Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » 2019, 2019 — Мировая война или мировая революция: чего ждать?, Ассамблея СВОП

XXVII Ассамблея Совета по внешней и оборонной политике

Добавлено на 29.04.2019 – 15:10Без комментариев

13-14 апреля 2019 года в подмосковном пансионате «Лесные дали»Совет по внешней и оборонной политике провел ежегодную XXVII Ассамблею (Общее собрание).

Тема дискуссии на Ассамблее — «Мировая война или мировая революция: чего ждать?». В рамках этой широкой темы члены СВОП и приглашенные эксперты в ходе трех заседаний обсудили следующие сюжеты:

Сессия 1. «Время бороться за мир? Предвоенная атмосфера и вызовы развитию России»

Ведущий Сергей КАРАГАНОВ, научный руководитель — декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики»; почетный председатель Президиума СВОП; председатель Редакционного совета журнала «Россия в глобальной политике»; член Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека

Сессия 2. «Внешняя политика для новой эпохи»

Ведущая Елена ЧЕРНЕНКО, руководитель отдела внешней политики газеты «Коммерсантъ»

Сессия 3. «30 лет перемен: насколько общество готово к новым потрясениям»

Ведущий Федор ЛУКЬЯНОВ, председатель Президиума СВОП; главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»; профессор-исследователь факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики»; научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай»

*   *   *

Общий тон дискуссии в ходе первого заседания задали приглашенные докладчики Дмитрий ТРЕНИН, директор Московского Центра Карнеги, член СВОП («Угроза войны и будущее стратегической стабильности«); Алексей ЛУКАЦКИЙ, бизнес-консультант по информационной безопасности CISCO SYSTEMS («Перспективы киберугроз, и что это значит для мировой стабильности«); Евгений КУЗНЕЦОВ, генеральный директор «Орбита Капитал Партнерз» (Управляющая компания фонда с участием ГК Росатом), член СВОП, и Александр РОДИН, руководитель Лаборатории прикладной инфракрасной спектроскопии Московского физико-технического института; отдел физики планет и малых тел Солнечной системы, профессор кафедры космической физики МФТИ («Климатические изменения и последствия для геополитики«); Евгений ПРИМАКОВ, депутат Государственной Думы (VII созыва) Федерального Собрания РФ, член Комитета по международным делам; российский журналист, автор и ведущий программы «Международное обозрение» на телеканале «Россия-24»; член СВОП («Борьба за мир 2.0?«)

Дискуссия на Ассамблее по традиции велась по правилу «цитирование без упоминания источника». Были высказаны следующие идеи:

  • Ясно осознаваемая и ощущаемая экспертами угроза войны связана с возвращением соперничества великих держав. Однако ядерное оружие положило предел применению силы, поэтому войны ведутся, но продолжаются ниже ядерного порога в военной сфере.
  • Нынешнее состояние российско-американских отношений — не второе издание «холодной войны», а иной вид конфронтации, в которой Россия стремится сохранить и защитить свою самостоятельность, восстановиться, как великая держава и получить признание в таком качестве на глобальном уровне. В то же время США стараются защитить установленный, поддерживаемый порядок от расшатывания в результате российских действий.
  • Сегодня и на длительную перспективу российско-американские отношения сузились до проблемы предотвращения непредумышленного столкновения.
  • При всей значимости российско-американских отношений они не являются и не будут являться определяющими в мировой политики. На первом плане стоят отношения Америки и Китая.
  • Перспектива американо-китайского военного конфликта становится все более реальной, но вероятность столкновения все-таки ниже, чем между Россией и Соединенными Штатами.
  • Стратегическая стабильность — это степень устойчивости системы международных отношений к возможности возникновения ядерной войны в условиях отсутствия прежней, привычной системы контроля над вооружениями.
  • Нужны новые инструменты поддержания стратегической стабильности: постоянные коммуникации между военными командованиями и штабами ядерных держав; меры предупреждения непредумышленных столкновений; диалог о военных доктринах с целью снизить вероятность и масштабы неправильной трактовки тех или иных действий; крайне важное значение приобретают точная и честная разведка и корректный анализ её результатов.
  • Источниками цифровых угроз безопасности назывались противоправное применение искусственного интеллекта, атаки на объекты критической инфраструктуры, использование кибервооружений государственными и негосударственными акторами.
  • Сегодня в международном праве, к сожалению, действительно отсутствуют адаптированные к киберпространству термины «акт агрессии», «война», «конфликт», что может привести к непредсказуемым последствиям, когда под видом действий обычных хакеров могут быть осуществлены атаки, имеющие достаточно долгосрочные политические и экономические последствия.
  • Еще одна актуальная цифровая угроза — несанкционированное использование технологий обеспечения оперативно-разыскных мероприятий.
  • Анализ последствий климатических изменений является одним из ведущих факторов, влияющих на политику США и Китая. В России эта тема фактически игнорируется, хотя Китай прямо влияет на Россию своими программами по изменению климата.
  • Предлагается отказаться от использования термина «глобальное потепление» и говорить об «изменении климата». Необходимо формировать собственную национальную повестку в климатических исследованиях, обсуждать эту повестку с партнерами, формировать национальную климатологическую экспертизу, подключать научное сообщество, бизнес и так далее.
  • Изменения климата могут спровоцировать волны миграции, основную нагрузку которых сейчас берет на себя Южная Европа. Если эти волны будут перенаправлены в Восточную Европу или на территорию России, это будет для нас очень серьезным вызовом.
  • Климатические изменения, а не политические события становятся основным фактором в глобальных миграционных процессах. Регионами потенциальных климатических изменений являются Арктика, юг Европы и Африка. Соответственно, несколько сотен миллионов человек становятся резервуаром потенциального давления на другие регионы, потому что будет гигантское количество беженцев.
  • Необходимо вспомнить о традиционной для России ценности сохранения мира и активно включать её во внешнеполитическую повестку дня. Перехват гуманитарной повестки должен носить позитивный заряд, ибо сохранение мира — это позитивная тематика.

Участники Ассамблеи (Александр Музыкантский, Сергей Дубинин, Виталий Третьяков, Владимир Дворкин, Игорь Макаров, Евгений Савостьянов, Сергей Глазьев, Александр Грушко, Андрей Клепач, Марк Энтин, Инга Юмашева, Андрей Бакланов, Александр Лосев и другие) в ходе обсуждения поднятых докладчиками проблем высказывали следующие идеи:

  • Переход к широкомасштабной ядерной войне сдерживают два фактора: угроза ядерного возмездия и неготовность к тотальному уничтожению людей.
  • Для предотвращения вынесенных в заголовок Ассамблеи угроз — войны и революции — нужны максимальная устойчивость страны, политического режима; консолидация власти и народа.
  • Многосторонние договоры по контролю за стратегическими системами оружия неосуществимы, ибо нереализуемы многосторонние перекрестные системы контроля. По той же причине представляются невозможными договоры по кибербезопасности, поскольку контроль в этой области на сегодняшний день также практически невозможен.
  • Стоит рекомендовать руководству страны ввязаться в многосторонние переговоры по ограничению ракет средней и меньшей дальности и других СНВ, поскольку они будут вестись многие годы. Важно, что во время переговоров, когда могут быть обозначены какие-то предельные рамки, стороны не будут выходить за эти рамки. Вряд ли многосторонние договоры удастся заключить, но от переговоров выиграют все — и Европа, и Америка, и мы тоже.
  • Многие страны все больше внимания уделяют возможности искусственного воздействия на климатическую систему с целью компенсировать неблагоприятные для них изменения климата. Это может приводить к непредсказуемым последствиям. Необходимо вести международные переговоры об установлении рамок, ограничивающих такого рода действия.
  • Международная борьба за ограничение теплового топлива представляет в перспективе прямую угрозу для российской экспортной специализации, для российского экспорта углеродоёмкой продукции.

Участники дискуссии высказывали порой и прямо противоположные оценки, например:

  • Задача ответственных российских СМИ — пропагандистски выдавливать из наших голов идею войны, прекратить баловаться с милитаристской лексикой.
  • Американская властвующая элита, чтобы удержать глобальную гегемонию, стремится использовать все доступные средства для хаотизации тех территорий, которые не контролирует. Война — излюбленный способ удержания гегемонии в ситуации, когда другие способы уже не работают.
  • У Соединенных Штатов Америки есть выбор из четырех сценариев: 1) создавать новую систему международных организаций, новое международное право, что не очень реалистично; 2) разрушать действующее международное право; 3) покупать или убеждать всех остальных рассматривать мироустройство через американскую призму; 4) использовать весь этот инструментарий.

Задача России при планировании внешней политики, при оценке климата, киберугроз, вопросов космоса, разоружения или вооружения, — видеть все эти сценарии и то, что нам не выгодно, купировать, то, что нам выгодно, поддерживать. И поддерживать все структуры, которые работают на Организацию Объединенных Наций, на существующий миропорядок, на международное право.

  • Для предотвращения нарастания угрозы прямого военного столкновения катастрофически не хватает живого общения, диалога между представителями нашей страны и Соединенными Штатами Америки на всех уровнях.
  • Капитализм вошел в такую стадию финансового капитализма, когда в мире быстро растет неравенство. Любой экономический кризис, который может начаться на долговом рынке, потом превратится в социальный и политический кризис. Мировая революция в условиях такого супернеравенства и суперперекосов финансового капитала — это более вероятная ситуация, чем мировая война.

Наибольший интерес участников дискуссии вызвали следующие вопросы:

  • Если концепция ядерного сдерживания времён холодной войны отбрасывается, то не становится ли локальная ядерная война в ряд обычных методов разрешения международных конфликтов?
  • Поддержку большинства участников дискуссии вызвал призыв одного из дискуссантов ни в коем случае не рекомендовать политическому руководству России выход из любых международных организаций, включая Совет Европы.
  • Почему не удаётся договориться о правилах поведения в киберпространстве? Какие факторы этому мешают?
  • В ответ на последний вопрос были указаны три причины: 1) трудно договориться о терминологии; 2) трудно доказать причастность к кибератаке; 3) государственные структуры, прежде всего спецслужбы не заинтересованы в ограничениях спецопераций в киберпространстве. Двигаться можно в двух направлениях. Надо заниматься разработкой норм и конвенций для гражданской инфраструктуры, IT-инфраструктуры, ИКТ-инфраструктуры. С другой стороны, надо добиваться ограничения разработок кибервооружений для атаки на эту самую инфраструктуру.

*   *   *

В начале второго заседания Ассамблеи состоялось традиционное выступление перед участниками Ассамблеи и освещавшими собрание СМИ Сергея ЛАВРОВА, министра иностранных дел России, члена СВОП.

В открытой части министр отметил, что поддержание международного мира и безопасности является одним из приоритетов российской внешней политики. Сегодня в основе нашей позиции наряду с продвижением национальных интересов еще лежит признание особой ответственности России за всеобщую безопасность и глобальную стабильность. Глава российской дипломатии подчеркнул, что сегодня мир нуждается в правовом урегулировании больше, чем в годы холодной войны, когда сверхдержавы сдерживали друг друга от ядерного конфликта. Он обратил особое внимание на тот факт, что суверенное равенство государств остается одним из основополагающих принципов международных отношений, который до сих пор никто не оспорил. Сергей Лавров напомнил о прагматичности и взвешенности внешней политики России. Мы стараемся, отметил он, чтобы наша внешняя политика шла от жизни, от реалий, от тех вызовов и возможностей, которые возникают на международной арене. Министр напомнил о том, что одним из основополагающих принципов международных отношений остается суверенное равенство государств. Хотя в мире действительно существуют ядерные державы, принцип суверенного равенства государств после появления ядерной «пятерки» был переподтвержден заключением Договора о нераспространении ядерного оружия. Говоря о многовекторности российской внешней политики, Сергей Лавров отметил, что Россия готова к сотрудничеству со многим мировыми игроками. Москва успешно строит отношения со всеми странами на Ближнем Востоке. После долгой паузы возобновился российско-американский диалог в вопросах борьбы с терроризмом, активно и продуктивно функционирует диалог между военными по Сирии. В торговом сотрудничестве с Россией Евросоюз уступил место главного партнера России странам БРИКС, СНГ и Азиатско-Тихоокеанского региона.

Как обычно, Сергей Лавров затем выступил перед участниками Ассамблеи в закрытом формате.

В продолжение второй сессии своим видением проблем российского аспекта кризиса международных отношений и мировой дипломатии поделились докладчики Тимофей БОРДАЧЕВ, научный руководитель Международного научно-образовательного Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ «Высшая школа экономики», член СВОП («Изменения в мировом устройстве и задачи дипломатии«); Федор ЛУКЬЯНОВ, председатель Президиума СВОП; главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»; профессор-исследователь факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики»; научный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» («Кризис дипломатии как рода деятельности«); Сергей КРАВЕЦ, ответственный секретарь «Большой российской энциклопедии», член СВОП («Внешняя политика за пределами классической дипломатии: где еще нужны дипломатические навыки«); Денис ШУЛАКОВ, первый вице-президент АО «Газпромбанк» («Внешняя политика и экономическое давление«).

  • Главная цель постсоветской внешней политики России — преодоление катастрофического падения статуса страны на международной арене, которое принес распад СССР, и возвращение России в категорию ведущих мировых игроков — в основном достигнута. Однако новая, актуальная цель не сформулирована. Более того, зацикленность на историческом рубеже начала 1990-х годов выглядит как слабость российских дипломатических позиций.
  • Не удалось найти эффективного баланса многовекторной дипломатии. Российский западо- и американо-центризм ведут к шараханьям от необоснованных ожиданий к бессмысленному отторжению и наоборот, уводит в сторону от сбалансированной и разумной линии.
  • Очевидным осложнением дипломатической деятельности является непроясненность понятийного аппарата («многополярность», «национальные интересы», «равноправие» и т.п.).
  • Международные интересы и озабоченности России зачастую остаются непонятыми зарубежными партнерами из-за контрпропагандистского характера российской дипломатической риторики.
  • Классические дипломатические навыки оказываются зажатыми между совершенно другими силовыми векторами, на которые дипломаты влиять не могут, да и не должны. Институты традиционной дипломатии оттесняются индивидуальными акторами, силовыми ведомствами и агрессивно-конфронтационными СМИ.
  • Во многих православных странах начинает возвращаться к старому положению, когда вопросы религии начинают не косвенно, а прямо входить в повестку дня дипломатических ведомств. Никогда русская церковь ни до революции, ни в послевоенный период не имела собственной самостоятельной внешней политики. Эту политику всегда осуществляло Министерство иностранных дел Российской империи или СССР.
  • В задачах МИДа обязательно должны быть привлечение иностранного капитала в Россию, привязывание других стран к российскому рынку, а также продвижение российских товаров на иностранных рынках. Для этого в МИДе должна действовать система «вращающихся дверей», когда из МИДа на работу в бизнес-структуры могут уходить грамотные сотрудники, а из бизнеса опытные люди могут привлекаться на работу в МИД.

Относительно предложенных выступавшими идей в краткой дискуссии высказались Виктор Бояркин, Сергей Кисляк, Александр Грушко, Евгений Примаков, Евгений Кожокин, Инга Юмашева.

  • Мировая дипломатия переживает очевидный кризис как следствие кризиса международных отношений. Самая большая трудность для дипломатии — отсутствие готовности к диалогу у другой стороны.
  • Мир находится не в хаосе, а на стадии глубоких эпохальных перемен. Меняются экономические балансы. Возникают новые центры силы, влияния и притяжения.
  • Наша проблема в отношениях с Западом сегодня заключается в том, что политика и военное строительство формируются там не на основе реального анализа, что хочет сделать Россия, о чем мечтает Россия, а на основе их идеологизированных представлений о том, что представляет Россия.

*   *   *

Тридцать лет назад мир вступил в новую эпоху. Заканчивались не только холодная война и идеологическая конфронтация, но и установившийся после второй мировой войны социальный порядок. Советский Союз не пережил резких изменений — всплеск эйфории сменился неразберихой и распадом. Общество оказалось не готово к переменам, но и защитников прежнего строя в достаточном количестве не нашлось. Сегодня ситуация и в стране, и в мире совсем другая, но потенциал самых разных перемен, в первую очередь в общественном устройстве, быстро накапливается. Насколько Россия готова к новым виражам? Какова степень единства общества и устойчивости всей социально-политической конструкции.

Развернутой дискуссии по этим вопросам на третьей сессии во второй день Ассамблеи задали тон выступления Виталия НАЙШУЛЯ, президента Института национальной модели экономики; Михаила ДМИТРИЕВА, главного научного сотрудника Института общественных наук РАНХиГС, президента хозяйственного партнерства «Новый экономический рост»; Павла АНДРЕЕВА, руководителя Аппарата Общественной палаты РФ, члена СВОП; Анны ФЕДЕРМЕССЕР, российского общественного деятеля, учредителя благотворительного Фонда помощи хосписам «Вера», руководителя Центра паллиативной медицины в Москве, члена Центрального штаба ОНФ.

  • Российское общество, подобно многим другим, например, латиноамериканским, развивается циклически. В основе циклов — утрата исторической памяти: активное сегодня поколение не помнит застоя, а идущее ему на смену не будет помнить т. н. «лихих девяностых».
  • В истории России закончились 500 лет автаркического Третьего Рима.
  • Мир сегодня не многополярный, это самообман. На самом деле модель международных отношений выглядит скорее как караван, в котором роль ледокола выполняют США. Россия оказывается в сложном положении, ибо прежний автаркический исторический опыт вынуждает её выбирать либо роль ледокола, либо изгоя.
  • Если Россия серьезно претендует на лидирующее место в новом мире, она должна реализовать какой-то эпохальный проект подобно тому, как в XX веке она реализовала ракетно-космический проект, а в XIX — создала великий русский литературный язык. Таким проектом сегодня могло бы стать, например, создание в исторически короткий период — не более 10 лет — совершенной правовой системы.
  • Благотворительность в России стала реальной общественной силой. Благотворительность стала системной. Благотворители становятся законотворцами.

Затем проблемы состояния российского общества и его готовности к переменам обсудили Дмитрий Разумовский, Лариса Паутова, Александр Высоцкий, Сергей Дубинин, Евгений Примаков, Андрей Ильницкий, Яков Миркин, Владимир Ворожцов, Андрей Бакланов, Иван Сафранчук.

  • В популизме Россия опередила страны мира лет на 20. Именно такого типа лидеры выделились на рубеже распада СССР – становления новой России. Именно тогда случился период простых быстрых решений.
  • В странах Запада сегодняшний рост популистских настроений в значительной мере коренится в утрате доверия к национальным элитам после кризиса 2008-2009 гг., доверия к компетентности элит, которые понимают, что происходит, и знают, что надо желать.
  • Благотворительность в России стала третьей силой. Благотворительность стала системной. Благотворители становятся законотворцами.

В ходе дискуссии были высказаны прямо противоположные экспертные оценки состояния и настроений российского общества.

  • С одной стороны, утверждалось, что социологические замеры свидетельствуют о нарастании в российском обществе запроса на справедливость. Но это запрос не на перераспределительную справедливость (отнять и поделить), а скорее на правовую справедливость, равенство всех перед законом. Растёт запрос на пусть небыстрые, но продуманные перемены, на мирную внешнюю политику, на участие граждан в переменах, в улучшении жизни страны.
  • С другой стороны, высказывалась точка зрения, что в обществе нарастает социальная апатия («делайте что хотите, только отстаньте от нас!»), внутренняя эмиграция, окукливание общества. В этой ситуации сценарий новой оттепели как ответа на общественный запрос перемен — один из наименее вероятных. Надо обсуждать иные, менее оптимистичные, но куда более вероятные сценарии развития общества и страны в целом.

Дискуссия на XXVII Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике традиционно носила профессиональный и откровенный характер, обсуждались актуальные проблемы развития российского государства и общества, предлагались варианты их решения.

Участники Ассамблеи предложили продолжить изучение целого ряда аспектов поднятых в дискуссии проблем развития в форме более узких, фокусных экспертных обсуждений, в том числе закрытых.

Метки: , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>