Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Анатолий Вишневский: Откуда в мире столько террористов? Объяснение демографа

Добавлено на 17.12.2015 – 12:37Без комментариев

Анатолий Вишневский

| SLON

Директор Института демографии Высшей школы экономики Анатолий Вишневский прочитал лекцию на тему «Демография и терроризм», которая была организована Фондом Егора Гайдара.

Slon Magazine публикует избранные фрагменты выступления ученого.

Я не знаю, насколько объединение этих двух тем – демографии и терроризма – оказалось ожидаемым или неожиданным. Но мне показалось важным сейчас обратить внимание вот именно на эту связку. Я, конечно, не хочу сказать, что терроризм обусловлен только демографическими событиями или процессами. Я хотел бы подчеркнуть: то, что мы сейчас наблюдаем, было давно ожидаемо, это можно было предвидеть. Есть специалисты, есть люди, которые отвечают за безопасность и которые должны были это предвидеть. Предвидели ли они, я не знаю. По впечатлениям скорее нет, чем да.

Дивный третий мир

Очень многие события в нашей жизни, в том числе те, которые связаны с терроризмом, безусловно, тесно связаны с демографическими процессами, которые происходят в мире начиная примерно с середины XX века, то есть после Второй мировой войны. С точки зрения глобальной перспективы наиболее очевидно то, что получило название демографического взрыва, то есть ускоренного роста населения мира за последние 50–70 лет. После Второй мировой войны население составляло 2,5 млрд человек, что, вообще говоря, было немало. Первый миллиард был достигнут только к началу XIX века. Значит, миллиард – это почти вся человеческая история, а потом вот такое ускорение, и за полтора века еще полтора миллиарда.

То, что произошло потом, было совсем невероятным. Конечно, первыми это почувствовали демографы. Известный французский демограф Альфред Сови придумал выражение «третий мир» в связи с размышлениями о демографических процессах на планете. Он (и не только он) заметил, что происходит что-то необычное с ростом населения, но не там, где мы, казалось бы, должны были этого ожидать, не в так называемых капиталистических или социалистических странах, а где-то в «третьем мире». «Первый мир» для него был капиталистический, «второй» – социалистический, как тогда это называлось.

Я сейчас зачитаю его фразу, в которой впервые был употреблен этот термин: «Этот третий мир игнорируемый, эксплуатируемый и презираемый, как и третье сословие, захочет быть чем-то». Упоминанием о третьем мире, о третьем сословии она отсылает нас к урокам Французской революции, а последняя часть – «захочет быть чем-то» – это парафраз известных слов Интернационала «кто был ничем, тот станет всем». Здесь есть намек на то, что этот третий мир может взбунтоваться после других двух миров. Это было сказано в 1952 году.

Причины демографического взрыва очень просты. Все дело в том, что во второй половине XX века очень быстро на развивающиеся страны распространились достижения европейцев и американцев, которые позволили быстро снизить смертность в Европе и Америке. И вот с помощью этих перенесенных уже готовых средств там начала быстро снижаться смертность: детская, младенческая, а затем и взрослая. А рождаемость оставалась такой, какой она была всегда, то есть высокой. Она всегда и везде была высокой. Но в Европе она стала снижаться некоторое время тому назад – еще в XVIII веке, в России – позднее – по мере того, как смертность снижалась.

Понадобилось примерно 150 лет, – если считать первое открытие Дженнера, который придумал вакцинацию от оспы, до антибиотиков в середине XX века, – чтобы накопить мощные возможности борьбы со смертностью. А рождаемость тем временем в Европе, Америке и развитых странах, с какого-то момента – и в России – постепенно снижалась. Поэтому демографический взрыв имел место и в Европе в XIX веке, но был не таким мощным. Тогда Европа выплеснула значительную часть своего населения в Новый Свет. В развивающихся странах этого не произошло, потому что они быстро снизили смертность, а рождаемость нельзя снизить так быстро. Для этого нужна постепенная адаптация, перестройка. Когда это поняли демографы и политики, то они стали думать о том, как затормозить и в конце концов прекратить этот демографический взрыв.

Когда это стало ясно, международная общественность – ООН, другие организации – стали принимать меры к тому, чтобы в развивающихся странах замедлить рост населения, который был чреват серьезными последствиями. Когда все развитые страны думали о том, как замедлить рост населения в развивающихся странах, в Советском Союзе вопреки своим собственным интересам занимали противоположную позицию, всячески отказывались от участия в этих усилиях.

Я процитирую высказывание одного из высокопоставленных советских чиновников, которое относится к середине шестидесятых годов. Слово этого чиновника имело в демографических вопросах немалый вес. «10 декабря 1966 года 12 государств (Индия, Малайзия, Южная Корея, Тунис, Швеция, Югославия и другие) подписали декларацию о необходимости проводить политику планирования семьи. К сбору подписей под этой декларацией много усилий приложил Рокфеллер, неоднократно и настойчиво обращавшийся к руководителям правительств. Усилия Рокфеллеров в вопросе политики планирования семьи вполне понятны. Широкое осуществление этой политики сулит капиталистическим монополиям огромные барыши от продажи противозачаточных средств». Рокфеллеру, бедняге, больше не на чем было заработать! «Советское правительство после тщательного обсуждения этого вопроса, в том числе в Академии наук СССР, не присоединилось к декларации и в ответе указало, что собственно демографические методы регулирования динамики населения не являются существенными».

В это время американцы занимали другую позицию и поддерживали усилия международных организаций, направленные на пропаганду планирования семьи. Тем более, что к ней присоединялись все большее число правительств развивающихся стран. В то же время надо сказать, что американская политика тоже оказалась непоследовательной. После прихода к власти Рейгана и консерваторов они свернули поддержку этой политики на том основании, что консерваторы в Америке все время борются с абортами. Во время избирательной кампании Рейгана это было чуть ли не главным обещанием – восстановить запрет на аборты после того, как Верховный суд в 1973 году разрешил аборт в Соединенных Штатах. Но консерваторам до сих пор не удалось это сделать.

К тому времени роль Соединенных Штатов не была такой большой – развивающиеся страны сами поняли, в чем заключается их интерес. Каждая страна по своему стала проводить политику планирования семьи с разной степенью успешности. Это длинная история, я не буду ее рассказывать. Упомяну только Китай. Они поступили по-простому, бесцеремонно, но очень быстро снизили рождаемость. Менее известен и более интересен опыт Ирана.

«Победа американского фашизма»

В свое время я имел счастье встретиться с нашим президентом еще во время его первого срока. Я ему показал список стран: как будет по прогнозу ООН меняться численность населения разных стран и как будет отходить Россия все дальше и дальше от первых мест. Он сразу обратил внимание на Иран, выдернул из списка, что он должен был нас обогнать. И сказал: «Иран – это серьезно».

Полный текст статьи на портале SLON

Метки: , , , , , , , , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>