Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Александр Гольц: Почему Генштаб готовится воевать с российской оппозицией

Добавлено на 07.03.2019 – 11:50Без комментариев

Александр Гольц

| «Открытые медиа»

Военные давно бьются над проблемой: как «легализовать» возможность применения оружия против мирных граждан. Предлог найден за океаном

В последнее время российские сенсации рождаются почти исключительно в военной сфере. То Владимир Путин пообещает, что в случае ответно-встречного ядерного удара все россияне гарантированно попадут в рай. То он же пригрозит американцам быстрым ударом гиперзвуковых ракет, которые буквально за несколько минут способны достичь командных центров США. И вот очередная шоковая информация. Выступая с программной речью на ежегодной сессии Академии военных наук, начальник Генерального штаба Валерий Герасимов в очередной раз раскрыл коварные замыслы Пентагона.

«Троянский конь» проник в «мозг армии»

Он поведал слушателям, что американские стратеги приступили к разработке новой стратегии ведения военных действий под кодовым названием «Троянский конь». А заключается эта стратегия не больше — не меньше, как в намерении супостатов «активно использовать протестный потенциал „пятой колонны“ для дестабилизации обстановки с одновременным нанесением ударов высокоточным оружием по наиболее важным объектам».

Впрочем, не стоит волноваться: на вражеское коварство — организовать «цветную революцию» и тут же обстрелять охваченную демонстрациями страну «Томагавками» — у нас найдется зеркальный ответ. «Хотел бы отметить, что Российская Федерация готова к предотвращению любой из этих стратегий. За последние годы военными учеными совместно с Генеральным штабом разработаны концептуальные подходы по нейтрализации агрессивных действий вероятных противников», — заверил Герасимов. По его словам, основой ответа РФ является «стратегия активной обороны», которая с учетом оборонительного характера российской военной доктрины предусматривает проведение комплекса мер по упреждающей нейтрализации угроз безопасности государства.

Заседания Академии военных наук, являющейся вроде бы общественной организацией, давно играют важную роль в информировании общественности о том, чем занят Генштаб — «мозг армии». Именно там 18 лет назад Анатолий Квашнин поведал о сути своего противостояния с министром обороны Сергеевым: «Российская армия, — говорил тогдашний начальник Генштаба — представляет собой человека, у которого одна рука накачанная (это РВСН), а другая короткая, слабая, усохшая (это Силы общего назначения). Это не нормальный человек, а мутант какой-то. Я этого допустить не могу. Не выйдет! Усыхать будем вместе!!!»

В 2011-м генерал Николай Макаров честно рассказал о проблемах, с которыми сталкивалась военная реформа: «военная наука оторвана от войны», российские военные теоретики проспали революцию в военном деле. И признавался: «Без системного научного подхода Генеральный штаб был вынужден идти путем проб и ошибок».

Однако с началом конфронтации с Западом настало время других песен. В 2013-м сменивший Макарова Валерий Герасимов объяснил, что между периодом открытой войны и временем мира нет существенной разницы. Просто во втором случае конфронтация осуществляется невоенными средствами: с помощью секретных и информационных операций. В результате Россия стала действовать по всему миру: на Донбассе, в США и Великобритании как раз теми «тайными» методами, которые она приписывала Западу. И закономерно оказалась в жесткой международной изоляции.

И вот теперь новые откровения, которые, что важно, указывают направление отечественной военной мысли. Прежде всего отметим, что подчиненные Герасимова, писавшие его речь, нахально передернули факты, описывая работу американцев над некоей новой стратегией. Выступая в Брукингском институте в прошлом месяце, начальник штаба ВВС США генерал Дэвид Голдфейн сообщил, что американские стратеги работают сейчас над концепцией, которая предполагает прорыв сил США в пространство противника одновременно по суше, морю и воздуху. Ведущую роль в этой стратегии отводится истребителям пятого поколения F-35, оснащенным высокоточным оружием. «В конечном счете, это сетевая война в режиме реального времени, где не только самолеты или подводные лодки, но сухопутные войска должны быть невидимками», — объяснял Голдфейн. При этом, насколько можно понять, речь идет о совместной операции всех видов вооруженных сил в стратегическом тылу противника. Появление F-35, по Голдфейну, должно быть фактором сдерживания. Зафиксировав появление этих самолетов вблизи своих границ, потенциальный агрессор должен понимать, что силы сухопутных войск и ВМС США уже выходят на рубежи атаки.

Это выступление возбудило одного из авторов немецкого портала Telepolis (который специализируется на конспирологии, описаниях визитов инопланетян и прочих темах, непосредственно связанных, как мы понимаем, с «военной стратегией»). Там-то, выхватив одну фразу, и написали, что американцы планируют-де тайное проникновение на территорию других стран.

Эти вырванные из контекста слова Голдфейна и были названы стратегией «Троянского коня». Все это опубликовало «РИА Новости», откуда информацию, вероятно, и почерпнули герасимовские спичрайтеры. Но и там ни слова не говорилось об использовании протестного потенциала «пятой колонны». Это подчиненные Герасимова просто придумали.

Оружие против «цветных революций»

И придумали не случайно. Видимо, было позарез нужно прямо связать потенциальный протест с непосредственной военной агрессией. Последние лет десять российские военные бьются над неразрешимой в принципе проблемой: как «легализовать» возможность применения вооруженных сил против собственного народа.

В середине 2000-х как раз президент Академии военных наук Махмут Гареев, известный уникальной способностью держать нос по ветру, вдруг начал рассуждать о необходимости найти военный ответ на невоенные угрозы. Тема получила развитие после киевского Майдана, аннексии Крыма и начала секретной войны на Донбассе. Главная фобия Кремля — страх перед так называемыми «цветными революциями» — была обречена перейти в военное измерение.

Мало того, что любую попытку народов избавиться от авторитарных правителей российские руководители считают результатом заговоров, инспирированных западными спецслужбами. «Цветные революции всё больше обретают форму вооружённой борьбы, разрабатываются по правилам военного искусства, при этом задействуются все имеющиеся инструменты», — констатировал в своем выступлении на международной конференции, проведенной российским военным ведомством в 2014 году министр обороны Сергей Шойгу.

Попытка объявить народные восстания новой формой военных действий содержится и последней редакции Военной доктрины, подписанной главой государства в конце 2014 года. Так, в разделе «Основные внутренние военные опасности» отмечена «деятельность по информационному воздействию на население, в первую очередь на молодых граждан страны, имеющая целью подрыв исторических, духовных и патриотических традиций в области защиты Отечества». А описывая характерные черты современных военных конфликтов, авторы доктрины указывали: это «комплексное применение военной силы, политических, экономических, информационных и иных мер невоенного характера, реализуемых с широким использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций». Последнее особенно примечательно. Протестный потенциал населения ставится на одну доску с действиями войск специального назначения вражеского государства. То есть граждане, которые заявляют, что им что-то не нравится в их стране, приравнены к вражеским диверсантам!

И вот сейчас происходит новая попытка увязать «военные» и «невоенные» методы. Массовые протесты сопровождаются уже не вражеским спецназом, а ударами высокоточного оружия. И Герасимов делает в высшей степени многозначительный вывод: «Особенно актуальным является обоснование создания комплексной системы защиты критически важных объектов инфраструктуры государства от воздействия во всех сферах в период непосредственной угрозы агрессии, когда противник будет стремиться дестабилизировать обстановку, создать атмосферу хаоса и неуправляемости… Результатом работы должны стать теоретические положения, а на практике — разработанная система совместного применения разноведомственных сил и средств по обеспечению комплексной безопасности».

Логика ясна: если враг дошел до того, чтобы координировать протестные акции с авиаударами, то Генштабу положено разработать «планы противодействия», которые, как ни крути, обернутся оперативными планами использования войск против народа на улицах российских городов. Если же говорить об «упреждающей нейтрализации» угроз, то очевидно речь идет о превентивных арестах тех, кого эти самые «разноведомственные силы» отнесут к пятой колонне.

Показательно, что в том же выступлении Герасимов утверждал: «Фундаментальной основой практической деятельности … является создание системы исследования прогнозных сценариев развязывания и ведения военных конфликтов. Именно обоснованный прогноз сценариев возможных конфликтов служит исходными данными для разработки форм и способов применения Вооружённых Сил».

Как видим, обоснованием для «прогноза» спецов Генштаба может служить заметка с сайта, специализирующегося на инопланетянах.

Метки: , , , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>