Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Владимир Дворкин: «Недопустим даже взрыв одной бомбы»

Добавлено на 16.10.2017 – 15:52Без комментариев

Владимир Дворкин

| Iz.ru

Председатель оргкомитета Люксембургского форума рассказал о ядерном сдерживании

9–10 октября в Париже состоялась очередная 10-я сессия Международного люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы. На полях форума обозреватель iz.ru побеседовал с председателем организационного комитета форума, главным научным сотрудником центра международной безопасности ИМЭМО, в прошлом директором 4-го ЦНИИ Минобороны, генерал-майором в отставке Владимиром Дворкиным.

Портал iz.ru: Владимир Зиновьевич, давайте начнем с такого вопроса. В условиях современного развития ударных стратегических средств и средств противоракетной обороны каков минимальный порядок численности боезарядов и носителей, гарантирующий нанесение противнику неприемлемого ущерба? Сейчас это 700 развернутых носителей и 1550 зарядов. Обама предлагал сократить число зарядов до 1100–1200, как мы помним.

Владимир Дворкин: Нет такой цифры. Не существует ее. Были когда-то цифры Сахарова, Макнамары. 400 зарядов мегатонного класса, которые могут быть доставлены на территорию врага, сдерживали бы его. С тех пор ситуация изменилась. Неприемлемый ущерб постоянно падал. И сейчас, по моим представлениям, недопустимым является даже взрыв одной мощной ядерной бомбы в мегаполисе. Не знаю, как на эту проблему смотрят в Китае, но на Западе сейчас неприемлемый ущерб рассматривается именно на таком уровне. Недопустим даже один взрыв, в результате которого могут погибнуть десятки и сотни тысяч людей.

— То есть сегодня даже при дальнейшем понижении этот уровень сохраняется?

— Более чем достаточный, я бы сказал.

— Если говорить о дальнейшем развитии стратегических ядерных вооружений, на ваш взгляд, возрастет ли роль и доля стратегических крылатых ракет в маломощном ядерном оснащении?

— Какого базирования?

— Как на морских, так и на воздушных носителях.

— Крылатые ракеты в ядерном снаряжении сейчас размещаются на тяжелых бомбардировщиках. Но дело в том, что если говорить о сдерживании, то основную роль здесь играют баллистические ракеты как сухопутного, так и морского базирования. Потому что провести с помощью крылатых ракет операцию по разоружающему удару крайне сложно, синхронизировать их и всё прочее. Я считаю, что их роль не будет возрастать, тем более что наращивание их численности не планируется.

— Если говорить о совершенствовании ядерных боеприпасов, тенденция к понижению их мощности с ростом точности не оказывает ли влияния на понижение порога их применения? Как стратегических, так и тактических (боеприпасов)?

— Нет, ни в коем случае, поскольку эта тенденция почти незаметна, во всяком случае, в том, что касается баллистических ракет. Американцы у себя там что-то меняют со своими бомбами B61…

— Да, модернизируют в вариант B61-12.

— Да. Но их мало. 200 штук только в Европе. И всё это происходит в русле технологических совершенствований и новшеств, не оказывающих влияния на боевые возможности и целесообразность использования.

— Если говорить о структуре российских сил ядерного сдерживания. Активно обсуждается тема возвращения боевых железнодорожных ракетных комплексов (БЖРК), возобновления их производства с ракетой на базе «Ярса». Насколько, на ваш взгляд, эта система нужна в текущих условиях?

— С технической точки зрения этот БЖРК с ракетой «Ярс» был бы, конечно, хорошим решением. Лучшим, во всяком случае, чем его предшественник с ракетой РТ-23. Беда только в том, что эта разработка стала результатом лоббирования со стороны оборонно-промышленного комплекса, а необходимости в этом никакой нет. Потому что потенциал сдерживания вполне обеспечивают мобильные комплексы того же «Ярса» и морские системы. Хороший, в общем, был бы комплекс, но он не нужен.

— Если заглянуть в прошлое, в чем, на ваш взгляд, причина длительного разрыва между принятием на вооружение шахтного «Тополя-М», который поставили в 1997-м, и мобильного, появившегося только в 2006-м? Это была нехватка средств или Минобороны ждало мобильный «Ярс»?

— Нужны были оба комплекса. Нужно было и шахты чем-то заполнять, и продолжать линейку «Тополя-М». Но с финансированием в это время было очень тяжело. В РВСН от запланированного бюджета было только 12%. Нужно было решать, распылять эти средства или бросать их на «Тополь-М». Игорь Сергеев выбрал второе и оказался прав.

— И последний вопрос. Ваша оценка мобильного ракетного комплекса «Рубеж», о котором также много говорят в последнее время, в том числе периодически всплывают обвинения в нарушении договора об РСМД.

— Нет, нарушения никакого нет. Были стрельбы, они продемонстрировали способность ракеты преодолевать отметку в 5500 км и даже больше… Но подробно я о нем говорить не хочу. Это уже закрытая информация.

Метки: , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>