Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Владимир Рыжков: Сирия — совершенно не наша война, совершенно не наша проблема

Добавлено на 15.01.2016 – 10:46Без комментариев

Владимир Рыжков

| Эхо Москвы

Чем хуже становится ситуация внутри страны, тем больше мы тратим денег на поддержку всяких друзей

О.Бычкова― Добрый вечер, добрый день, это программа «Особое мнение». У микрофона – Ольга Бычкова. С особым мнением – политик Владимир Рыжков. Добрый вечер тебе.

В.Рыжков― Добрый вечер. Добрый вечер.

О.Бычкова― Да. Успел добежать, всё хорошо?

В.Рыжков― Успел. Успел, да.

О.Бычкова― Да, всё нормально.

В.Рыжков― Несмотря на оранжевый уровень опасности.

О.Бычкова― Оранжевый уровень всего, несмотря.

В.Рыжков― Да.

О.Бычкова― Давай мы начнем сегодня с Рамзана Кадырова, который высказался про внесистемную оппозицию.

В.Рыжков― Да.

О.Бычкова― Вот, просто… Ну, у кого мне еще спрашивать комментария на эту тему? Я только напомню нашим слушателям, что сказал Кадыров. Он сказал, что люди, о которых раньше никто ничего не слышал, Владимир, из кожи вон лезут, чтобы прославиться тем, что противопоставляют себя президенту России Владимиру Путину. И хотят нажиться на сложной экономической ситуации. И к ним надо относиться как к врагам народа, как к предателям – у них нет ничего святого. Их не заботит судьба России, российского народа, они играют в придуманную западными спецслужбами игру, пляшут под их дудку и очевидно, что совершенно не заинтересованы в процветающей, сильной России. Я процитировала почти близко к тексту.

В.Рыжков― А я процитирую еще одного известного персонажа и попрошу Ольгу Бычкову угадать, кто это.

О.Бычкова― О, господи.

В.Рыжков― А короткая цитата. Сравните просто.

О.Бычкова― А ничего, что мы не на уроке истории в Алтайской школе?

В.Рыжков― Ничего. Ничего-ничего. Просто это очень показательная цитата. «Наши демократические писаки-оппозиционеры поливают нашу страну грязью. Отрабатывают деньги, которые им платит Запад. Эти оппозиционеры существуют на деньги США и являются послушными псами своих заморских хозяев. Не секрет, что все так называемые оппозиционеры – враги нашего народа, финансируются Западом, живут на его подачки».

О.Бычкова― Ой, а, может быть, Салтыков-Щедрин?

В.Рыжков― Иосиф Геббельс.

О.Бычкова― А, Геббельс? Ну… Бога ради.

В.Рыжков― Иосиф Геббельс, 12-е марта 1933 года, речь на открытии Министерства пропаганды 12 марта 1933 года, Берлин. Найдите 10 отличий от того, что сказал сегодня Рамзан Ахматович Кадыров.

На самом деле, то, что он сказал вчера или сегодня (Кадыров я имею в виду, а не Геббельс), отличий никаких. Это язык любой диктатуры.

О.Бычкова― Ну да.

В.Рыжков― Любой диктатуры. Если вы возьмете язык Сталина в отношении, там, Троцкого, Бухарина. Возьмете язык Пиночета в отношении социалистов, коммунистов. Возьмите язык Муссолини. Вот, кстати, замечательная цитата Муссолини 16 августа 1937 года, Рим: «Итальянский народ как и я сам до последней степени ненависти ненавидит Запад, чуждый нам духовно и ментально. Наш народ имеет совершенно другие ценности, ценности высшего порядка, — говорит Дуче. – Эту духовность итальянцев никогда не понять гниющему либерализму Запада». И так далее.

На самом деле, Мугабе. Вот сейчас если возьмете цитаты Мугабе (это диктатор Зимбабве, который рулит страной уже лет 30, по-моему, бессменно)…

О.Бычкова― Или больше.

В.Рыжков― А всё то же самое. Фидель Кастро – то же самое. Покойный Уго Чавес – то же самое. Все диктаторы всего мира, любой системы – будь то правая диктатура, будь то левая диктатура – называют критиков своих режимов, оппозиционеров «врагами народа» и «марионетками Запада». Это стандартная матрица.

Цель такой матрицы, естественно, это максимально очернит оппозицию в глазах народа, связать ее с внешним врагом, изобразить оппозицию предательской силой. А следующий шаг – это ГУЛАГ, расстрел, массовые репрессии, физическое уничтожение и так далее.

Поэтому 2 пункта по поводу выступления Рамзана Ахматовича Кадырова. Первое, это экстремистское высказывание, в точности подпадающее под… Какая там? 212-я? 218-я статья Уголовного кодекса об экстремизме? Потому что в этом высказывании Кадырова содержатся все признаки экстремизма. А именно разжигание ненависти, подрыв основ конституционного строя, потому что Конституция гарантирует российским гражданам свободу слова, в том числе свободу критиковать начальство, если это не сопряжено с призывами к насилию. И также там есть призывы к насильственным действиям, то есть призывы к расправам.

Поэтому это однозначно экстремистское высказывание. И я, вот, пользуясь этим эфиром, прошу наши правоохранительные органы рассмотреть заявление главы Чечни на предмет экстремизма.

И второе, что в этом содержится. Так как… На самом деле, к сожалению, в этом высказывании содержатся элементы прямой угрозы, физической угрозы против российской оппозиции, потому что… В этом даже я слышу нотки торжества со стороны Рамзана Кадырова, потому что перед Новым годом, перед праздниками российскому народу объявили, что заказчиком убийства Бориса Немцова был шофер, который неизвестно зачем… Шофер, водитель заказал убийство Немцова, который пообещал огромные деньги исполнителям убийства. Откуда у простого шофера огромные деньги, тоже не очень понятно. То есть тем самым политические фигуры любые, в том числе чеченские политические фигуры были следствием выведены из-под огня. И вот это заявление Рамзана Кадырова я, например, рассматриваю как прямую угрозу. Коль скоро год назад убийство Бориса Немцова сошло с рук, коль скоро…

О.Бычкова― А оно сошло с рук, на самом деле?

В.Рыжков― Ну, конечно, сошло. Ну, если заказчиком и организатором объявили водителя.

О.Бычкова― А что, уже, вот, прямо совсем нет никаких шансов, что оно не сойдет с рук?

В.Рыжков― Ну, шансов очень мало, потому что, во-первых, мы видим, что скоро год уже со дня убийства (это в конце февраля). Скоро год уже со дня убийства. И следствие идет не шатко, не валко. При том, что всё было сделано в центре Москвы под десятки видеокамер, под прослушку ФСО. И мы знаем, что когда были парижские теракты, там через 3 дня уже назвали всех, кто совершил это преступление, как те, кто был уничтожен при этом, так и те, кто до сих пор в бегах.

Я не могу поверить, что у нас недостаточно квалифицированные спецслужбы для того, чтобы в течение недели не раскрыть убийство Бориса Немцова, включая заказчиков, организаторов и политических вдохновителей. Значит, их просто не хотят искать. И объявление водителя заказчиком и организатором – это просто насмешка, вот, с моей точки зрения. Я же высказываю свое особое мнение. Это насмешка.

Поэтому Рамзан Ахматович Кадыров, увидев, что даже убийство федерального политика в центре Москвы не влечет за собой никаких политических последствий, он сегодня возвысил голос и призвал карать бешеных псов-оппозиционеров, наймитов Запада и так далее. Поэтому, к сожалению к огромному, это реальная угроза. Я так воспринимаю.

И, кстати, сегодня правозащитники наши сделали заявление, что они тоже усматривают в этом прямую угрозу для инакомыслящих, для оппозиционеров. Вот.

И третий момент по этому поводу – это ситуация с Владимиром Путиным, который является президентом России и гарантом Конституции, который принес клятву на Конституции России, гарантировав права и свободы граждан, прежде всего безопасность жизни и здоровья граждан.

Потому что если продолжатся дальше политические убийства (а я об этом говорю совершенно серьезно после этого заявления Кадырова), если продолжатся политические убийства после этого заявления в России, то это будет означать, что Россия встала на путь террористического авторитарного государства. Не просто авторитарного государства как это было до убийства Бориса Немцова, а террористического авторитарного государства, возможно, с анклавом на своей территории, с субъектом Федерации, который является олицетворением этого террористического государства.

Вот поэтому это заявление я бы не стал, ну, комментировать в такой, шуточной форме. Ну, мало ли чего.

О.Бычкова― То есть ты считаешь, что к этому нужно относиться серьезно?

В.Рыжков― Абсолютно серьезно. Абсолютно серьезно, потому что есть силовые…

О.Бычкова― То есть это не очередные там какие-то фанфары там или литавры?..

В.Рыжков― Нет-нет-нет. Есть силовые структуры, есть соответствующие силовые структуры. Эти силовые структуры представлены в Москве. И бог знает, как они восприняли эти слова Рамзана Ахматовича Кадырова. Может быть, они это восприняли просто как команда «Фас!» Ну как? Ну, если глава Чечни, которому они подчиняются, сказал, что в России есть враги, которые стремятся подорвать ее силы и играют под дудку Запада, то какой сделает вывод ретивый силовик? Уничтожать.

О.Бычкова― Ну, мы же много слышали таких заявлений раньше тоже.

В.Рыжков― Нет. Нет, такое заявление…

О.Бычкова― От разных людей.

В.Рыжков― Нет. Такое заявление от главы субъекта Федерации прозвучало впервые. И в этом смысле вот это экстремистское заявление Кадырова, во-первых, должно получить правовую оценку. Во-вторых, если президент страны не хочет, чтобы Россия превратилась…

О.Бычкова― Всё. Давай продолжим…

В.Рыжков― …в террористическое государство, он должен его окоротить.

О.Бычкова― Давай продолжим через несколько минут.

В.Рыжков― Хорошо.

О.Бычкова― Продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – политик Владимир Рыжков. А, вот, что такое сказал тот Владимир Якунин в интервью «Блумбергу», которое теперь все цитируют, про то, что в окружении российского лидера (президента Путина в смысле) произойдут перемены, что члены некоторые ближнего круга ошибочно считают, что их собственность и привилегия – это неотчуждаемые права? И вот что-то там такое, как бы, происходит. А непоколебима лишь сейчас позиция Путина. И лица, которые окружают президента, до конца в своем будущем уверены быть не могут (опять я цитирую и опять прошу тебя прокомментировать). Это, как ты думаешь, что такое обозначает?

В.Рыжков― Ну, он абсолютно прав. Он, во-первых, он как человек, который, ну, по крайней мере, до последнего времени, пока возглавлял РЖД, он же был достаточно близок с президентом. Он прекрасно знает внутреннюю кухню. То есть фактически то, что Якунин рассказывает, рассказывает то, что… Ну, в русском языке нет подходящего аналога, мне кажется. Инсайдер. Есть подходящее слово в русском языке к «insider»?

О.Бычкова― Ну, используем нерусское.

В.Рыжков― Ну, к сожалению, да. Ну, то есть инсайдер, то есть тот человек, который находится внутри и видит всю кухню. Вот, он – инсайдер. И, вот, он, будучи человеком, который знает всю кухню, говорит «Круг очень узкий. Корыстный. Гребет себе на карман и вообще похож на царские времена». Даже он такое сравнение привел, что…

О.Бычкова― Ну, он сказал, что для того, чтобы вырастить настоящую элиту, вот ту, которая была как раз тогда, понадобится не одно десятилетие, а сейчас, вот, чего нет, того нет.

В.Рыжков― Вот сейчас, на самом деле, мне кажется, хуже, чем в царское время, потому что в царское время, по крайней мере…

О.Бычкова― Не, так там она и была (эта элита), а сейчас нету.

В.Рыжков― До последнего императора Николая Второго, который во многом, действительно, подпал под влияние того же Распутина, мистики, верчения блюдец на столах и прочей чертовщины, на самом деле, если говорить о XIX веке, то, например, права собственности в России были защищены гораздо лучше, чем в нынешней России. Гораздо лучше были защищены. И во многих отношениях Россия XIX века была гораздо более правовым и в этом смысле гораздо более предсказуемым государством, чем нынешняя Россия.

Например, Герцен, будучи, как известно, беглым вольнодумцем и призывавшим бить во всякие колокола и к революциям, он, тем не менее, исправно получал из России деньги со своих российских активов. И когда царя спросили «Ну, как же так? Сидит в Лондоне…» Тоже, кстати, в Лондоне. Сейчас тоже модно сидеть в Лондоне. «Сидит в Лондоне Герцен, призывает черти к чему, и при этом деньги из России получает». Царь сокрушенно вздохнул и сказал «Ну а чего я могу поделать? Законы такие». Понимаете? Ну как вот? И Ленин получал, когда сидел в Шушенском, как известно. Об этом и речь.

О.Бычкова― Вот и известно, чем это закончилось, для того же самого царя.

В.Рыжков― Нет, царь сам виноват. Потому что если бы царь последний проводил более рациональную политику и опирался на лучших людей страны, то Романовы бы не потеряли корону и не было бы никакой революции. В этом смысле Владимир Путин…

О.Бычкова― Ну так а все цари думают, что они опираются на лучших людей страны.

В.Рыжков― Не все. Умным царям хватает ума понять угрозы, которые перед ними стоят. Сейчас, действительно, это какая-то византийщина, какая-то чертовщина. Выступает президент и говорит, что у нас более 500 миллиардов долларов резервов. Тут же ему говорят «Кто ему эту цифру дал?» Потому что, ну, никак не получается 500 миллиардов резервов. То есть кто ему пишет вообще эти цифры? Откуда они берутся? Это промашка на 150 миллиардов долларов. Причем, это размер международных резервов, это одна из 10-ти цифр, которая должна быть у президента. Даже если его растолкают в 4 часа утра и спросят «Какие у нас резервы?», то первое, что он должен знать, это какие у нас резервы. То есть очень странно всё это происходит.

И на самом деле, это создает очень большие риски, потому что экономика продолжает пикировать вниз. Об этом сегодня, кстати, много говорилось на гайдаровском форуме, об этом сегодня сказал министр финансов Антон Силуанов, который сказал, что он не исключает сценария 1998 года, то есть сценария дефолта. Об этом сказал сегодня Дмитрий Медведев, который сказал о том, что надо готовиться к самому худшему.

И в этой ситуации президент отказывается от любых реформ. Вообще ничего не делает. То есть, вот, просто, вот, как идет по накатанной. Но если так идти по накатанной, то можно, как говорит один мой знакомый, врезаться в бетонную стену и расшибиться.

О.Бычкова― Ну а какие уже реформы, если всё вот так вот?

В.Рыжков― Реформы давно уже… Вот, часто говорят «Оппозиция ничего не предлагает, оппозиция только критикует». Ну, чушь собачья! Всё написано уже 100 раз. Хотите, вам в одной страничке это принесут, хотите, в 100 томах это принесут, хотите, в 30 докладных записках принесут. Всё давно понятно, что такое структурные реформы. Это сокращение…

О.Бычкова― Для того, чтобы взять то, что принесут в одной страничке или в 100 томах, нужно как минимум признать, что есть какие-то вопросы, ответы на которые до сих пор давались неправильно и хорошо бы посмотреть другие.

В.Рыжков― Ну, разумеется. Разумеется.

О.Бычкова― А кто же это признает-то?

В.Рыжков― Вот об этом и речь.

О.Бычкова― Ну?

В.Рыжков― Об этом и речь, что вот даже если сравнивать… Там не знаю, там кого угодно можно взять. Даже если вспомнить Ленина, то, увидев, до чего довел страну военный коммунизм, у него хватило ума и политической воли объявить НЭП. Это в течение 3-4 лет всё пришло в сравнительный порядок и появился золотой червонец советский, и появился экономический рост, и магазины наполнились, и так далее. У Ленина хватило, у коммуниста ума, что когда у тебя уже экономика в такой ситуации, надо чего-то делать.

У нас… Причем тут оппозиция? У нас Улюкаев говорит «Нужны реформы» в каждом выступлении. У нас Силуанов говорит «Нужны реформы». У нас все, кому не лень, говорят, что нужны структурные реформы, только ничего для этого не делается. Поэтому, видимо, Якунин…

О.Бычкова― А почему так происходит?

В.Рыжков― Якунин правильно говорит, что президент живет в каком-то мире. То есть, видимо, его там кто-то успокаивает, что «Владимир Владимирович, у нас не 300, а 500 миллиардов долларов запасы. И нефть отрастет, и газ поскачет вперед, и так далее». А на самом деле, ситуация-то уже третий год подряд резко ухудшается. И ничего не делается, никаких предпосылок для того, чтобы что-то начать менять в лучшую сторону, я не вижу.

О.Бычкова― Когда ты слышишь вот эти все страшные прогнозы и все эти высказывания, и все эти заявления знающих, реально знающих людей, вот всех, кого ты сейчас перечислил…

В.Рыжков― Но не только они об этом говорят.

О.Бычкова― Ну, разумеется.

В.Рыжков― И Кудрин об этом говорит, и Сергей Алексашенко. Все об этом говорят.

О.Бычкова― Не, ну, они тоже реально знающие люди, безусловно.

В.Рыжков― Да. Конечно, да.

О.Бычкова― И ты себе какую картину рисуешь? Вот, ты к чему готовишься, когда тебе говорят, что в экономике всё плохо и надо приготовиться к совсем плохим временам?

В.Рыжков― В смысле чего ждать людям?

О.Бычкова― Ну да? Ну, вот, тебе чего ждать?

В.Рыжков― Ну вот смотрите. У нас за 2 года цены выросли на четверть. Доходы упали на 15%. В 2013 году у нас было 15,5 миллионов бедных и нищих, сейчас уже 22 миллиона. То есть количество бедных и нищих выросло почти на 7 миллионов человек. Вот, на твой вопрос «Чего ждать?», я отвечаю «Ровно этого и ждать». В этом году экономика опять сократится, в этом году доходы людей опять сократятся процентов на 7, на 10. Цены опять вырастут процентов на 10-12 в среднем, а на отдельные позиции (такие как продовольствие, лекарство, бытовую технику) они вырастут еще больше. Вырастет открытая и скрытая безработица. И сейчас у нас есть единичные случаи невыплат заработных плат и отмены надбавок, и отмены премий, а в 2016 году всё это станет массовым явлением.

Потому что если государство не хочет сокращать расходы на чиновников и продолжает их наращивать, если государство не хочет сокращать военные расходы, а продолжает их держать на запредельно высоком уровне, если государство не хочет сокращать мегапроекты, которые приносят одни убытки типа прошлой Олимпиады и типа будущего Чемпионата мира по футболу, плюс гигантская коррупция в сфере регулирования бизнеса (гигантская коррупция!). Ничего не меняется. Несмотря на все заявления президента, что нужно сокращать проверки и давление на бизнес, становится с каждым днем только хуже и бизнес уже воет. Вот, если всё это продолжать, только…

О.Бычкова― Но, все-таки, их сокращают, надо сказать.

В.Рыжков― Не сокращают. Сокращают на словах. По факту регулирование бизнеса усугубляется – «Платон» тому пример. И не только «Платон» — масса еще идей, как выжать деньги.

Так вот если вы изымаете из конкурентной части экономики всё больше денег, если вы выдаиваете из населения всё больше денег и направляете всё больше денег на чиновников, силовиков и убыточные мега-проекты, то ваша экономика будет сокращаться, цены будут расти, люди будут нищать. И так как эта политика заложена в бюджете 2016 года, то мой прогноз крайне негативный: в этом году станет еще хуже, к огромному сожалению. И я как оппозиционер – мне это не нравится, я хочу, чтобы наша экономика росла и Россия процветала, Рамзан Ахматович. А тот президент, которого вы защищаете, проводит политику сокращения экономики, обеднения населения и ослабления позиций России в мире. Уж не знаю, кто из нас больший патриот, вы или я.

О.Бычкова― Продолжаем программу «Особое мнение». У микрофона – Ольга Бычкова, с особым мнением – Владимир Рыжков. А, вот, в связи с той тяжелой экономической ситуацией, о которой мы говорили до перерыва и которую подтверждают уже просто абсолютно все, надо ли?..

В.Рыжков― Ну, самое главное, это подтверждает курс рубля…

О.Бычкова― Да. Вот это точно.

В.Рыжков― …который находится по-прежнему в свободном падении. И это означает, что наши деньги с каждым днем превращаются просто в раскрашенные фантики. Чем дальше, тем больше.

О.Бычкова― Вот в связи с этими фантиками…

В.Рыжков― И еще одна вещь. Россия в 2013 году… Тоже, кстати, мистика истории. Я – историк, просто у меня такое мышление своеобразное.

В советское время, я помню, мы всё сравнивали с 1913-м годом.

О.Бычкова― Да.

В.Рыжков― Потому что 1913-й год был самый благополучный, и последний предвоенный год России, той старой России, когда всё росло и цвело, и колосилось. Мы сейчас, похоже, опять тоже будем сравнивать все следующие годы с 2013-м годом, потому что это последний благополучный год, после которого всё полетело в тартарары.

Так вот в 2013 году мы вышли на 6-е место в мире по ВВП. Сейчас в номинале мы уже на 15-м месте, мы уже уступаем Мексике, Италии, Южной Корее. А по экспорту-импорту мы сейчас находимся на уровне Польши. И если так дальше пойдет, то мы уже будем конкурировать с Венгрией. Понимаете? То есть мы уже приехали.

То есть мне кажется, люди в огромном своем большинстве уже карманами почувствовали, что мы приехали. Вот сегодня тоже мне попалась цифра, что 70% россиян уже отчаянно экономят. 70% россиян.

О.Бычкова― Перешли на более дешевые продукты.

В.Рыжков― Ну да. Ну, это уже есть режим экономии, когда люди уже из двух сортов молока выбирают дешевле. Или из двух сортов хлеба выбирают дешевле. 70% населения.

Но люди еще не отдают отчета в том, насколько мы съехали. Мы в 2 раза съехали. В 2 раза съехали по размеру экономики и так далее.

О.Бычкова― Так вот задам в связи с этим вопрос. Поскольку, как утверждают авторы исследования, опубликованного на сайте «Открытой России», военная операция в Сирии обходится нам в среднем в 500 миллионов рублей в сутки – вот такую цифру приводят. Я не знаю, так это или не так, но приводят вот такую цифру. А мы понимаем, что там 500 не 500, но понятно, что каждый день этой операции обходится в копеечку. Надо ее в связи с этой экономикой свернуть и эти миллионы в сутки на что-нибудь другое пустить?

В.Рыжков― Конечно, надо. Чем быстрее, тем лучше – я уже об этом много раз в эфире «Эха Москвы» говорил. Вообще не надо было туда лезть в Сирию. Совершенно не наша война, совершенно не наша проблема.

А сейчас, когда… Ну, сейчас начался год, все дипломаты вышли из отпусков. Вот сейчас начнутся, наконец-то, эти встречи по Сирии. Чем быстрее там будет найдено политическое решение, чем быстрее мы закончим там военную операцию, тем лучше для России.

О.Бычкова― Но предположим, оно не будет найдено.

В.Рыжков― Если оно не будет найдено и если мы продолжим финансировать восток Украины, Донецк и Луганск (а туда по некоторым оценкам завозится ежемесячно 4-6 миллиардов рублей наличными, потому что…)

О.Бычкова― Зачем?

В.Рыжков― Ну а как? Платить зарплату людям надо, платить пенсии людям надо. Предприятия поддерживать надо, ЖКХ поддерживать надо, за газ платить надо. 4-6 миллиардов рублей ежемесячно завозятся. Это, опять-таки, никто не знает – всё засекречено.

О.Бычкова― Но если верить этим данным, это копейки по сравнению с Сирией, понимаешь?

В.Рыжков― Вот, по бюджету…

О.Бычкова― Это вообще пыль просто.

В.Рыжков― По бюджету там у нас 120… Сейчас просто под рукой нет. 120, по-моему, миллиардов рублей (такая статья появилась в федеральном бюджете) на гуманитарные операции за рубежом. Вот в этих 120 миллиардах рублей сидят в том числе Донецк и Луганск.

А в целом я года 2 назад считал, сколько мы тратим на… Беларусь получает от России на протяжении лет уже 15-ти 4-6 миллиардов долларов ежегодно безвозмездно. А Молдавия, знаешь, сколько задолжала за газ за последние 20 лет? Около 5 миллиардов долларов. Не платят. То есть, вот, мы сейчас Украину прессуем за 3 миллиарда долларов, что, вот, они, так сказать, хунта кровавая фашистская. А чего ж мы молчим про Тирасполь, который нам 5 миллиардов долларов должен уже за газ? То есть люди пользуются российским газом и не платят.

О.Бычкова― Подожди, Молдавия или Тирасполь?

В.Рыжков― Тирасполь, Приднестровье. Там всего-то население 200 тысяч человек, 250.

О.Бычкова― Но не Молдавия – Приднестровье.

В.Рыжков― Еще раз, 5 миллиардов долларов. Так, может быть, мы на эти 5 миллиардов долларов больницы бы построили по всей стране? Или дороги бы, наконец, сделали на Урале между Кунгуром и Пермью?

О.Бычкова― А там живут русские люди.

В.Рыжков― А у нас какие люди живут? Не русские? У нас в Ленинградской области какие живут? Французские, что ли? Кто? Гуандунцы? Или кто, я не знаю? Кантонцы? Послушай, ну, это смешно.

Так вот. Я посчитал. Мы фактически во многом содержим Беларусь. Естественно, Абхазию и Южную Осетию после известных событий. Теперь Крым. 120 миллиардов рублей только официально в бюджете федеральном. Киргизия, Армения, Таджикистан. Тем более сейчас с выходом американцев туда еще больше денег пойдет. Теперь Донецк-Луганск. Теперь у нас еще сирийская операция.

Года 2-3 назад я просто писал статью, я считал: мы тратим на поддержку вот этих внешних друзей 20 миллиардов долларов в год. Сейчас, я думаю, с учетом… Это еще было до Донецка-Луганска и до Сирии. Сейчас, я думаю, мы, может быть, тратим уже 25-30 миллиардов долларов в год. Это точно повторение советской траектории.

Чем хуже становится ситуация внутри страны, тем больше мы тратим денег на поддержку всяких друзей реальных и в кавычках за пределами страны.

О.Бычкова― Ну а что, нужно их всех бросить как в 1991 году?

В.Рыжков― Вот, я посчитал. Залп из Каспия. Помнишь, был знаменитый залп из Каспия по Сирии? 26, по-моему, или 24 ракеты выпустили.

Эти ракеты, если пересчитать в ценах, по которым мы продавали их Индии, вот, один залп в день рождения президента 7 октября, один залп – годовой бюджет города Барнаула с населением в 700 тысяч человек. Вот цена вопроса.

Мне говорят «Но, ведь, оборонка поднимается». Оборонка поднимается, но эти деньги изымаются из конкурентных секторов экономики, эти деньги изымаются из образования, эти деньги изымаются из здравоохранения, эти деньги изымаются из дорог.

О.Бычкова― А они изымаются?

В.Рыжков― Изымаются, конечно. А как? Если вы забираете у продуктивных отраслей экономики и перераспределяете в непродуктивные, в военные, то вы тем самым вымываете деньги из экономики и всё больше и больше тратите их на закупку вооружений, на производство ракет, танков и так далее. Это в ровной степени то, отчего рухнул Советский Союз, который просто не смог выдержать а) своих военных расходов гигантских и б) поддержания там Польши, Венгрии, ГДР, Монголии, Эфиопии, Мозамбика. Да до конца программы могу перечислять, кого финансировал Советский Союз.

Поэтому, естественно, что одно из условий…

О.Бычкова― И многим из которых сейчас списали все эти, кстати говоря, долги.

В.Рыжков― Списали под 100 миллиардов долларов, потому что, ну, понятно, что они никогда не вернут. То есть у нас… Как они называются, эти агентства, которые выбивают долги-то? Коллекторские. У нас зубы выбивают, челюсти выламывают коллекторы за долг перед банком в 5-7 тысяч рублей. А своим бывшим друзьям мы прощаем десятки миллиардов долларов.

Слушайте, ну, нельзя же быть страной, которая наступает на грабли постоянно и повторяет одни и те же ошибки.

Поэтому для того, чтобы смягчить удар кризиса, для того, чтобы перенаправить деньги людям, надо сокращать военные расходы – об этом Кудрин не говорит (видимо, все-таки, не решается), а я скажу об этом прямо.

О.Бычкова― Он же говорил об этом раньше.

В.Рыжков― За это его и сняли.

О.Бычкова― Вот именно. Вот вся эта знаменитая история.

В.Рыжков― Но сейчас-то он уже не министр, уже мог бы открыто сказать. Сокращать военные расходы, сокращать расходы на закупки вооружений, сокращать расходы на бюрократию.

У нас удивительное дело, у нас кризис идет, а расходы на бюрократию растут. Если ты посмотришь расходы федерального бюджета, и в этом году, в 2016 году расходы на чиновников опять увеличены. Это же абсурд просто!

И гигантские расходы, триллионы у нас идут на убыточные стройки. Триллионы рублей идут на убыточные стройки. Всяческие мосты никому не нужные, всяческие стадионы никому не нужные, всяческие газопроводы никому не нужные, всяческие путепроводы никому не нужные. Понятно, что там основное воровство, понятно, что больше всего воруют на стройках.

О.Бычкова― Ну, ты проводишь параллели с Советским Союзом, а я хотела тебя…

В.Рыжков― Советский Союз рухнул из-за завышенных военных расходов, раз, Оля. Из-за финансирования других режимов, два. И из-за незавершенных гигантских строек, куда тратился капитал, три. Вот 3 причины, почему рухнул Советский Союз.

О.Бычкова― Ну, из-за неэффективности.

В.Рыжков― У нас сейчас опять, у нас сейчас опять мегастройки.

О.Бычкова― Дай я успею спросить тебя.

В.Рыжков― Да, давай, спроси.

О.Бычкова― Это ты уже говорил.

В.Рыжков― Да.

О.Бычкова― Смотри, сейчас как раз вот в эти буквально дни, буквально сегодня вспоминают о вильнюсских событиях 25-летней давности.

В.Рыжков― Да. Захват телевышки.

О.Бычкова― Захват телебашни.

В.Рыжков― Да. Там погибшие были, да.

О.Бычкова― Да, там были погибшие, там баррикады около парламента.

В.Рыжков― Да. Я помню это отлично, да.

О.Бычкова― Конечно, мы все это отлично помним, безусловно. Тебе как историку, вернее, ты как историк, ты проводишь неизбежные параллели или воздерживаешься, потому что бесполезно и никаких параллелей не существует?

В.Рыжков― Имеется в виду между Литвой и Россией?

О.Бычкова― Между тем, что было тогда, и тем, что происходит сейчас. 25 лет как один день практически прошли.

В.Рыжков― Я могу сказать совершенно определенно, что если Кремль рассчитывает и «Единая Россия» там, и Путин, и Медведев, если они рассчитывают, что выборы сентября думские будут для них легкой прогулкой и они на них легко победят, это огромная ошибка. Я готов вот сейчас поспорить, вот, в эфире… Я сейчас в открытом эфире, Оль, перед тобой сижу, да? Я готов поспорить, что протест будет очень сильный в сентябре, и протестное голосование будет очень сильным в сентябре. И за оппозицию самую разную (левую, там, правую, либеральную) будет очень много голосов отдано.

О.Бычкова― То есть ты считаешь, что вот эти все экономические причины – они неизбежно к этому приведут?

В.Рыжков― Однозначно. Неизбежно. Вот, что бы мне ни говорили, что люди радуются Крыму и пока их не унесут на кладбище, будут радоваться еще 100 лет. Всё это ерунда.

У Ельцина, как ты помнишь, был колоссальный рейтинг в 1990-1991 году. Как только начался экономический обвал 1992-1993, гиперинфляция, обесценение рубля (ты всё это прекрасно помнишь), что осталось от этого рейтинга? Рожки да ножки.

2011―й год вспомни. Как только 2 раза шатнуло экономику 2 года (2008-й и 2009-й год), мы помним, как обвалился рейтинг Путина и «Единой России», и какие были протесты в декабре 2011 года (Сахарова и Болотная). Всё это повторится и сейчас.

И самое правильное решение для власти – дать людям высказаться и проголосовать за оппозицию в сентябре. Не фальсифицировать эти выборы, не провоцировать беспорядков. Потому что если на фоне ужасающей и всё более ухудшающейся социально-экономической ситуации они еще сфальсифицируют выборы в сентябре и изберут Думу, которую народ не будет считать своей представительницей, то президентские выборы (пройдут ли они в 2018 году или пройдут ли они в 2017 году), пройдут на еще более тяжелом протестном, еще более тяжелом для них фоне. И тогда можно будет вспоминать и проводить параллели в том числе и с Вильнюсом.

О.Бычкова― И с 1913-м, и с 1917-м годом.

В.Рыжков― Тем более они сейчас приняли (я уже в этой студии говорил) закон о том, что фсбшники могут стрелять по демонстрантам. Вот на этом кончились Романовы.

О.Бычкова― Да, это мы все помним.

В.Рыжков― Как только Романовы расстреляли… Кстати, вот еще одна годовщина (9 января 1905 года). Как только они расстреляли в твоем родном Ленинграде, Петрограде, Петербурге…

О.Бычкова― «В моем родном». (смеется)

В.Рыжков― Ну, почти родном. Почти родном, да. Как только они расстреляли мирную демонстрацию рабочих, на этом династия Романовых закончилась фактически.

О.Бычкова― 3 секунды тебе. Прекрасная история из республики Коми, где сожгли учебники, которые издавались при поддержке фонда Сороса, потому что они там распространяют какие-то там чуждые российской идеологии установки и искаженное восприятие отечественной истории.

В.Рыжков― Ну, что? Опять-таки, ну, экстремизм в чистом виде. Как можно вообще жечь книги, жечь идеи?

О.Бычкова― Можно.

В.Рыжков― Нет, книги жечь можно, а идеи не горят. И рукописи не горят, как мы знаем от Булгакова. Поэтому можно сжечь книжки, но идеи не горят.

Более того, сожжение рукописей может способствовать, как мы это тоже знаем из истории, очень серьезной популяризации…

О.Бычкова― Этих самых идей.

В.Рыжков― Этих самых идей, да.

О.Бычкова― Да. Спасибо большое.

В.Рыжков― Спасибо вам большое.

О.Бычкова― Это была программа «Особое мнение», политик Владимир Рыжков был сегодня с нами в прямом эфире. И Ольга Бычкова. Спасибо, пока.

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>