деэскалации конфликта».

— Абсурд…

— А между тем идея бродит в иных умах. Эти люди изобретают велосипед, не ведая, что такой вариант прокручивался в прошлом десятки лет и был признан безумием — все равно, что заливать керосином пожар. На любое, даже самое ограниченное применение ядерного оружия, другая сторона ответит тем же, и пошло-поехало. Такая угроза сейчас опять реальна, если экстраполировать наихудший сценарий.

— Как же так, ведь США и Россия так долго сокращали ядерные запасы…

— И сократили их основательно — больше, чем на порядок. Но за годы холодной войны оружия накопилось столько, что и оставшееся эквивалентно 30-40 тысячам Хиросим. Только вдумайтесь в эту цифру. И сокращение такого оружия само по себе все же не гарантирует, что военные конфликты исчезнут. Как не гарантирует этого сохранение взаимного ядерного сдерживания. Украина тому доказательство: стоит возникнуть такому конфликту, как система сдерживания начинает рассыпаться. Ныне все больше нападок на новый договор СНВ (от 2010 года), растет давления на Договор по ракетам средней и меньшей дальности (от 1987 года). Будущее этих документов сегодня туманно. Да и комплекс других мер по ядерному разоружению под вопросом. Например, Сенат США бойкотирует ратификацию Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (аж с 1996 года). В глухом тупике переговоры о запрете производства ядерных материалов в военных целях. Вообще, вся система нераспространения ядерного оружия — Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и его механизмы — трещит по швам: КНДР из него вышла, а ядерную программу Ирана дипломатам ограничить не удается. Следующая конференция по рассмотрению ДНЯО (в этом году) может закончиться полным провалом. И есть вероятность, что распадется и сам Договор. А тогда уж точно возникнет цепная реакция распространения ядерного оружия, потому что каждая страна будет стараться таким путем защитить себя от возможных опасностей и от других ядерных государств.

— Может, все дело в том, что, как говорят, ядерный арсенал России поредел сильнее американского?..

— В 1990-е на ядерное сдерживание банально не хватало денег, да к тому же еще пришлось выводить ядерные средства из Восточной Европы и из бывших республик СССР (платили за удовольствие, кстати, американцы). Если бы у Вашингтона была цель добиться превосходства, им бы следовало… сидеть сложа руки на уровне хотя бы Договора СНВ-1 от 1991 года (6 тысяч ядерных боеголовок и 1,6 тысячи носителей): из-за нехватки средств Россия опускалась бы по количеству и качеству ниже и ниже. А вместо этого они заключили договоры СНВ-2, СНВ-3, СНП и сокращали свои силы параллельно с российскими. Правда, сейчас многие радикальные стратеги утверждают, что те договоры были неравноправными. Вопрос спорный, но что бесспорно — без соглашений при нехватке финансирования отставание России было бы гораздо больше.

— Значит, паритет все же есть?

— Пражский договор по СНВ от 2010 года — в основном о сокращении американских ядерных вооружений. Россия, независимо от договора, ликвидирует устаревшее оружие. Его замена, кстати, не поспевает за списанием старья, и потому общее количество стратегических ракет сокращается. И только недавно Россия сравнялась с США по числу боезарядов, а по носителям — пока еще нет. Вашингтон все это время, конечно, не сидел сложа руки и, сокращая ядерный потенциал, создавал новейшее неядерное оружие. Например, систему ПРО, имеющую глобальный охват и сегменты на Тихом океане и в Европе. Хотя, по мнению многих авторитетных специалистов, эта ПРО не способна дать отпор ракетно-ядерному оружию России.

— Иными словами, американская ПРО — такая же химера, как СОИ?

— В ближайшие 10 лет ничего нельзя будет придумать, чтобы его укрепить и свести к нулю российский потенциал сдерживания. Но военные ведомства и корпорации преувеличивают угрозу, получая под угрозу ПРО деньги, а политики идут у них на поводу, как было в свое время с СОИ. С другой стороны, осознавая свою ядерную мощь, ни Вашингтон, ни Москва по собственному почину ядерную войну не начнут. Но, будучи втянуты в конфликт, наподобие украинского, способны попасть в ловушку неконтролируемой эскалации, особенно если попробуют погасить ее с помощью ядерного оружия…

— Но в карибский кризис удалось остановиться…

— Проблема в том, что за полвека и более всего за последние пару десятилетий все забыли о том, что ядерный конфликт потенциально возможен. Кстати, о необходимости сокращения и нераспространения ядерного оружия заговорили только после того, как мир в 1962 году чуть было не скатился в третью мировую. Хрущев, напомню, тогда перебросил ракеты средней дальности на Кубу, потому что, будучи запущены из СССР, они не долетали до США. Паритета в силах удалось достичь только через 10 лет, а на тот момент попытка сравнять стратегический баланс чуть было не обернулась ядерной войной. Остановились в миллиметре. А сегодня? Повезет ли также в случае кризиса и в условиях дальнейшего ядерного распространения Индии и Пакистану или Израилю и Ирану, не говоря уже о двух Кореях? Они остановятся? Не забывая о том, что система ядерного сдерживания — это колоссальные затраты на то, чтобы сделать оружие «высокоживучим» (чтоб его нельзя было уничтожить внезапным разоружающим ударом), а систему его управления — не допускающей случайного применения. Такие надежные системы сегодня есть только у России, США, Великобритании и Франции. Те, кто думает, что распространение ядерного оружия будет укреплять взаимное сдерживание, должны представить себе такую аналогию. Скажем, это все равно, что добиваться аккуратного вождения, положив в багажник машины мешок взрывчатки: если автомобилей два, четыре, пять, они при таком грузе будут крайне осторожны, а если их пара десятков или даже сотен?..

— Но технологии расползаются по миру — за годы действия ДНЯО ядерных держав стало больше. Сдержать не удается?

— Если Договор будет разрушен, мы увидим множество новых ядерных государств. Кстати, в 70-е годы прогнозировалось, что в начале XXI века в мире будет 20-25 государств с ядерным оружием, а их на деле девять. И это — следствие работы ДНЯО. Плюс не стоит забывать, что упала статусность ядерной державы: если в 60-80-е годы им обладала только мировая элита — члены СБ ООН (так уж совпало), то позднее ядерной «кувалдой» обзавелись и не столь развитые в экономическом плане страны. Сегодня высокий международный статус дает не только и не столько ядерное оружие, а уровень развития экономики, финансов и технологий, космос, высокоточные системы неядерного оружия. По этим позициям США серьезно опережают Россию.

— Получается, Россия не в силах догнать Штаты и наращивает ядерный потенциал?

— По высокоточному оружию Россия отстает, но догнать пытается. Что же до модернизации ядерного арсенала, то она весьма масштабная — четыре новых типа межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования, два типа морских ракет, тяжелый бомбардировщик (после 2020 года) — чтобы восстановить то, что было потеряно в 90-е из-за нехватки средств. Не только ради сдерживания, но и для сохранения паритета с США. Если бы не эта модернизация, после 2020 года, стратегический потенциал России скатился бы ниже уровня Китая или Франции. Штаты свою модернизацию запустят по графику после 2020 года и за 20 лет модернизируют всю триаду. Так и двигаемся «наперегонки». Но в условиях распространения ядерного оружия угроза его применения в локальных конфликтах возрастает.

— Почему?

— Великая держава никогда не пойдет на риск потерять даже один большой город ради победы над маленьким государством, обладающим парой боеголовок. Зато на это может отважиться какой-нибудь нестабильный режим где-нибудь на Ближнем Востоке, в Африке, Латинской Америке. А ведь есть еще и террористы… Распространение ядерных материалов способно дойти и до них. Существуют серьезные опасения, что ядерные «фугасы» могут быть собраны и заложены в мегаполисах, а потом власти супердержав получат сигнал о взрыве в пустыне и требования террористов. И как современная цивилизация на это отреагирует, никто не знает. Опасность такого развития событий повышается тем больше, чем жестче линия разлома между США и Россией. В нынешней ситуации конфликта вокруг Украины все сложнее и сложнее перекрывать пути и каналы доступа к ядерным материалам для террористов. Последние, понятно, едва ли украдут боеголовку или целую ракету — это только в фильмах может быть. Но достаточно 50 килограммов высокообогащенного урана, при наличии информации и наемных специалистов террористы способны заполучить такое устройство. И мир содрогнется…

— И в такой ситуации американцы решатся поставить оружие Украине?

— Если в течение 2-3 недель удастся прекратить боевые действия и развести враждующие стороны, нет. В противном случае велик шанс, что Штаты пойдут на это. Пока ЕС и здравые люди в США апеллируют к Обаме с тем, чтобы дать шанс переговорам.

— После Минска шанс сохранится?

— Понятно, что за один раунд переговоров все проблемы не снять. Но дело не в количестве встреч, а в качестве. Я убежден: без прямого контакта Путин — Обама процесс далеко не пойдет и в любую минуту откатится назад. Президентам США и России пора перестать обижаться друг на друга и нужно срочно начать диалог. Без подключения Вашингтона Киев не очень идет на уступки, а Брюссель, Берлин и Париж чувствуют себя крайне неуверенно. Американцам пора перестать играть роль enfant terrible.

— Уровня Лавров — Керри недостаточно?

— Это тоже важно, но контакты с ЕС и Украиной идут на уровнях первых лиц, если с США будет иначе — это тоже показатель.

— Но Меркель с Олландом сами проявили инициативу.

— Ничто не мешает Обаме совершить вояж в Минск, а потом вместе с Путиным и европейскими лидерами съездить еще куда-нибудь — хоть в Киев, хоть в Москву. Главное — подняться над сиюминутными политическими мотивами, как когда-то сделал Хрущев в разгар карибского кризиса в отношениях с «мальчишкой Кеннеди»… Каждый был уверен в своей правоте, но угроза ядерной катастрофы заставила искать компромисс. Так удалось отойти от роковой черты и начать долгий и трудный путь к разрядке напряженности, сокращению вооружений и прекращению холодной войны.

Беседовала Светлана Сухова

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>