Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Николай Михайлов: Четверть века назад

Добавлено на 29.07.2015 – 09:37Без комментариев

Николай Михайлов

«Времена не выбирают,
В них живут и умирают».
А. Кушнер (1976 г.).

Испытания на выживаемость.

Сам замысел инициаторов этой статьи, в которой были бы представлены материалы, имеющие прямое отношение к проблемам военно-промышленного комплекса в минувшие последние 25 лет, с самого начала мне не казался бесспорным. Ведь это уже состоявшаяся история! Что было, то было. И опыт этих разрушительных для ВПК лет, убежден,  мало чем будет полезен в будущем.  Тем более, что переломить ситуацию всем нам, кто в той или иной мере связал свою судьбу с военно-промышленным комплексом, в те годы не удалось.  Обстоятельства вынуждали нас основные усилия направлять не на развитие технологий,  а лишь на выживание и сохранение необходимых компетенций. А это никак не соответствует современным представлениям о характере будущих войн. Будущие войны по своей сути — это войны технологий.Войны, где решающие преимущества достигаются за счет использования в качестве средств достижения целей «прорывных» возможностей таких технологий, как информационные, оптоэлектроника, радиофотоника, нано и биотехнологии, когнитивные технологии и др. Тому свидетельство — объявленная США «Третья инициатива оборонных инноваций»и «Оперативная концепция Армии США «Победа в сложном мире. 2020-2040». Эти стратегии ясно показывают, что США и впредь намерены придерживаться «Стратегии упреждения», основанной на технологическом превосходстве, обеспечивающим уничтожение и подавление опережающим образом как самой существующей угрозы, «так и всех обстоятельств данной угрозы». С поразительной циничностью определены и цели этой стратегии – это «смены режима, изменение (строительство) новой нации или народа и его менталитета, создание нового государства».

Все предшествующие 25 лет наш оборонно-промышленный комплекс   фактически   был выведен из зоны развития технологий и этим самым был  обречен на неизбежные отставания по ряду ключевых оборонных направлений. И, как следствие, это привело к тому, что сегодня мы  используем лишь тот научный задел и технологии, которые были созданы в предшествующий период.

В то же время, на наших глазах в мире растёт  количество и изменяется качество глобальных рисков, связанных с перспективами инновационного развития и с появлением принципиально новых технологий и продуктов. Парадокс состоит в том, что сами инновации неотвратимо и ускоренным темпом генерируют глобальные риски, порождая множественные конфликты интересов. По всему видно, что порог владения этими технологиями сравнительно низок  и будет снижаться и впредь, в связи с чем острота и масштабы глобальных рисков будут только наростать. На этом фоне с  устрашающей быстротой усиливается технологическая зависимостьмежду странами-лидерами и остальным миром и нарастает степень различия в качестве жизни граждан стран-лидеров и остального мира. Технологическое давление наиболее развитых стран на страны остального мира стало повседневным  средством политики, в том числе, средством недопущения России занять подобающее место в  мировом технологическом пространстве.

В середине 90-х годов ясно проявилась стратегическая цель Запада-любой ценой добиться ликвидации российского потенциала ядерного сдерживания. Инструментом для осуществления  этого замысла стало ослабление экономики страны в надежде, что уже через 10-15 лет Россия не сможет поддерживать на сколько-нибудь приемлемом уровне ранее созданный  потенциал ядерного сдерживания, не говоря уже, о его развитии. Надо сказать, что этот замысел находил тогда, если не прямую, то косвенную  поддержку у многих членов Правительства, считавших, что все беды российской экономики происходят от чрезмерного бюджета Министерства обороны, хотя это никаким образом не соответствовало действительному положению дел. Здесь не лишним будет вспомнить, что именно в эти годы осуществлялась беспрецедентная для мировой практики система выдачи офицерам Вооруженных Сил продовольственных пайковвместо денежного довольствия! Из-за отсутствия финансирования личный состав ВВС  радовался редкой возможности получить летную практику хотя бы в пределах  5-8 часов в месяц (из-за отсутствия средств для закупки топлива!). Еще острее  была ситуация в ВМФ. И всё это на фоне войны в Чечне! И говорю об этом не понаслышке: с 1997 по апрель 2001 года мне довелось самому работать в военном ведомстве.Дело доходило до того, что и со стороны Администрации Президента, и со стороны правительственных чиновников оказывалось нескрываемое давление на Министерство обороны с целью радикального сокращения или даже полной ликвидации таких видов СЯС, как стратегическая авиация  и  ВМФ (в части АПЛ). И здесь надо отдать должное тогдашнему мудрому министру обороны  И.Д. Сергееву  и деятельному начальнику Генерального штаба  А.В. Квашнину, занявших принципиальную позицию по данному вопросу.  На уровне руководства министерства было принято решение провести в Академии Генерального штаба открытую дискуссию, где каждому из главнокомандующих была предоставлена возможность доложить своё видение проблемы и пути её решения. Работа продолжалась в течение полных двух дней. И общий вывод сводился к тому, что любая попытка свёртывания потенциала ядерного сдерживания или ликвидация любой из компонент СЯС должны рассматриваться как противоречащие национальным интересам страны. Это было жесткая, но своевременная и ясная позиция. Надо сказать, что и Администрации Президента и Правительству с ней пришлось считаться. Таким образом, возникло понимание того, что в создавшихся условиях единственным возможным аргументом для отстаивания  интересов России в глобальном мире в ближайшее время и в отдаленной перспективе может быть лишь опора на Стратегические Силы ядерного сдерживания, позволяющиегарантированно нанести неприемлемый уровень потерь для потенциального противника при любом возможном  сценарии войны.   И для решения такой задачи в самые ближайшие годы необходимы были серьезнейшие преобразования как в системе Вооруженных сил, так и военно-промышленного комплекса, а так же концентрация интеллектуальных и финансовых ресурсов. Для нашего государства эта задача стала первостепенной. Иного решения не было. И ктакому вынужденному выбору привели нас политики и «архитекторы перестройки» при прямом содействии «просвещенного» Запада.

Здесь важно  заметить, что отношение к вопросам обеспечения национальной безопасности и в Правительстве, и в Администрации Президента, существенно изменилось в самый тяжелый период финансово-экономического кризиса 1998-1999 годов, когда Правительство возглавил Е.М. Примаков, а его заместителем стал Ю.Д. Маслюков. Именно ими был заложен позитивный тренд в противовес  безответственным призывам «обогащайтесь!», «беритестолько прав, сколько сможете!» и др. Это действительно был переломный исторический момент, показавший, что в России консолидация сил и возможностей зачастую значат куда больше чем все остальное.Здесь особенно хотелось бы отметить, что именно в этот период, во время и после кризиса 1998 года, усилиями руководства Минобороны, Минатома (Е.О. Адамов), Роскосмоса (Ю. Коптев), генеральными и главными конструкторами, генеральными директорами была создана удивительная атмосфера сотрудничества, позволявшая принимать решения в беспрецедентно короткие сроки. При этом в особо сложных ситуациях в систему принятия решений в обязательном порядке включалась оценка степени научной обоснованности предлагаемых решений. Понятие «научная экспертиза» для Минобороны приобрела тогда особо важную роль. Назначение председателей экспертных комиссий на уровне вице-президентов РАН РФ было обычным делом. Были осуществлены шаги, предотвратившие процесс расформированиявоенных училищ,  научных центров, полигонов.И именно тогда нам удалось совместно с предприятиями ОПК на базе методологии Службы Начальника Вооружения (Ситнов А.П.) выработать стратегию переоснащения ВС, которая в основе своей и по сей день осуществляется в рамках Государственной Программы Вооружения.

Здесь уместно заметить, что и Правительство, и Администрация Президента в ряде случаев были вынуждены считаться с консолидированной позицией Минобороны и Минатома, особенно, когда рассматривались решения, касающиеся СЯС. При этом никогда не возникали поводы для упрёков кому-либо  в ведомственном эгоизме. В период с 1998 года по 2000 год я был делегирован в состав Наблюдательного совета Минатома (от Минобороны) и воочию мог убедиться, сколь многое было сделано руководителями этой отрасли для сохранения и преумножения её потенциала. Это удивительная отрасль! За последние четверть века она понесла существенно меньшие потери, чем ОПК в целом. Важнейшим фактором здесь стало сохранение преемственности системы управления, несмотря на изменения названий ведомства, управлявшего ЯОК. Решающую роль в этом сыграла традиционная сплоченность и профессиональная солидарность научно-производственных коллективов отрасли и высокопрофессиональный уровень управления ею. Министры Михайлов В.Н., Адамов Е.О —  все они стремились соответствовать сложившемуся за десятилетия  высочайшему уровню требований и ответственности, предъявляемому к первому уровню руководителей этой исключительно  специфичной  отрасли. Как следствие, эта отрасль за последние четверть века понесла существенно меньшие потери, по сравнению с ОПК.

Наряду с этим, со стороны  Правительства и Администрации Президентаосуществлялись лишь «косметические» попытки упорядочивания организационной структурыОПК, которые  сводились лишь к переназначению руководителей Комитета по управлению оборонными предприятиями и имитации некоторой деятельности. Настойчивые предложения Минобороны, согласованные с генеральными и главными конструкторами, руководителями ведущих предприятий оборонного комплекса об образовании Комиссии по военно-промышленным вопросам, вплоть до 2000 года, когда был избран Президентом В.В. Путин,отвергались «с порога». Невольно складывалось впечатление, что происходит это от стремления понравиться западным консультантам или «отдельно взятым» руководителям финансовых структур.

Кратко о важном.

Тем не менее, сегодня, спустя 25 лет, мы, оборонщики, должны сами себе дать ответ на вопрос: «А все ли возможное мы сами сделали для предотвращения того финала, последствия которого мы ощущаем по сей день?».  Скажу прямо: уже одно то, что мы достойно справились с задачей «выживания» оборонного комплекса,  сродни с беспримерным чудом, поражающим и сегодня умы наших «доброжелателей» и вызывающим их прямое недоумение. Это никак не входило ни в их намерения, ни в ожидания. Это произошло за гранью возможного, если вспомнить, что все девяностые годы оборонно-промышленный комплекс, за крайне малым исключением, фактически был обречен на отсутствие какого-либо госзаказа и полное безденежье. И дажев этих, казалось,  безнадежных условиях, исключительно за счет таланта и преданности делу руководителей предприятий, генеральных и главных конструкторов и сплоченной  работы с Министерством обороны нам удалось не только сохранить управляемость оборонным комплексом, но и обеспечить серьезнейшие прорывы по ряду стратегически важных направлений. Это в последующем позволило добиться радикального обновления стратегических сил ядерного сдерживания, систем и средств предупреждения о ракетном нападении, создания перспективной авиационной техники, перехода на качественно новый технологический уровень ряда информационных систем и средств, средств  автоматизации управления, радиоэлектронной борьбы и др.

29-07-1

Да, мы выстояли, проверку на прочность выдержали. И это главное. Но, будем откровенны, слишком многое при этом было утрачено и в ряде случаев необратимо.Здесь важно понять, какими   ресурсамимы обладали для предотвращения складывающейся  ситуации?

Если говорить о ресурсах, то тут всё предельно просто: внутренние ресурсы каждого предприятия, если таковые были (например, одним из таких «внутренних» ресурсов для некоторых предприятий стал спасительный для них экспортный потенциал),  активная позиция руководителей, генеральных и главных конструкторов в различных ведомствах и общественных организациях, использование доступных средств информации, печати. Пожалуй, и всё. Здесь надо сразу заметить, что к активной политической деятельности у подавляющего большинства моих коллег-оборонщиков всегда был и сохраняется заметный иммунитет: не случайно, что среди ведущих политиков России не было и нет выходцев из оборонно-промышленного комплекса. А что касается использования такого ресурса, как общественная деятельность, то здесь моими коллегами активно использовалась любая трибуна и любая возможность для формирования разумного мнения и осознанных решений. Ниже приведу лишь несколько конкретных примеров.

  1. В 1989 году, когда уже во всюощущалось «дыхание либерализма» под знаком «демократического выбора», когда главный удар направлялся именно на государственный сектор экономики, по инициативе ряда моих коллег был образован «Союз госпредприятий Москвы» и я был избран президентом этой общественной организации. В состав этой организации вошло более 40 крупнейших предприятий Москвы, включая оборонные предприятия. На первых порах, когда на глазах переставала действовать прежняя нормативно-правовая система, а до создания новой требовались годы, важно было  формировать предложения, которые позволяли бы  замедлить процесс саморазрушения экономики. В определенной мере это удавалось сделать, например, наши предложения по условиям кредитования госпредприятий, по формированию временной системы налогообложения предприятий Москвы, по принципам акционирования предприятий и др.,  получили поддержку со стороны мэрии и некоторых ведомств. Но уже к 1995 году стало ясно, что наш Союз госпредприятий Москвы никак не «вписывается» в стратегию либеральной экономики и, как следствие, властью было сделано все возможное для забвения этой общественной организации;
  2. В июне 1990 года мне довелось быть председателем Учредительного съезда, на котором был образован  Научно-промышленный союз (НПС) и его председателем стал народный депутат СССР Аркадий Иванович Вольский.  В 1991 году, после распада СССР, НПС был преобразован в Российский Союз промышленных предприятий (РСПП), на котором были закреплены обязанности президента за А.И. Вольским, а я стал членом президиума и одним из  вице-президентов этой организации. Надо сказать, что создание РСПП на протяжении многих лет было «костью в горле» и для Администрации Президента, и Правительства и, особенно, для «либерально-демократической прессы». Тем не менее, мудрость и опыт А.И. Вольского позволили самоутвердиться этой организации и стать одной из наиболее влиятельных общественных  организаций страны и закрепить за собой право, по сей день,  представлять промышленность при согласовании ежегодных  трехсторонних Соглашений на государственном уровне (Правительство-профсоюзы-промышленность). РСПП неоднократно рассматривал ситуацию, сложившуюся в оборонно-промышленном комплексе страны и вносил в Правительство и Президенту конструктивные предложения;
  3. Август 1991 года. Путч. А уже 24-го августа, взамен распущенного Правительства, Указом Президента был образован Комитет по оперативному управлению народным хозяйством СССРво главе с Силаевым И.С. и с его заместителями Вольским А.И., Лужковым Ю.М., Явлинским Г.Я.  Я был назначен членом этого Комитета и на меня была возложена ответственность за решение комплекса вопросов, относящихся к военно-промышленным предприятиям. Надо сказать, что, в Комитете вполне конструктивную позицию  занимали представители всех республик страны и в короткий период многое было сделано для предотвращения разрыва экономических связей между республиками и стихийного развития событий. Однако, 8-го декабря того же года с одобрения и прямым участием Б.Н. Ельцина произошел Беловежский сговор в Вискулях под Брестом, нанесший предательский и смертельный удар по некогда великой стране. А уже 25-го декабря Указом Президента СССР М.С. Горбачева о сложении с себя полномочий был закреплен акт развала страны;
  4. После путча и Беловежского сговора стало окончательно ясно, что теперь жизнь в стране станет иной. Стихия и натиск абсурда нарастали. И с этим что-то надо было делать.  Фактически, в день путча по предложению заместителя директора НИИ Европа С.А. Караганова была образована инициативная группа для учреждения общественной организации с целью выработки и реализации стратегических концепций развития России,  ее внешней и оборонной политики, становления Российского государства и гражданского общества в стране. Именно эта, ясно выраженная высокая и чрезвычайно ответственная цель,  позволила С.А. Караганову объединить вокруг себя ведущих политиков, руководителей ассоциаций деловых кругов, предпринимателей, общественных и государственных деятелей, представителей силовых министерств, ВПК, науки и средств массовой информации. Эта инициативная группа в очень короткий период стала заметной и влиятельной общественной организацией и 25-го февраля 1992 года была зарегистрирована как неправительственное общественное объединение «Совет по внешней и оборонной политике» (СВОП), а С.А. Караганов был избран президентом этой организации. Наряду с другими моими коллегами, я был избран членом президиума СВОП. На протяжении многих лет эта общественная организация  стала заметным интеллектуальным центром для подготовки экспертных предложений для широкого круга лиц, имеющих прямое отношение к принятию решений на государственном уровне. В порядке примера, можно отметить подготовку фундаментальных монографий «Стратегия для России» и учреждение периодического международного («рейтингового!») журнала «Россия в глобальной политике». По  инициативе СВОП с целью недопущения утраты оборонного потенциала страны регулярно  осуществлялись  встречи общественных деятелей, военачальников, ответственных работников Правительства и Администрации Президента и по их результатам публиковались соответствующие материалы;
  5. И опять же, в том же 1992 году, по инициативе директора ФГУП «Центральный научно-исследовательский радиотехнический институт имени академика А.И.Берга А.Н.  Шулунова, была учреждена «Лига содействия оборонным предприятиям» и он же был избран президентом этой организации. Уставом организации была предусмотрена обязательная ротация президентов. После очередного отчетного периода обязанности президента были возложены на меня. Затем эти обязанности перешли вновь к А.Н. Шулунову и затем, к А.В. Долголаптеву. В 90-х годах эта организация выполняла важнейшую миссию-стремилась наладить взаимодействие предприятий оборонного комплекса при подготовке исходных материалов и предложений для различных Комитетов Государственной думы,  которые в ряде случаев удавалось довести до уровня законодательной инициативы. И А.Н. Шулунов, и А.В. Долголаптев очень многое сделали для того, чтобы наладить скоординированные действия предприятий оборонного комплекса, лиги и Министерства обороны с целью сохранения, насколько это было возможно,  оборонного потенциала страны.  Их отзывчивость на все вызовы того времени, свалившиеся на предприятия ВПК, готовность к обсуждениям проблем на любом уровне, способность выделить ключевые проблемы из множества других и, главное,  умение привнести  приемлемые и конструктивные решения, обусловили высокий уровень доверия оборонщиков к лиге и к её руководителям. По меньшей мере, это относится к периоду, вплоть до начала двухтысячных годов. 29-07-2

Однако, всех этих усилий было явно недостаточно для того, чтобы нейтрализовать запущенный механизм саморазрушения экономики страны и её оборонного комплекса. В лучшем случае удавалось лишь немного ослабить его.  В резерве у нас оставался ещё лишь один ресурс — медийная сфера, доступ к которой у нас был крайне ограничен.Так называемым «красным директорам», к которым «по умолчанию» были отнесены и все генеральные и главные конструкторы, фактическибыл начисто закрыт доступ  к «демократическим»  медийным средствам, поэтому множество разумных идей и предложений «повисало в воздухе». Тем важнее становилась каждая из возможностей донести те или иные соображения для широкой аудитории. И эти немногие возможности мы стремились использовать. Дополнительной возможностью для этого стало назначение меня по представлению А.И. Лебедя  заместителем Секретаря Совета Безопасности.

РАСПОРЯЖЕНИЕ  Президента РФ от 31.07.1996 г. № 406-рп

О МИХАЙЛОВЕ Н.В.

     1. Назначить   Михайлова   Николая   Васильевича  заместителем

     Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации.

     2. Настоящее   распоряжение   вступает   в  силу  со  дня  его подписания.

     Президент Российской Федерации                       Б. Ельцин

     31 июля 1996 года

     N 406-рп

 Именно в этот период мне удалось вынести на публичное обсуждение целый ряд проблемных вопросов, касающихся ОПК.  Неплохим инструментом для этого было образование Межведомственных комиссий при СБ РФ по проблемным вопросам. И именно в этот период  удалось совместно с президентом РАН Ю.С. Осиповым, вице-президентами РАН Месяцем Г.А, Лавёровым Н.П. и рядом ведущих институтов  выработать консолидированную позицию по наиболее проблемным вопросам, что для того времени было немаловажно.  Да и проблемы-то тогда у нас  были  общие: как РАН, так и ОПК не входили в круг повышенных интересов тогдашней Администрации Президента и Правительства, не говоря уже, о финансовых органах.

Авторитетная поддержка со стороны РАН особенно важна была после назначения меня статс-секретарем-первым заместителем министра обороны.

РАСПОРЯЖЕНИЕ  Президента РФ от 11.09.1997 n 362-рп

О МИХАЙЛОВЕ Н.В.

11 сентября 1997 года N 362-рп
РАСПОРЯЖЕНИЕ
ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
О МИХАЙЛОВЕ Н.В.
Назначить Михайлова Николая Васильевича статс-секретарем — первым заместителем министра обороны Российской Федерации, освободив его от должности заместителя Секретаря Совета Безопасности Российской Федерации.
Президент
Российской Федерации
Б.ЕЛЬЦИН
11 сентября 1997 года
N 362-рп

В этот же период удалось разместить ряд публикаций по проблемным вопросам ОПК. Для краткости, приведу лишь наименования публикаций: «Цена ошибки слишком высока», «Ключ к развитию России-единство и разум», «Шанс избавиться от синдрома экономической отсталости и катастрофизма,  «Обеспечение единства и неразрывности реформирования Вооруженных Сил и оборонного комплекса России-объективная необходимость», «Весомые ответы на военные вызовы», «Научно-технический потенциал и национальная безопасность»,  «Мы в долгу перед Армией», «Научно-технический потенциал и национальная безопасность», «Новой Армии-новое оружие», «Россия может сохранить статус великой державы», «Весомые ответы на военные вызовы», «Пришло время менять представления об оборонке», «Национальная безопасность на рубеже веков», «В преддверии вызовов ХХ1 века», «Настало время учредить коллективную ответственность за безопасность», «ОПК и инновационная политика», «Без России Европейский дом непрочен». Надеюсь, что одно лишь перечисление наименований публикаций неплохо говорит о гражданской и профессиональной позиции автора.

Новые времена и новые возможности.

Вначале 2001 года, в связи с достижением «предельного возраста» для работы в федеральных органах, мне пришлось круто поменять ставшие привычными ритм жизни, масштаб исферу деятельности. Казалось, что после чрезвычайно ответственной и масштабной работы мир теперь сузится до границ, в которых будет непривычно тесно. К счастью, все оказалось не так. Судьба и на этот раз оказалась благосклонна ко мне: я был приглашен на работу вАкционерную финансовую корпорацию «Система», где работал до 2007 года в качестве члена Совета директоров, затем–советника президента компании(до 2013 года), после чего(и по настоящее время)-в качестве советника генерального директора по инновациям одной из дочерних компаний корпорации-Концерна «РТИ».

Без преувеличения будет сказано, что работа в Корпорации и Концерне укрепила меня в убежденностив достойном будущем нашей страны. И это будущее отныне будет напрямую зависеть от того, насколько сейчас и впредь будут совпадатьинтересы государства и  частного бизнеса. На примере АФК «Система» и Концерна «РТИ» со всей очевидностью можно убедиться в том, как многое в нашей стране зависит от правильности постановки цели развития, от умения сконцентрировать для её достижения необходимые ресурсы, от способности сформировать необходимую команду единомышленников, способную преодолевать неизбежные трудности и потери. Убежден, что спустя годы, интерес к таким феноменам личности, каксоздатель Корпорации «Система»  В.П. Евтушенкова, будет только возрастать. По всей видимости, само времяв нужном месте генерирует личности такого масштаба.  Вокруг таких личностей образуется  удивительная среда креативно мыслящих людей. Бесспорная заслуга В.П. Евтушенкова состоит в том, что он стал именно тем центром притяжения, вокруг которого стало возможным формирование такой среды. Среды, где понятия о целях развития компании, о корпоративной этике, о социальной ответственности, о партнерстве -далеко не пустые слова. Среды, где каждый работник чувствует себя сопричастным к  целям развития компании, к общему делу, где творческий потенциал ценится выше опыта. В порядке иллюстрации, приведу весьма примечательное выступлениеВ.П. Евтушенкова по случаю его 60-тилетия: « У меня есть мечта дожить до такого уровня развития корпорации, когда я стал бы самым старшим в ней по возрасту». Как здесь не вдохновиться каждому, кому менее 60 лет!

При этом, независимо от степени напряженности текущей ситуации,  имвсегда культивируется видение отдаленной перспективы, поддерживается спокойная деловая атмосфера, без какой-либо нервозности или парадности. И достигается это до удивительности простыми и доходчивыми средствами. В порядке примера, привожу часто используемые им поговорки: «Каждый должен нести свой чемодан» — к вопросу о персональной ответственности, или: «К этой штанге мы подходили множества раз, но она нампока не поддаётся» — здесь ключевой и мобилизующий акцент содержится в слове «пока».  Или: «Это как чемодан без ручки: и нести неудобно, и бросить жалко» — это по отношению к безнадежным проектам или предложениям.

29-07-3

Надо заметить, что до 2007 года корпорация была единственной из сопоставимых с ней  по объему, которая не была связана с каким-либо сырьевым бизнесом и которая, с самого начала, позиционировалась как высокотехнологичная компания.. А это означало только одно:  каждая ступенька её развития давалась куда труднее, чем в сырьевом или финансово-торговом бизнесе.

На фоне бесспорных и многолетних достижений АФК «Система», одной из ведущих корпораций страны, мало кто знает, как многое удалось ей сделать для предотвращения разрушения потенциала ОПК. Многие из коллег В.П. Евтушенкова по бизнесу  с недоумением воспринимали его настойчивое стремление любой ценой (в данном случае, ценой неизбежных убытков!) не допустить самоликвидацию такой ключевой отрасли, как микроэлектроника (НЦ «Микрон», Зеленоград) или таких наукоёмких компаний, как НИИДАР или РТИ им А.Л. Минца. Потребовались немалые годы и гигантские усилия корпорации, чтобы сохранить, а теперь уже и преумножить этот стратегически важный потенциал страны.

Не меньшее изумление его коллег по бизнесу вызывало и беспримерная по тем временам (2001-2003 годы) инициатива по созданию в стране центров инновационного развития. В частности, мне доставляет огромное удовлетворение ощущение моей личной  причастности к созданию по инициативе В.П. Евтушенкова в 2002 году одного из первых и наиболее перспективных технопарков «Саров-Система», а затем, в 2004-2005 годах — Особой экономической зоны «Дубна». Сколько угодно можно говорить об объективной предопределенности такого решения, но без личного и последовательного «продвижения»  этого решения В.П. Евтушенковым, А.Н. Сисакяном (ОИЯИ), Г.О. Грефом, В.Э. Прохом, А.А. Рацем такое решение вряд ли могло состояться вообще. При этом уместно заметить: каких-либо прямых выгод такое решение корпорации не приносило. Это нужно было стране. После этого не приходится удивляться тому, что  и Корпорация «Система» в целом, и Концерн «РТИ» (С.Ф. Боев) не на словах, а на деле руководствуются в своей деятельности принципами частно-государственного партнерства и социальной ответственности, принимая на себя серьезные риски. При этом появляется уверенность в том, что  интересы государства и бизнеса начинают совпадать, а в этом и есть залог развития и процветания страны.

Прошло четверть века. Когда-то это казалось вечностью. Это были годы, наполненные удивительными событиями. Мы жили в гуще этих событий, но при этом слишком слабо могли влиять на них. Сейчас начинаешь лучше понимать, почему древние мудрецы на изумленные утверждения, что «время летит слишком быстро» отвечали: «Нет, это не время летит быстро, это вы проходите». Меняются времена, меняются люди и вместе с ними некогда казавшиеся незыблемыми истины. Прежде мы считали, например, что унификация-это всегда хорошо, сегодня же понимаем, что динамизм развития технологий стал столь стремительным, что унификация становится фактором планирования отставания. Если еще четверть века назад масштабность предприятия была синонимом его устойчивости, то сегодня устойчивость предприятия определяется не столько его масштабностью, сколько способностью адаптироваться к изменяющейся внешней среде и следовать новациям и т.д.  Мир за четверть века действительно стал иным, но за это время не только не снизилась, но и существенно возросла необходимость отстаивать и защищать интересы своей страны.

Выводы.

  1. Прежде всего, всем нам, кто в той или иной мере связал свою судьбу с ОПК, нужно руководствоваться объективной и многократно подтвержденной истиной, состоящей в том, что серьезное развитие потенциала ОПК возможно лишь при условии постановки перед ним масштабных и перспективных задач, определяемых логикой развития фундаментальных знаний и технологий. И инструментом для этого может быть лишь активная государственная политика, опирающаяся на консолидированные военно-технические обоснования  постановки таких задач со стороны военных институтов и промышленности. Это принципиально важно! Без ощущения цели развития бессмысленно говорить о возможности консолидации сил и ресурсов;
  2. Надо признать, что серьезнейшим сдерживающим фактором развития ОПК сегодня является такое тяжелое его наследие прошлых времен, как отягощенность подавляющего числа предприятий  устаревшей инфраструктурой, отсталостью технологий и архаичностью в системе принятия решений. Уже сегодня имеется множество примеров, когда восстановление былых производств становится делом бессмысленным и более дорогим, чем создание новых;
  3. В условиях стремительного развития технологий, сопровождающихся появлением непредсказуемых новых рисков, решающим фактором развития предприятий ОПК становится  их адаптивность к изменяющейся среде. Инструментами обеспечения этого требования времени становится создание множества  проектно-ориентированных предприятий, виртуальные методы проектирования, процессорный подход к системам управления, стимулирование создания адекватной требованиям времени такой среды, как научно-технологические кластеры, платформы и др.;
  4. Принципиально важным условием развития потенциала ОПК является активная поддержка государством принципа частно-государственного партнерства в оборонно-промышленной сфере. Сегодня этот принцип государством декларируется, что само по себе уже неплохо. Но при этом главные риски такого партнерства остаются пока за частным бизнесом, что и приводит к тому, что примеры такого партнерства сегодня являются скорее исключением, чем правилом.

Будем объективны: в последние годы на уровне Президента и Правительства нашей страны многое сделано для повышения роли ОПК в обеспечении необходимого оборонного потенциала страны и его роли как локомотива развития экономики страны. Но на фоне сегодняшнего  вызова: «Либо-либо» это лишь «начало начал». И об этом должна говорить твёрдая и ясная политика государства.

Метки: , , , , , , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>