Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Андрей Клепач: пока накопительная пенсия — это модель для россиян с высокими доходами

Добавлено на 05.10.2016 – 12:22Без комментариев

Андрей Клепач

| ТАСС

Заместитель председателя Внешэкономбанка Андрей Клепач рассказал в интервью ТАСС на форуме «Сочи-2016″ о том, как решить проблему закредитованных регионов, от каких проектов ВЭБ откажется в новой стратегии и почему накопительная система пенсии подходит только для богатых россиян.

— Сейчас обсуждаемой темой является реформа пенсионной системы, предложенная Минфином и ЦБ. Внешэкономбанк управляет пенсионными накоплениями. Насколько предложения, высказанные на прошлой неделе, соответствуют вашим ожиданиям?

 Во-первых, надо подождать, когда эти предложения появятся в развернутом виде.

Здесь важна и понятна позиция Минфина и ЦБ, чтобы накопительная пенсионная система существовала. В общем-то, это пока модель для состоятельных людей, которые имеют высокие доходы и могут сберегать эти средства в рамках пенсионной системы.

Но тем не менее это очень важный ресурс не только для ВЭБа, но и для частных пенсионных фондов, и для финансовой системы в целом, для кредитования того же госдолга. Поэтому необходим поиск какой-то оптимальной модели и правильно, что ставка делается на добровольное участие и создание механизмов заинтересованности.

Из того, что было заявлено, предполагается, что это все-таки будет добровольно-принудительная система. Люди обязаны будут сберегать, но платить за это, по сути, будут регионы.

Финансовая ситуация достаточно сложная, поэтому нужны и другие решения. Какие? Идет их поиск, в том числе в рамках рабочей группы, которую возглавляет Кудрин Алексей Леонидович (экс-министр финансов РФ, глава Центра стратегических разработок. — Прим. ТАСС) в рамках Стратегии-2030. Так или иначе, модель выработать надо — и для интересов пенсионеров, и для интересов финансовой системы.

— Насколько критическое положение сложилось в регионах с долгом, с бюджетами, с наполнением бюджетов?

Основной акцент в плане регионов сейчас делается не на бюджетных проблемах и проблемах денежно-кредитной политики, а все-таки на долгосрочных стратегических проектах. Мы видим, что опыт регионов действительно очень разный, хотя во многом все-таки мы сейчас находимся в преддверии роста и перехода к нему. Вот каким он будет, за счет каких проектов и структурных изменений — это действительно один из ключевых вопросов.

Важный вопрос, который сейчас поднимается, — насколько банки могут работать в сфере финансирования стратегических проектов регионов. Можно ли им кредитовать такого рода проекты «вдолгую» с нынешними высокими процентными ставками 14–15%?

— На ваш взгляд, можно или нет?

— Петр Авен (председатель совета директоров группы «Альфа-банка». — Прим. ТАСС) сказал, что можно. Я же думаю, что для большинства инфраструктурных проектов это сверхвысокие процентные ставки. Поэтому либо регион должен находить ресурсы и компенсировать это, либо ни один бизнес на это не пойдет. Вопрос процентных ставок имеет существенное значение. Учитывая ситуацию с федеральным бюджетом, выход из ситуации все-таки в том, чтобы снижать процентные ставки.

Наряду с процентными ставками очень важны правила игры тарифного образования. Они у нас меняются достаточно часто, а для любого инфраструктурного проекта именно это важно на долгосрочную перспективу. Отсюда вопрос, который тоже обсуждается, — может быть, здесь шире использовать льготное заемное кредитование. Такой опыт есть, например, у Фонда промышленности, который предоставляет займы под 5%. Возможно, имеет смысл создавать такой фонд для муниципальной инфраструктуры.

Такую функцию мог бы выполнять ВЭБ, если бы у него было соответствующее долгосрочное дешевое фондирование. Такое фондирование в нынешних условиях может дать только бюджетная система, я имею в виду Фонд национального благосостояния.

— Как вы в целом относитесь к предложению о перераспределении части налогов на прибыль от богатых регионов к бедным?

 Я думаю, что это не очень хорошее решение, потому что налоговая система в этом отношении не должна отменяться.

Мы перекладываем бремя поддержки одних регионов на другие. Возможно, здесь правильнее рассматривать вопрос изменения субсидий, которые получают богатые регионы. Вопрос даже не в том, как заткнуть «дыру», а все-таки в том, как создать возможность для укрепления именно налоговой базы регионов. Как сделать так, чтобы сильные регионы, которые только-только поднимаются и выходят на более высокий уровень, не теряли часть господдержки. Назрела тема перестройки всей системы субсидий и налогообразования. Но пока, к сожалению, получается только залатывать дыры, а долгосрочного системного решения не выработано.

— Многие говорят о закредитованности регионов. На ваш взгляд, возможно ли решить этот вопрос за счет бюджетных кредитов, как делается сейчас, или здесь можно использовать иные инструменты?

 Я думаю, что бюджетные кредиты играют большую роль. Можно рассмотреть возможность замены для некоторых регионов дорогих банковских кредитов на государственный долг. Да, это определенное бремя федерального бюджета, но такого рода размен возможен.

— Как вы видите этот механизм? За счет ОФЗ (облигаций федерального займа)?

 Да. Замещение кредита банка или долга банка со стороны ряда регионов при наличии у них программы финансового оздоровления и дальнейшего развития на ОФЗ. Таким образом, государство брало бы на себя эти региональные долги.

— Какой объем, с вашей точки зрения, можно было бы заместить безболезненно?

 Общая долговая нагрузка у нас пока небольшая. Здесь вопрос скорее в том, какие регионы в первую очередь нуждаются в такого рода поддержке. И это не только текущий вопрос. Текущие проблемы во многом решаются теми же бюджетными кредитами или могут быть связаны с программой развития регионов.

— Как вы считаете, предложение о замещении долга регионов государственным долгом достаточно перспективное?

 Я считаю его правильным. Но понятно, что это дополнительная нагрузка на федеральный бюджет, федеральный центр. Учитывая напряженную ситуацию с бюджетом, здесь есть свои ограничения.

— Вы упомянули про то, что ВЭБ мог бы взять на себя финансирование стратегических проектов регионов. Это есть в стратегии ВЭБа?

 Сейчас стратегия еще не завершена, она должна быть рассмотрена в октябре. Сейчас финансирование региональных проектов не входит в число приоритетных направлений стратегии. Это требует долгосрочного и дешевого ресурса. Пока у ВЭБа таких возможностей нет. Хотя у нас есть опыт, и достаточно значительный, работы с энергетической инфраструктурой в регионах, в целом с инфраструктурными проектами.

Одна из возможных тем, которая может быть привлекательной для нас, — это проекты, связанные с энергосбережением, и так называемые зеленые проекты, которые касаются и переработки отходов, снижения выбросов. Во всяком случае, есть международный опыт в этой теме и мы им пользуемся. По таким проектам возможно привлечение международного финансирования. Есть так называемые зеленые облигации, зеленые проекты, но пока мы этот опыт еще не используем. Возможно, какие-то пилоты появятся. После этого можно говорить о каких-то стратегических решениях.

— Какие проекты, направления ВЭБ, наоборот, планирует сокращать, убирать и урезать?

— У ВЭБа традиционно было много проектов, связанных так или иначе с металлургией, добычей полезных ископаемых, сельским хозяйством, лесным комплексом. Там есть проекты, которые мы не можем бросить, идет работа по их реструктуризации и определенному развитию.

Но в нынешних условиях эти направления не могут выступать в качестве приоритетных. Здесь банк ориентируется на проекты, связанные с промышленностью, имеющие экспортный потенциал и потенциал импортозамещения. Идет работа с Министерством промышленности с тем, чтобы выделить ключевые ниши и группы проектов. Надеюсь, что по точечным нишевым направлениям определится круг новых проектов.  Вряд ли их будет много, около 20. Это зависит и от масштабов поддержки ВЭБа государством, и от того, какие ресурсы мы сможем привлечь с рынка, в том числе за счет продажи старых проектов.

— Вы говорили про привлечение государственного финансирования. Обсуждается ли еще идея о реструктуризации долга ВЭБа и замена его государственным долгом? То есть фактически отмена новых ФЗ. Или от нее уже окончательно отказались?

 ВЭБ должен и обязан реструктурировать долг. Есть долг ВЭБа иностранным кредиторам. Государство, как это было заявлено, помогает обслуживать этот долг. В 2016 году на это выделено 150 млрд руб.

Сейчас уточняется, в каких масштабах поддержка будет оказываться дальше. Форма поддержки может быть разной, в том числе модель обмена части этих кредитов и вкладов проектов на госдолг.

Но здесь решения нет и не думаю, что в ближайшее время будет.

Беседовали Дарья Карамышева, Лана Самарина

Метки: , , , , , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>