Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Сергей Алексашенко: Философский камень экономики

Добавлено на 17.06.2015 – 14:17Без комментариев

Сергей Алексашенко

| Профиль

Ответ на вопрос, как восстановить экономический рост в России, всем известен, но его не хотят слышать

Долгое время люди верили в то, что набором некоторых воздействий можно любой материал превратить в золото. И в мире была даже такая наука – алхимия, которая ставила перед собой эту задачу. Но в какой-то момент ученые договорились между собой принять как аксиому – формулировку, не требующую доказательств, — что такое невозможно. И алхимия как наука прекратила свое существование.

Примерно то же самое было с вечным двигателем. Или с решением задачи квадратуры круга. И многих-многих других. И происходило это совсем не потому, что сама по себе задача переставала быть интересной и привлекательной, а потому, что человечество накапливало достаточно большой набор знаний и опыта, которые позволяли признать задачу не имеющей решения.

Все это я пишу потому, что, на мой взгляд, дискуссия о том, «что бы такое сделать с российской экономикой, чтобы она начала быстро и устойчиво расти» перешла в очень похожее состояние. Нет, эта задача, безусловно, имеет решение. Хотя на ее пути лежат весьма серьезные препятствия, о которых эксперты в дискуссиях о долгосрочных перспективах нашей страны не любят говорить.

Достаточно вспомнить, например, о демографических характеристиках России – наша страна входит не просто в период быстро снижающейся численности населения, но и в период радикальных изменений возрастной структуры населения, когда численность пенсионеров будет расти, а численность работающего населения снижаться.

Или задуматься о том, что сегодня Россия не производит, практически, ничего нужного всему остальному миру, за исключением сырья и продуктов его первичной переработки – доля углеводородов, металлов, первичной химии, удобрений, леса и древесины превышает 85% российского экспорта. Я абсолютно не верю в долгосрочный рост с опорой на собственные силы, на внутренний рынок – это время давно прошло, а относительного ускорения добиваются только те страны, которые стремятся к международной экспансии своих товаров и услуг, к включению страны в международные цепочки производства добавленной стоимости.

Или посмотреть на географическую карту мира и подумать над простым вопросом: а во сколько обходится России содержание огромной низкозаселенной территории, существенная часть которой находится в холодном климате с долгими зимами, а крупные сибирские индустриальные центры расположены в трех-четырех-пяти тысячах километрах от портов, на преодоление которых по российским железным дорогам требуется огромное количество времени и денег.

Конечно, можно бесконечно говорить о том, что у России есть огромный запас природных ресурсов, которые в другой ситуации могли бы стать действенным источником финансовых ресурсов для экономического обновления страны, как, например, это случилось в Норвегии, или Канаде, или Австралии, или Новой Зеландии. Да, но при этом в мире есть гораздо большее количество стран, которые добились успеха, будучи активными импортерами первичных ресурсов – Япония, Китай, Южная Корея, Швейцария, Польша …. Можно долго рассуждать о достоинствах и высокой квалификации российской рабочей силы, которая на поверку (в среднем, а не по отдельности) далеко не столь квалифицирована и образована, да к тому же и развращена сверхвысокими (по сравнению со странами аналогичного уровня развития) зарплатами.

Одним словом, у России, как и у многих стран, есть свои конкурентные преимущества и недостатки. И давайте признаем, что не их комбинация является причиной поистине бедственного положения российской экономики, которая на ровном месте, при весьма комфортных нефтяных ценах, постепенно потеряла всю динамику развития – темпы движения нашей экономической машины начали устойчиво замедляться с конца 2011 года, когда и снижение нефтяных цен, и западные финансовые санкции были даже не на горизонте, а за его линией. И точно также нельзя сказать, что в последние пару-тройку лет российские власти допустили какие-то серьезные просчеты в своей экономической политике (оставим в стороне декабрьский финансовый кризис – там были ошибки не в самой выбранной политике, а в медлительности ее реализации и абсолютной потере доверия со стороны рынка), которые что-то сломали в ранее хорошо работавшем механизме.

Для меня диагноз нынешнего состояния российской экономики (и российского государства, в целом) прост и короток – государство за последние пятнадцать лет целенаправленно разрушило всю институциональную среду, которая является основой для частной экономической активности. Разрушен фундамент любой экономической системы – институт защиты прав частной собственности, именно этим должен заниматься независимый суд и Право-Охранительные (то есть охраняющие право, закон) органы, вместо которых в стране, как паразиты, расплодились многочисленные силовики, контролирующие и надзирающие структуры, весь интерес которых состоит в том, чтобы бесконечно «доить» бизнес, для чего нужно иметь возможность его бесконечно, бесконтрольно и безнаказанно кошмарить. Разрушен механизм федеративного государства, где интересы регионов должны сдерживать аппетиты федерального центра. Разрушен механизм политической конкуренции и сменяемости власти – выборы не только на федеральном и региональном уровне превратились в фарс, где вся борьба идет за то, кому и в какой пропорции достанется абсолютное меньшинство, или кто займет «почетное» второе место. Разрушен механизм «четвертой власти» – независимых СМИ, которая должна рассказывать о всех грехах и прегрешениях власти, вытряхивая и перетряхивая их самые хорошо запрятанные интересы, вместо которой страна получила институт пропаганды, успешно промывающей мозги 85 процентам российского населения, оправдывающей войну, агрессию и убийства.

В ДНК любого частного бизнеса органически встроен ген роста – стремление к расширению своей деятельности, к повышению своей эффективности и вытеснению за счет этого своих конкурентов, к проникновению на новые рынки. Все эти понятия изначально вложены в бизнес-план любой компании. Для реализации таких намерений бизнес должен инвестировать в свое развитие. Но, если речь не идет о государственных компаниях, принимая решение об инвестициях в развитие, бизнесмен должен быть абсолютно уверен в том, что результат инвестиций (прибыль и/или выросшая стоимость компании) достанется именно ему. И что в какой-то момент времени к нему не придет силовик или надзиратель и не сделает сакраментальное предложение «делиться надо!», от которого, конечно, можно отказаться, но понимая, что после этого шанс попасть под уголовное преследование с возможностью полной потери бизнеса резко возрастает. Или что в другой момент времени друг или родственник новоназначенного чиновника не заявит о том, что «эта поляна – моя!» и не начнет с помощью административного ресурса вытеснять всех конкурентов. Для противостояния всему этому и нужен независимый суд – потому как только он может и обязан защищать частные интересы любого гражданина страны. Для этого нужны независимые СМИ, потому как только они могут публично рассказать о действиях чиновников. Для этого нужна политическая конкуренция, потому как только в таком случае во власть смогут прийти представители и защитники интересов всех слоев населения и, в первую очередь, интересов бизнеса, который сможет безбоязненно выступать в роли спонсора тех политиков, которые реально готовы его защищать.

Вот, собственно говоря, и все, что нужно сделать, для того чтобы построить прочный и надежный фундамент, без которого, а это известно не только строителям, нельзя построить надежный дом. В нашем случае, дом экономического роста. И, надеюсь, всем хорошо понятно, что фундамент этот – отнюдь не экономический, а 100-процентно политический.

Нравится это российскому президенту или не нравится, но именно в тяжелейшие 90-е годы был построен политико-экономический фундамент новой России. Местами кривоватый. Местами неприукрашенный. Местами и гвозди торчали. Но тем не менее, именно этот фундамент, обусловил то «российское экономическое чудо», которое мы увидели после кризиса 98-го. Когда уже в ноябре того же года промышленность начала расти, а к маю 99-го темпы ее роста стали измеряться двузначными числами. Когда за шесть лет – с 1999-го по 2004-й – добыча нефти в России выросла на 50%, а металлов – на треть (в скобках отмечу, добыча газа выросла тогда всего лишь на 10%).

Разрушение политических институтов началось в России с того момента, как у Владимира Гусинского государство отобрало НТВ. Уже потом последовал и разгон этой компании. И дело ЮКОСа. И отмена выборов губернаторов. И ТВ-6. И ВСМПО-Ависма. И формирование «партии власти» на основе полномасштабных фальсификаций всего избирательного процесса – от недопуска кандидатов к выборам, до запрета на финансирование любых политических проектов, неподконтрольных Кремлю. И Евросеть. И АвтоВАЗ. И «иностранные агенты». И многое-многое другое.

Мировой опыт наглядно показывает, что прочные экономические институты и устойчивый экономический рост не могут существовать при разрушающемся или «плывущем» экономическом фундаменте (как, впрочем, и наоборот). Россия на протяжении последних пятнадцати лет  пыталась доказать обратное. И одно время кому-то даже казалось, что такое возможно – вспомните эйфорию 2006–2007 годов, когда темпы роста приближались к китайским, а удвоение ВВП казалось почти достигнутым. Но… недолго музыка, как оказалось, играла. У всякого механизма – а экономика любой страны это сложный и инерционный механизм – есть свой запас прочности, свой запас кинетической энергии, которая позволяет не разрушаться и даже двигаться вперед при разрушившемся  двигателе. К нынешнему дню российская экономика этот запас явно исчерпала и начала тормозить, а военно-политическая авантюра 2014-го лишь усугубила этот процесс.

Если мы хотим всерьез обсуждать, как восстановить экономический рост в России, то мы должны признать, что без строительства прочного политического фундамента – 1) независимый суд, 2) политическая конкуренция, 3) независимые СМИ – эти дискуссии будут абстрактными и бессодержательными.

Только после того как построен фундамент – ну, или скажу мягче, сделаны решительные шаги по его созданию, которые не оставляют сомнений в отношении самого проекта, – можно вести дискуссию по вопросам непосредственно экономической политики. И предлагать разделить «Газпром» на добывыющую компанию (или две?) и газотранспортную, что давно уже сделано в нефтяной отрасли и ничего кроме плюсов ей не принесло. И предлагать приватизировать «Роснефть». Или, напротив, превратить ее в российский аналог норвежского «Статойла», которому будут априори отданы все лицензии на все нефте- и газовые месторождения, но который будет обязан, во-первых, привлекать партнеров во все свои проекты, отдавая им, в среднем, не менее половины акционерной доли в обмен на инвестиции в совместный проект, и, во-вторых, отдавать все свои доходы не в непрозрачную кормушку Кремля под названием «Роснефтегаз», в Фонд национального благосостояния или в Пенсионный фонд.

Только после этого имеет смысл обсуждать вопрос о том, стоит ли поддерживать выдвижение Алексея Кудрина, со всеми им наработанными в рамках КГИ инициативами, на пост премьер-министра, и насколько эффективнее окажется он, чем действующий премьер. После. А не до. Потому что, если Кудрина, как он этого сам страстно желает, назначат премьер-министром сегодня, то построить очень красивый дом при полном отсутствии фундамента ему не удастся. Вернее, удастся, если он сможет преодолеть закон всемирного тяготения.

Но этого, как и найти философский камень, не удалось еще никому. Так стоит ли тратить силы на поиск того, чего не существует? На поиск потерянного пятака под фонарем? Вернее, стоит ли делать вид, что можно найти другой ответ, а не тот, который и так хорошо известен всем? Но слышать который Кремлю не хочется?

Метки: , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>