Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Глеб Павловский: «Путин – не Бисмарк»

Добавлено на 06.04.2015 – 14:33Без комментариев

Глеб Павловский

| Радио Свобода

Глеб Павловский — о провале внешней политики России и 200-летии изобретателя Realpolitik Отто фон Бисмарка

1 апреля исполнилось 200 лет со дня рождения Отто фон Бисмарка, первого в истории главы правительства объединенной Германии, прозванного «железным канцлером» и считающегося основоположником понятия «реальная политика». Realpolitik – государственный курс, не связанный с какой-либо идеологией, а выстраиваемый исходя из практических соображений и конкретной пользы для страны на мировой арене. Россия эпохи Владимира Путина – пример неудачного применения принципов Realpolitik, если такой термин вообще уместен для характеристики сегодняшнего внешнеполитического курса Москвы, считает политолог, президент Фонда эффективной политики Глеб Павловский. Впрочем, близкие к Кремлю эксперты часто пользуются этим термином – как оценочным прилагательным, без глубокого понимания его смысла в контексте разных эпох.

– Реальная политика – это отстаивание политических и национальных интересов государства вне зависимости от идеологии и союзнических обязательств. Что объединяет политиков-»реалистов» во всех эпохах? Как использовали термин Realpolitik в дипломатии и в дипломатической борьбе в XIX веке и используют  в наше время?

– В XIX веке, когда возник термин Realpolitik (прежде всего применительно к Бисмарку и отчасти к императору Франции Наполеону III), он означал, прежде всего, отказ от прежнего баланса сил, прежнего «венского» европейского порядка, – считает Глеб Павловский. – Это, с одной стороны, было открытием того, как легко действовать, когда ты «переступаешь нормы» – принятые, во всяком случае, в середине XIX века. С другой стороны, время показало, что тот, кто не придерживается этих норм, получает выгоду только до тех пор, пока сохраняется инерция прежней ситуации, пока все остальные не поняли, что и они могут поступать так же. В этом смысле Отто фон Бисмарк своей Realpolitik спустил камень с горы, в конечном счете этот камень раздавил и его детище – Германскую империю. Сегодня, конечно, у Realpolitik совершенно другой смысл. Кстати, Бисмарк совсем не был склонен к риторическим вывертам, к демонстрациям и блеску. Он просто был виртуозным политиком и дипломатом, однако система, которую он построил, годилась только для такого режиссера. Когда Бисмарк ушел, эта система стала разваливаться и привела, в общем, к Первой мировой войне, к «концу Европы». Сегодня, я думаю, Realpolitik – термин из области воспоминаний, и аналог для нашего времени – лишь уровень «пренебрежения к прежним формам политики». Это сегодня тоже входит в моду, прежде всего в России, хотя и не только в ней.

– История европейской и мировой политики – и до XIX века и эпохи Отто фон Бисмарка, и после – не отличалась доминированием моральных и идеологических принципов над выгодой. Хотя ими прикрывались все и всегда. Можно ли судить политиков за то, что они ищут выгоды – для себя и для государства? Ведь сегодня, по крайней мере в России, Realpolitik – часто негативный термин, в первую очередь упрек в сторону заграницы: «Это у них, это не у нас!»

– Бессмысленно обсуждать российскую даже не внешнюю политику, а пропаганду, поскольку она не только ничего не прикрывает – она очень неловка! Россия – образец неудачного использования Realpolitik. Но если говорить о прошлых эпохах, то я бы возразил: после разгрома Наполеона Европа стала континентом, который был надолго, почти на полвека, освобожден от большой войны великих держав. Именно благодаря тому, что политики придерживались примерно одинаковых ценностей. Сегодня бы нам многие из этих ценностей не понравились – легитимизм, «братство монархов» и тому подобные вещи, но Священный союз договорами 1815 года в каком-то смысле создал тот XIX век, который вспоминается удивительным экономическим и культурным развитием. Политики циничны – но они не беспредельно циничны! Беспредельно циничные политики проигрывают, поскольку с ними просто не договариваются, так как знают, что такие договоренности ничего не стоят.

Политика – это всегда баланс. Известен тезис кардинала Ришелье насчет того, в чем отличие морали государства от морали людей: «Человек имеет бессмертную душу и будет отвечать перед Господом, а государство смертно, и если его не спасти сегодня, то завтра его не будет». В этом тоже есть определенный резон. Политика балансирует между этими двумя позициями, но она не должна целиком превращаться в циничное обслуживание текущих интересов. Потому что в этом случае государство лишается стратегии, а тот, у кого нет своей стратегии, попадает во власть стратегии чужой.

– Идеологи вокруг Кремля (хотя не сама кремлевская власть) строят свои концепции на лозунгах национального «Русского мира», «державы и ее окрестностей», скрепленных едиными национальным духом и историей. На этом основании они призывают проводить политику, выгодную России, при этом говорят о морали и об идее с большой буквы. Нет ли в этом противоречия? Попросту говоря, кто в чем запутался?

– Внешняя политика России находится сейчас в провальном состоянии, в таком, в котором ее даже уже бессмысленно пинать. Совершены все возможные ошибки, они нагромождаются одна на другую. Самое худшее в российской политике – это ее лексикон, совершенно бессмысленный и ухудшающий положение государства. Потому что страна, которая провозглашает лозунг «Мне никто не нужен, я самодостаточна!», – лишается друзей. Российская политика подрывает и те немногие союзы, участниками которых является Россия. Мы видим, как – осторожно, конечно, – но начинают отползать в сторону даже такие надежные в прошлом союзники, как Белоруссия и Казахстан. При этом Казахстан уходит в тень надвигающегося на Среднюю Азию Китая. Не потому что Китай хочет эти территории захватить. Пекин лишь заполняет искусственный вакуум, который Россия, своей риторикой, своим апломбом, создает – и который, конечно, будет заполняться другими. И в этом смысле худшее, что может ждать Россию, – стратегическая зависимость от Китая. Это, может быть, тоже не трагедия с точки зрения мировой истории, но это не слишком приятно для нынешнего поколения политиков и граждан России.

– Так кто все-таки сидит сегодня в Кремле – политики-»реалисты» или политики-»моралисты», образно говоря, и на словах, и на деле? Кем был и кем стал президент Владимир Путин? Особенно в контексте событий последнего года, ситуации на Украине, введения западных санкций и прочего?

– Реализма в нашей политике я не вижу совсем. Она не реалистична, разве что лишь в одном аспекте: в использовании слабостей существующей мировой системы. А мировой порядок, безусловно, ослаблен, и его легко оспаривать. Но какой же реализм в том, чтобы подрывать ту самую систему, тот самый порядок, который в последние 25 лет защищал твою собственную безопасность?

Если вернуться к аналогиям с XIX веком – вспомним Наполеона III, который был полон геополитических фантазий, очень любил тему величия и проводил активную, и страшно неудачную в итоге, внешнюю политику. Провал ее прояснился в конце, Наполеона III долго считали гением. Потому что он поставил задачу разрушить, и разрушил, прежний порядок после Венского конгресса, считая, что подписанные там договоры связывают Францию. А в итоге выяснилось, что этот порядок Францию защищал – ведь она оказалась один на один против Германии Бисмарка. Известно, чем это кончилось – для Наполеона III и для Франции. Что-то похожее мы видим и сегодня. Под разговоры о реализме и еще более смешные рассуждения о «моральных основаниях» идет разрушение той системы отношений, в которой Россия, хорошо или плохо, но безопасно существовала, с признанными остальным миром границами. Сегодня нас можно поздравить с тем, что у нас появились непризнанные границы – и это вряд ли можно признать достижением, – уверен Глеб Павловский.

Метки: , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>