Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » 2015, Без рубрики

«Векторы незападного развития России: Нас ждет технологическое партнерство с БРИКС. Или не ждет»

Добавлено на 15.06.2015 – 10:53Без комментариев

9 июня состоялся круглый стол Совета по внешней и оборонной политике и Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ на тему «Наш мир без Запада? Как сохранить потенциал развития в условиях геополитического противостояния». Участники круглого стола собрались для того, чтобы обсудить возможности России в условиях новой внешнеполитической парадигмы.

_MG_0666

Федор Лукьянов, модератор дискуссии и председатель СВОП, посетовал во вступительном слове, что качество общественной дискуссии по наиболее острым вопросам о путях России снижается, они зачастую превращаются в подобие телевизионных ток-шоу, где задача найти ответы заведомо не ставится. Поляризация и идеологическая насыщенность дебатов ведет к выхолащиванию смысла. СВОП намерен, опираясь на давние традиции этого клуба, постараться предложить новые подходы.

Андрей Ионин, главный аналитик ГЛОНАСС, заметил, что скорее всего сложившийся политический климат вокруг России сохранится надолго, поэтому стратегии развития и поиска партнеров необходимо выстраивать с учетом имеющихся условий. Технологическая сфера должна учиться расширять круг возможностей, не рассчитывая на перемены во внешней конъюнктуре.

Суверенитет –это национальные интересы, умноженные на технологии. Сегодня санкции бьют по технологиям на всех уровнях – от горизонтального бурения до микроэлектроники. На глобальном рынке гражданские технологии оказываются впереди военных. Для их развития в России, как и во всем мире, нужны вполне понятные составляющие: ресурсы, деньги и компетенции. Последнего особенно не хватает – специалисты предпочитают уезжать из России туда, где есть подходящая экосистема для самореализации – не единичные проекты, как «Сколково».

Сегодня чтобы отвоевать долю на глобальном рынке гражданских технологий, России нужно стремиться к технологическому лидерству или иметь существенную долю на этом рынке. Пока доля Росси составляет 2-3%, что не позволяет ей не только диктовать, но хотя бы сколь-либо значимо влиять на этот рынок. Положение БРИКС на мировом рынке технологий намного стабильнее российского – их суммарная доля составляет около 30% рынка, поэтому России может быть выгодно вступать в активные партнерские отношения именно с БРИКС, предлагая совместные проекты и за счет БРИКС усиливая свое влияние на рынок. Например, сотрудничество России с БРИКС в космической области, запуск совместной орбитальной станции, может оказаться более перспективным проектом в будущем, вместо существующего сегодня проекта с МКС.

Ионин заметил, что когда говорят о смене курса России в сторону БРИКС, его часто рассматривают как отказ от сотрудничества с G7, Западом. Это противопоставление надуманное, БРИКС – это страны, которые имеют собственные, отличные от G7, суверенные интересы и готовы за них платить. Но никто из них не настроен на конфликт с Западом, просто они осознают, что их интересы объективно не совпадают.

_MG_0651

Андрей Клепач, заместитель председателя правления Внешэкономбанка, осторожнее оценил перспективы сближения России с БРИКС. Клепач отметил, что Россия никогда не имела существенного экономического влияния в Европе. «Мы никогда не были полноправным партнером и ровней [Западу], за исключением только времени общих тяжелых вызовов», – считает Клепач. «Даже без учета политического конфликта, произошел кризис европоцентристской модели экономического развития. То, что Россия хочет защищать свои национальные интересы – это не убогая позиция, это именно защита ее интересов». Текущая политическая конъюнктура в России надолго, особой экономической драмы в этом нет. Россия находится в уязвимом экономическом положении, но это не означает, что она не суверенна и не обладает возможностями. Нужно признаться себе, что даже тогда, когда экономика России существовала в более благоприятных внешнеполитических условиях, развитие технологических проектов стояло в России на последнем месте. Давно наметилась тенденция, когда денег на фундаментальную науку с каждым годом выделялось все меньше и меньше.

Специалисты стали уезжать все активнее. Но утечка мозгов связана не столько с экономическим кризисом, сколько с кризисом идей. В России нет сегодня интересных амбициозных экономических задач. В советское время денег тоже не было, но были идеи, заставлявшие людей работать в России, несмотря на бытовые и политические тяготы. Сегодняшний кризис идей способствует все большему оттоку компетентных специалистов.

Импортозамещение имеет потенциал в России. Конечно, мы не можем конкурировать во всем, но есть отдельные отрасли, в которых мы можем развивать какие-то элементы, создавать кластеры, базу для самостоятельного развития.

Оценивая перспективы технологического партнерства с БРИКС, Андрей Клепач высказал осторожные опасения. Пока ни одного серьезного совместного проекта мы не запустили, и нет никаких гарантий, что в будущем мы заинтересуем БРИКС серьезно. У России есть неплохой потенциал, но пока он используется бездарно, – считает Клепач.

Сегодня, чтобы пробиться на мировой рынок, нужно либо ехать в силиконовую долину, либо через развитие своего локального рынка прорываться на глобальный. Это более сложный путь. Так делает Китай, – считает Евгений Кузнецов, заместитель генерального директора Российской венчурной компании.

Рынок БРИКС России, конечно, интересен, но технологическое сотрудничество – это очень инструментальная вещь. Сами по себе технологии – это ресурс. То, что мы называем «утечкой мозгов», является, по сути, использованием нашего первичного продукта (как нефти и газа), на котором другие создает прибавочную стоимость. У нас недоразвита инновационно-технологическая система – она осталась в предыдущем укладе. Сейчас все ключевые для человечества рынки претерпевают трансформации: меняются системы распределения, мы переходим к энергодомам, меняется глобальный рынок еды. Россия в этом перераспределении никак не участвует, хотя для нее это могло бы стать хорошим шансом «встроится» в рынок через изменения.

Так, Россия катастрофически упускает возможности. Например, если 5 лет назад Россия могла бы сотрудничать с Китаем в сфере биотехнологий практически на равных – сегодня ей остается только учиться и учиться.

Заведующий отделением культурологи факультета философии НИУ ВШЭ, Виталий Куренной считает, что России нужно перестать фантазировать по поводу своего места в мире и своего потенциала и перспектив. Иначе она из полупериферийной страны рискует скатиться в глубокую периферию. Мир глобален, происходит всеобщее проникновение культур, укладов, от которого нельзя отгородиться. Так, Куренной, привел пример с вызвавшей широкий общественный резонанс чеченской свадьбой: стандарт двоеженства приходит вследствие глобальных связей с арабским миром, этого нельзя избежать. Когда говорят о традиционных и западных ценностях, никто на личном уровне не готов отказаться от этих западных ценностей, потому что это значило бы отвернуться от цивилизационных завоеваний модерна.

_MG_0687

Александр Ломанов, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, считает, что для Китая всегда приоритетом будут богатство и сила – они стоят на первом месте по китайской традиции. После прихода нового лидера Китая, Си Цзиньпина, появилось огромное количество инноваций – это подсказывает, что Китай находится в похожем поиске, что и Россия. Китай пережил урок – когда ты слабый, тебя бьют – и в будущем не намерен оставаться в стороне от мировых процессов и будет все более выраженно демонстрировать свою позицию. Поэтому, например, Китай очень заинтересовала кампания России по защите собственной трактовки исторических событий. Китай также борется с историческим нигилизмом и уважает Россию за то, что она отстаивает свою точку зрения на историю. Китай при Си ставит очень интересный эксперимент, пытаясь облечь наступательную модернизационную повестку развития и встраивания в глобальный мир в традиционалистскую и даже архаичную форму, опирающуюся не только на идеи, но даже на язык Конфуция. Китайский дискурс перенасыщен ценностями, чего не было раньше, когда культом был прагматизм.

Завершая серию выступлений, Олег Барабанов, профессор МГИМО, выразил уверенность, что России придется долгое время жить без Запада как партнера по собственному развитию. Крымские события в марте прошлого года стали катализатором создания новой идентичности «Россия героическая», именно ее поддерживают 85%, стоящие на стороне президента Путина. Это мощный мобилизационный потенциал, который необходимо конструктивно использовать и направить.

Значительная часть идей развития России, появившаяся в следствие ссоры с Западом, касалась идеи развития незападного партнерства, хотя и роль БРИКС как центра притяжения антизападного мира будет ограничена. Расширение ШОС и формирование нового ядра, центра развития вокруг проектов ЕАЭС и Экономического пояса Шелкового пути может стать континентальной основой для единства Евразии, – заключил Барабанов.

_MG_0646

Фотографии

Метки:

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>