Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Сергей Марков: Всем нормальным людям настолько очевидно, что Вышинский был взят хунтой в заложники

Добавлено на 11.09.2019 – 08:43Без комментариев

Сергей Марков

| Эхо Москвы

Должны быть наказаны те, кто держал Вышинского 400 дней в камере тюремной

А. Соломин― Здравствуйте. В эфире радио «Эхо Москвы». Телеканал RTVi, Ютуб-канал «Эхо Москвы». Программа «Особое мнение». Сегодня ее ведет Алексей Соломин. И  у нас в гостях политолог Сергей Марков. Здравствуйте.

С. Марков― Здравствуйте.

А. Соломин― Вышинский оказался на свободе. Меру пресечения ему изменили. По идее России сейчас нужно сделать алаверды. Кого России следует отпустить?

С. Марков― Какое алаверды. Да вы что, Господь с вами. Какое алаверды.

А. Соломин― Ответ какой-то нужен.

С. Марков― В России сидят граждане типа Сенцова террориста, который никакой не режиссер, между прочим. Чего-то фейк…

А. Соломин― Режиссер уже потому что…

С. Марков― Никакой не режиссер.

А. Соломин― Если он снимал фильмы – он режиссер.

С. Марков― Нет, фейковое чего-то маленькое наснимал на свой мобильный телефон. Никакой не режиссер. Он общественный активист, который увлекся терроризмом. Он сидит абсолютно справедливо. И четко и ясно. То же самое там предположим, эти моряки бедные украинские. Они сидят за нарушение границы, которую они совершили по приказу своего руководства. По большому счету, нужно руководство посадить. Но, тем не менее, совершили преступление.

А. Соломин― Подождите. С точки зрения российского суда тоже совершала преступление. Ее обменяли. Савченко освободили.

С. Марков― Секундочку. Сейчас про Савченко все скажем. Потому что ее обменяли на тех людей, которые с точки зрения украинского суда, безусловно, совершили преступление. Они участвовали в боевых, будучи российскими гражданами, в боевых действиях на территории Украины. Вполне так сказать логично обменять людей, которые реально осуждены. Вышинский – человек, который был, под преследованием находился, ничего не совершив. Это чисто был взят в заложники. С самого начала они не скрывали, что мы, дескать, киевская хунта, террористы говорили они, мы захватили заложника журналиста Вышинского. И требуем обменять нашего террориста Сенцова на вашего заложника.

А. Соломин― Это вам приснилось.

С. Марков― Нет, так они практически почти прямым текстом и говорили. Ну чуть-чуть, конечно, другие слова использовали. То есть еще раз, Вышинский никаких преступлений не совершал. Он был взят киевской хунтой в качестве заложника. Теперь эта хунта освободила заложника. Мы должны им что, рукоплескать. Человек ни за что просидел 400 дней в тюрьме.

А. Соломин― Во-первых, мы не можем сказать, совершал Вышинский преступление, нарушение украинского закона или не совершал.

С. Марков― Вы видели, что ему предъявляли?

А. Соломин― Конечно.

С. Марков― Что? Георгиевскую ленточку у него нашли дома?

А. Соломин― Скляночку?

С. Марков― Георгиевскую ленточку. У меня язык заплетается. Я говорю с раннего утра до позднего вечера.

А. Соломин― В России, кстати, существует аналог абсолютно этой истории. Если вы будете, например, сейчас в эфире призывать к отделению отдельных регионов вы запросто получите уголовочку.

С. Марков― Таких нет в России. Теоретически они могут сидеть, а практически они не сидят.

А. Соломин― Еще как. Подождите. Вы просто не пробовали. Я не призываю вас ни к чему. Но вы просто не пробовали. Сядете как миленький. Никто не посмотрит, что вы известный политолог Сергей Марков. Вышинский еще не осужден. Суда еще не было и поэтому говорить…

С. Марков― Без суда…

А. Соломин― Совершал он преступление или нет – мы не можем.

С. Марков― Мы абсолютно можем говорить. Знаете, я не судья, поэтому я могу. Судья, он не может. А я эксперт, я могу говорить. У меня есть экспертное мнение. Оно основывается на том, что ничего не совершал. Был взят в качестве заложника для обмена. Но теперь ситуация изменилась. Вот мне говорят, тоже будет ли сейчас обмен. Вышинский был против обмена. Он абсолютно уверен в своей невиновности. Сейчас обмен, как вы знаете готовится. 33 на 33 говорят. Правда, чуть отложен сейчас.

А. Соломин― Он не был против обмена, он себя не считает частью этого обмена.

С. Марков― Был против обмена. Всегда. Он сказал, что я хочу…

А. Соломин― Это не так.

С. Марков― …пойти на суд. И в суде доказать свою правоту.

А. Соломин― Это да.

С. Марков― Теперь почему это произошло. Позитивный шаг сам по себе. Дело в том, что Вышинский настолько очевидно всем, может вам не очевидно, может еще каким-то людям здесь зомбированным у вас не очевидно, но всем нормальным людям настолько очевидно, что Вышинский был взят хунтой в заложники. Что это вызывало большое раздражение и очень сильно вредило имиджу репрессивного киевского режима, который постоянно его союзники пытаются как-то улучшить. И журналисты европейские, они все были против и неоднократно европейские лидеры просили киевских лидеров как-то решить вопрос с Вышинским. Но Порошенко, который сделал ставку на то, что американцы ему разрешат фальсифицировать выборы и отложить, ему нужен был этот агрессивный имидж, поэтому он поплевывал на просьбы европейских лидеров и держал Вышинского в тюрьме по-прежнему. Зеленскому не наплевать на этот имидж, Зеленский, насколько я понимаю вообще, пытается перейти с американского стула на европейский. Не знаю, как происходит, мы знаем, сегодня Джон Болтон прибыл в Киев. Утверждать предложение Зеленского по составу украинского правительства. То есть пока окончательное решение по тому, что будут министрами Украины принадлежит не президенту Зеленскому, а помощнику США по национальной безопасности Болтону.

А. Соломин― Как мы должны ответить на это решение суда? Прокуратуры украинской и суда.

С. Марков― Сказать, что это позитивное решение…

А. Соломин― Это уже сделано.

С. Марков― Но должны быть наказаны те, кто держал Вышинского 40 лет, 400 дней, извините, в камере тюремной. Вот эти люди должны понести наказание. А также мы должны в ответ на это озвучить десятки, сотни других политических заключенных необязательно российских граждан, которые сидят в тюрьмах репрессивного бандеровского режима.

А. Соломин― А по понятиям как мы должны ответить?

С. Марков― По понятиям…

А. Соломин― Они отпустили Вышинского

С. Марков― Согласиться на «нормандскую четверку» проведение.

А. Соломин― Неужели вы не считаете правильным, что хотя бы одного человека кого-то следует отпустить.

С. Марков― Нет.

А. Соломин― Почему?

С. Марков― А потому что еще раз повторяю, отпустить Вышинского – это интерес Зеленского. Понимаете, вот если вы сейчас будете ковыряться в носу или сбросите штаны и так далее…

А. Соломин― С удовольствием.

С. Марков― Если вы наденете штаны – это ваш интерес прекратить позориться. Вот Зеленский прекратил позориться. Ну мы-то здесь, ну хорошо, молодец. Но до этого много просил о проведении «нормандской четверки», Путин ему говорил: сделай хоть что-нибудь вообще. Я не украинский народ, я тебе авансом ничего не дам. Это их ты обманул. Меня не обманешь. Хоть что-нибудь сделай.

А. Соломин― Вот он сделал.

С. Марков― И сегодня Песков заявил о том, что Путин поддерживает проведение «нормандской четверки».

А. Соломин― Это единственный ответ, на который мы готовы сейчас?

С. Марков― Это огромный ответ, поверьте мне. И Зеленскому это значительно важнее, нежели освобождение какого-нибудь террориста Сенцова. Я кстати не уверен, что Сенцов вообще будет освобожден. Хотя вы знаете, тут два обстоятельства есть. Поймите, нам же не нужно Сенцова и украинских моряков держать. Мы их держим…

А. Соломин― В заложниках.

С. Марков― Не только в качестве, потому что они совершили нарушение закона…

А. Соломин― Заложников.

С. Марков― Нет, мы держим Сенцова для того, чтобы никто остальные не думали совершать теракты. Что если мы отпускаем Сенцова, остальные, потирая руки, побегут совершать теракты в Крыму, — ну все равно освободят как Сенцова. То же самое…

А. Соломин― Нет.

С. Марков― …если мы освобождаем украинских моряков, то киевские из СБУ скажут: ага, отпустили, давайте еще провокации.

А. Соломин― Я вам открою страшную тайну.

С. Марков― Сейчас я договорю.

А. Соломин― Настоящие террористы из запрещенной в РФ ИГИЛ не будут смотреть, какое решение РФ приняла по Сенцову. Они будут готовить или не будут готовить свои теракты по другим причинам.

С. Марков― Я вам открою тайну. В Украине террористы не настоящие. Он такие вот, там фашисты. Я много раз говорил. В Украине нацистские организации…

А. Соломин― Вы сейчас дискредитируете российский суд.

С. Марков― Нет. Подождите. Ничего я не дискредитирую. Не мешайте. Меня не сбить. Там есть… нацистские организации. 90% из них – такие коммерческие фашисты. Они все на зарплате. Им платят зарплату за то, что они фашисты. Кстати, я слышал аргумент, сразу опровергаю. Какие такие украинские фашисты, что избирают еврея президентом…

А. Соломин― И премьер-министр тоже.

С. Марков― И премьер-министр тоже еврей.

А. Соломин― Очень хороший аргумент.

С. Марков― Хороший аргумент. Опровергаю прямо сейчас. Во-первых, фашисты, население Украины, которое избирало. Они вовсе не фашисты. Они вполне нормальные люди. И у них нет никаких фашистских взглядов. А фашисты – те, кто у власти были, кто были навязаны хунтой. Кто силой захватил власть. И они оккупировали страну и фашисты украинские резко противоречат большинству украинских наций. Поняли?

А. Соломин― Нет.

С. Марков― Украинские нацисты делают террор, а украинский народ избрал евреев. Потому что ему все равно, лишь бы он за мир был. Это один момент. Второй момент…

А. Соломин― Может это просто доказывает, что не было никаких украинских нацистов.

С. Марков― Фашисты бывают разные. Нацизм бывает разный. Нынешний я уже говорил, нынешним украинским нацистам запрещено заниматься антисемитизмом. У них ксенофобия канализируется в сторону русофобии. Товарищи, русских можете резать. Евреев – нет. Более того, за антисемитизм мы вас на нашем фашистском собрании теперь будем из фашистских партий исключать. Вот что существует.

А. Соломин― Вы опять рассказываете какой-то свой кошмарный сон.

С. Марков― Да никакой свой кошмарный сон. Я был в Израиле, разговаривал с израильскими политиками. Вы почему поддерживаете антисемитов, тех, кто резал евреев.

А. Соломин― Извините, мы должны выйти. Через некоторое время вернемся в программу «Особое мнение».

А. Соломин― У нас в гостях сегодня политолог Сергей Марков. Тем не менее, решение по Вышинскому убеждает вас в человечности новой украинской власти?

С. Марков― Я вообще позитивно отношусь к Зеленскому. Я считаю, что у него, реально человек хочет вывести Украину на мир. И нормализовать отношения с Россией и прекратить жесточайшую войну с русским языком и русской культурой.

А. Соломин― Но он считает, что Крым украинский.

С. Марков― Ну и что считает. Так он человек имеет право считать, что Крым украинский.

А. Соломин― Значит вы с ним никогда не договоритесь.

С. Марков― Ну почему. Например…

А. Соломин― Допускаете пересмотра решение по Крыму?

С. Марков― …Китай считает, что Тайвань китайский. Тем не менее, имеет отношения прекрасные с самим Тайванем. И с теми, кто поддерживает отношения с Тайванем. Нет, так долго может продолжаться. И вполне можно найти будущее мирное решение Крыма. Ведь почему Крым вообще не стал независимым, а стал российским в результате событий 2014 года. В Москве сначала хотели, чтобы Крым объявил независимость свою. Но крымские элиты на дыбы встали. И сказали: ни за что. Чтобы там политические игрушки, нет, нам нужна стена.

А. Соломин― Нам в Кремле рассказывали, что это было решение крымчан. Что в Москве не режиссировали ничего.

С. Марков― Нет, секундочку, в Москве хотели, чтобы они независимыми стали. Были готовы поддержать. Там началось восстание…

А. Соломин― А кто хотел? С кем вы разговаривали на эту тему.

С. Марков― Да ни с кем не разговаривал. Забудьте. Так вот, там сначала началось восстание. Потом появились первые погибшие, и когда стало ясно, что…

А. Соломин― Секундочку, в Крыму появились первые погибшие? Вы имеете в виду, сердечный приступ случился у женщины и один мужчина…

С. Марков― Да, два погибших.

А. Соломин― Я просто был там в это время.

С. Марков― На следующий день планировалось, что будут уже более серьезные столкновения и боевики крымско-татарского меджлиса (запрещённая в РФ организация, – ред.) готовили такое выступление. К ним «Правый сектор» (запрещённая в РФ организация, – ред.) уже вовсю ехал туда. На помощь.

А. Соломин― Он уже приехал.

С. Марков― Да, когда стало ясно и еще больше ехали, когда стало ясно, что будет резня, тогда российское руководство поняло, что оно вынуждено принимать решения. И был назначен референдум. Референдум был сначала о независимости Крыма. Хотели примерно как в Абхазии и так далее.

А. Соломин― Нет. Нет. Референдум был назначен на возвращение Конституции 1992, по-моему, года. Это больше автономия Крыма, это не независимость Крыма.

С. Марков― Вы знаете, я сейчас деталей не помню. Но суть в том, что не присоединение к России. Москва не хотела, чтобы Крым присоединялся к России.

А. Соломин― Совершенно верно. Это кстати было решение парламента Крыма. Они сформулировали вопрос на референдум заседанием, которое очень тяжело собиралось и даже до сих пор многие спорят, был бы кворум. Потому что многие депутаты исчезли, не хотели присутствовать на этом совещании. А это совещание проводилось в Верховной Раде Крыма в тот момент, когда в Верховной Раде Крыма находились снайперы российские. Снайперы и вооруженные люди в принципе, которых тогда называли боевиками, у которых шевронов никаких не было. Я вам напомню эту историю.

С. Марков― Да, защищали. Задача российской армии была — войти в Крым и защитить право крымчан на свое волеизъявление.

А. Соломин― Только почему-то они присутствовали в этот момент в парламенте.

С. Марков― Алексей…

А. Соломин― …который принимал решение о референдуме.

С. Марков― Вы трезвый же я думаю.

А. Соломин― Я не пьющий.

С. Марков― Тем более вы же понимаете, нет никаких сомнений, каково реальное было мнение крымчан о том, где они должны быть.

А. Соломин― У меня есть сомнения на этот счет.

С. Марков― У вас есть сомнения? То есть вы действительно не думаете, что мнение крымчан было, что нужно в Россию.

А. Соломин― Я не думаю, что эти цифры, которые были на референдуме, не нарисованы. Там не было референдума как такового. Который проводится по правилам референдума. Это не референдум.

С. Марков― Я не про это вас спрашиваю. Подавляющее большинство крымчан хотели быть в составе Украины или составе России тогда?

А. Соломин― Откуда я знаю, откуда вы знаете.

С. Марков― Секундочку. Вы не знаете? А я знаю. Почему меня и называют экспертом. Потому что я говорю, как оно есть на самом деле.

А. Соломин― Вы фантазер, Сергей. Это не эксперт.

С. Марков― Я не адвокат. Нужно то-то… Нет, я говорю, что мнение крымчан и все знают, что я прав. Даже те, кто со мной спорят. Включая вас.

А. Соломин― Спасибо. Так по поводу решения конфликта на востоке Украины.

С. Марков― Я вообще оптимист. Я считаю, что Зеленский хочет избежать судьбы Петра Порошенко. Там в чем суть. Петр Порошенко, я его кстати хорошо знаю, к нему хорошо относился. У него прекрасная семья. Петр Порошенко, как и любой президент Украины хотел мира. Хотел как можно быстрее договориться, в том числе с Кремлем. И выйти на что-то вроде Приднестровья. Но американцы об этом узнали и обломали товарища.

А. Соломин― А почему Владимир Зеленский допускает расширение нормандского формата за счет американцев.

С. Марков― Я сейчас про другое. Сначала про это…

А. Соломин― Ну как же он антиамериканский…

С. Марков― Я логику дайте доведу. Не перебивайте просто. И Порошенко хотел выйти на этот мир, но американцы ему не дали. Они дали приказ фальсифицировать выборы парламентские, партия военных преступников «Народный фронт» ей сказали приписать 27%. Или 25. Ввести ее в состав правительства. Дали ей ключевые должности. И эти военные преступники типа Авакова, Турчинова, Яценюка. И обломали Петру Порошенко возможность выйти на мир. И заставили его начать боевые действия, уверив его, обманув его, что Россия не вмешается. А Россия обломала Петра Порошенко. Зеленский не хочет повторить этот путь. Зеленский поэтому стелется перед американцами максимально. И ему главное сейчас свой парламент, свое правительство. После этого он будет стараться выйти на мир. Он будет сейчас пытаться пересесть с американского стула на европейский. И договориться с евросоюзовцами о том, чтобы выйти на нормандский формат.

А. Соломин― Кто вам…

С. Марков― Предлагает он. Это мое экспертное мнение.

А. Соломин― Основанное…

С. Марков― На основании многих разговоров.

А. Соломин― С кем?

С. Марков― Не публичных, в том числе с людьми, о которых я ничего не могу сказать. Поскольку мы, эксперты часть информации берем из открытых источников, часть берем из закрытых.

А. Соломин― Не называйте имен, назовите фамилии.

С. Марков― И конечно не называем их. Если я их назову, они мне в следующий раз говорить не будут.

А. Соломин― Хорошо. Тогда конкретизируйте, откуда эти люди. Ну не соседи же ваши по подъезду. Правда.

С. Марков― Они из разных структур власти. И российской, и украинской, и американской. И немецкой, и французской. Из разных. Общаемся со всеми. Всем интересен, поверьте, вам интересен мой анализ.

А. Соломин― Конечно.

С. Марков― Поверьте, дипломатам японским интересен мой анализ, американским интересен, и британским, и немецким. И депутатам, которые приезжают и к которым я иногда выезжаю. Им всем интересно то, что я скажу. Но не бывает одностороннего. Я делюсь результатами своего анализа, своих каких-то знаний. Они мне рассказывают чего-то свое такое. В результате и позволяет получать какие-то такие…

А. Соломин― Сергей, если вам все ваши респонденты отвечают про украинских нацистов во власти, то мне кажется, что очень сомнительные какие-то у вас…

С. Марков― Да не так, поверьте мне…

А. Соломин― Значит у вас есть и другая точка зрения. Значит, вы ее игнорируете.

С. Марков― …в Брюсселе крупная британская… не может сказать, что… Вот вчера я встречался с крупным британским аналитиком, не может так сказать. Но он и не возражает.

А. Соломин― Что такое крупный британский аналитик, Сергей? Это человек, который читает газеты британские.

С. Марков― Аналитик, поверьте мне, это, как правило, не тот только, кто читает газеты, это тот, кто включен в те или иные проекты и имеет возможность в том числе по каким-то вопросам получать эксклюзивные некоторые знания, которые позволяют ему делать. Но и газеты тоже читает.

А. Соломин― Но слушателей наших не проведешь. Вы можете обмануть меня, я человек доверчивый.

С. Марков — Я― обмануть? Господь с вами. Моя миссия обратная. Сказать людям наконец правду.

А. Соломин― Они спрашивают, кто вам сказал, что Россия хотела независимости Крыма.

С. Марков― Послушайте.

А. Соломин― Ну не слезете уже с этого.

С. Марков― Как не слезу. Элементарно просто не скажу фамилий, поскольку эти люди находятся у власти.

А. Соломин― А насколько высоко они во власти?

С. Марков― Не Владимир Владимирович. Владимир Владимирович мне ничего этого не говорил. Это я гарантирую.

А. Соломин― Он вам ничего не рассказывает?

С. Марков― Этого ничего не говорил.

А. Соломин― Когда вы с ним последний раз виделись?

С. Марков― Да неважно.

А. Соломин― Но интересно же безумно. Интересно. Сергей Марков…

С. Марков― Не скажу.

А. Соломин― В этом году?

С. Марков― Не скажу. Так вот, далее. Хотела тогда российская власть независимый Крым, формально независимый. Фактически, конечно, зависимый от России, но формально юридический независимый. Но крымская элита встала на дыбы. В чем сейчас я вижу позитив для Донбасса. Зеленский, он хочет немножко обмануть американцев. Но главное другое. Зеленский хочет воспользоваться разбалансировкой американской системы управления Украиной. У них посол как вы знаете, США был очень сильный, Джеффри Пайетт. Реально руководил государственным переворотом. 14-го года.

А. Соломин― Это неправда.

С. Марков― Потом пришла активистка Мэри Йованович. Немножко чуть-чуть не в себе. Она не вполне уже контролировала спецслужбы. И ее с позором выгнали…

А. Соломин― Это неправда.

С. Марков― Потому что она троллила Трампа на личных встречах.

А. Соломин― Это неправда.

С. Марков― Да хоть говорите все неправда мне, я согласен, говорите, что угодно. Но все слушатели знают, что я говорю правду, даже те, кто со мной не согласен.

А. Соломин― Это вам сказали аналитики.

С. Марков― Включая вас. Сейчас американская система разбалансирована. Вот в этой связи, сильного посла такого, который спецслужбами управлял бы, нет.

А. Соломин― Волкер — это не сильная фигура? Спецпредставитель…

С. Марков― …новый который направлен. Он сильный посол. Но он дипломат. Он не госпереворотчик.

А. Соломин― Господи, Боже мой. Что там переворачивать уже.

С. Марков― И не активистка. Да, нужен не руководитель, не как Волкер. Вот Волкер, который спецслужбы. Но Волкер тоже сейчас под сомнением. Поскольку считается, что он взял деньги большие, взятку у Петра Порошенко.

А. Соломин― Ой.

С. Марков― Более того, я вам скажу. Резидент ЦРУ в Украине Возняк сейчас тоже того гляди… Потому что он лоббирует, чтобы Ульяну Супрун назначили министром здравоохранения. Потому что она его сестра. Они вместе дербанить деньги украинского бюджета.

А. Соломин― Мы сделаем короткий перерыв. И после перерыва поговорим уже на другие темы.

НОВОСТИ

А. Соломин― Мы продолжаем программу «Особое мнение». В перерыве в Ютубе Сергей Марков признался, что значительно честнее, чем другие спикеры. Но конечно не до конца честен. Се ля ви. Everybody lies, как говорит…

С. Марков― Есть в принципе командная работа.

А. Соломин― А в чьей вы команде?

С. Марков― В широком смысле в команде Владимира Путина.

А. Соломин― То есть это командная работа обязывает вас говорить то, что вам нужно говорить, а не то, что вы думаете на самом деле.

С. Марков― Вы знаете, есть же…

А. Соломин― На самом деле вы не думаете про фашистов…

С. Марков― Есть хороший принцип. До принятия решения, дискуссии широкой и так далее, когда решение принято, после этого придерживаются даже те, кто спорил, вот у них какая-то команда. В ней идет дискуссия. Дискуссия прошла, состоялось, условно говоря, голосование. Решение принято в пользу большинства. Вот меньшинство — у него есть теоретически несколько стратегий. Первая стратегия может сказать: ага, раз вы не с нами, мы тогда откалываемся и будем все по-своему делать. Уходим в сторону. Это уже сектантство по сути. Недопустимо для серьезных людей.

А. Соломин― А вы хотите, чтобы люди были беспринципными?

С. Марков― Нет. Извините, это один из принципов командной работы. Если большинство оно больше меня считает, я был в меньшинстве. Они в большинстве. Прежде всего, для нас важнее, чтобы в единой команде. А потом может быть и как-то, поймем все это… Но, так или иначе, когда решение принято, то это меньшинство не бунтует против большинства. А следует его курсу. Может бестолкового энтузиазма, как люди, которые принадлежат к большинству, но тем не менее. Таковы ключевые принципы демократии. Кстати думаете как-то по-другому…Вот возьмите Терезу Мэй. Она же…

А. Соломин― Мы уже…

С. Марков― Она же была против брекзита. А потом, когда большинство консервативной партии приняло решение о том, что брекзит будет, она стала, так или иначе, за брекзит. Ну в каких-то своих модификациях. Но, тем не менее, за брекзит. Да, хотя голосовала, была против, а сама работала за брекзит.

А. Соломин― Это сейчас похоже на исповедь человека, который случайно оказался в этой команде и очень хочет из нее выйти. Но не может.

С. Марков― Нет. Вовсе нет.

А. Соломин― С кем бы из оппозиционных политиков вы поработали? В чьей команде.

С. Марков― Из оппозиционных политиков. По взглядам, честно говоря, Борис Титов, а его трудно называть полностью оппозиционным. Он в путинской команде, но он в оппозиции экономическому курсу финансово-экономического блока правительства. Вот мне Борис Титов ближе всего.

А. Соломин― Давайте поговорим о внутренней политике. Идея калужского губернатора Артамонова сделать праздником федеральным годовщину стояния на реке Угра была с непониманием воспринята в Татарстане. Где от этой идеи естественно открестились. Ее не поддержали. Как вы относитесь, это не скандал, конечно, тем не менее, спор, который вроде бы исторический, историческая дата, веха. Которая ссорит нас сейчас.

С. Марков― Вы знаете, я помню, в ГД праздник был — Крещение Руси. Вы знаете, отмечается в конце июля.

А. Соломин― 900 какой?

С. Марков― 988, по-моему. Я вообще философ, для меня цифры они так относительны. 10-й век для меня более важно.

А. Соломин― В чем принципиальная разница не знаю, но о’кей.

С. Марков― Цифры не так важно. Мелкие. Я, кстати сказать, презентовал именно мое, мне было поручено, поскольку я тоже принимал участие в дискуссии и обсуждении и так далее, и мне товарищи поручили уже выступать непосредственно в ГД и предлагать этот праздник сделать.

А. Соломин― Федеральным.

С. Марков― Да.

А. Соломин― Вы тогда уже понимали, как в Татарстане будут его…

С. Марков― Да, и было с нежеланием…

А. Соломин― Со скепсисом.

С. Марков― Кстати, удивительным образом, это случайное совпадение, оказалось, что этот праздник, эта дата – Крещение Руси – ровно дата брака моих родителей. А поскольку я еще появился в апреле, то есть дата моего фактического нарождения. Удивительные какие-то бывают мистические совпадения.

А. Соломин― А я родился 31 декабря. Для меня это не удивительно.

С. Марков― Да. Вот такие есть. И тогда в Татарстане были против. Но их уговорили. Я думаю, сейчас тоже уговорят.

А. Соломин― Но как? Зачем?

С. Марков― Ну как. Аргументами.

А. Соломин― Какие аргументы?

С. Марков― Стояние на реке Угра с моей точки зрения критическая дата, когда Россия, Московия тогда прекратила, Русь в широком смысле прекратила платить систематическую дань большой коалиции Золотой орды. Мы эпизодические дани платили, причем достаточно часто, в том числе крымскому ханству. Новый возник агрессивный сосед у нас. Но систематическая дань крупной державе была прекращена выплата именно после стояния на реке Угра, тем самым я считаю, что именно с этого стояния начинается период беспрерывного независимого существования России.

А. Соломин― В таком случае татары вправе объявить праздником начало монголо-татарского ига. Например.

С. Марков― Не совсем. Татарстан тоже прошлось мечом. Это же было монгольское иго, монголо-татарское. Начали его называть позже. И принцип был такой, как знаете, западных европейцев всех называли немцы, потому что немые с точки зрения русского языка. Точно также азиатов называли тартары с точки зрения того, что они там…

А. Соломин― Подождите, но у них есть свои…

С. Марков― Иго было большой многонациональной империей, созданной монгольскими племенами. Это было совсем не татарское иго, просто так называли примерно всех азиатов.

А. Соломин― А зачем создавать на пустом месте этот конфликт?

С. Марков― Ну, так бывает в историческом… Бывают какие-то конфликты. При всем уважении к друзьям в Татарстане, я думаю, что все-таки…

А. Соломин― Их мнение неважно.

С. Марков― Нет. Да я думаю, что после дискуссии они как люди демократические и российские патриоты вполне согласятся.

А. Соломин― Зачем? Праздников мало или что?

С. Марков― Нет. Нам важно фиксировать дату, с которой началось беспрерывное независимое существование нашей с вами родины. Мы никогда до сих пор не попадали ни под чье, никто нами не командовал.

А. Соломин― Запросто и отмечайте. Это день России. Вы знаете, как большинство россиян называет.

С. Марков― Его не отмечают. Это считается день…

А. Соломин― День России 12 июня?

С. Марков― Днем предательства…

А. Соломин― Как это не отмечают? Фейерверки жгут, я знаю, я видел.

С. Марков― Элиты только. А я вот задал себе вопрос: а какие страны вообще…

А. Соломин― День российского флага.

С. Марков― …являются… Так парадоксально получилось, что был один из создателей дня российского флага…

А. Соломин― Вы.

С. Марков― Ну так получилось. Это давняя история. Я тогда был, Олег Румянцев, я и Леонид Волков. Такие три человека высказали эту идею первые. И пришли с ней к Борису Николаевичу Ельцину. Чтобы поднять этот флаг. И чуть-чуть вам удалось меня сбить. Отвлекшись на флаг. Но, все-таки возвращаясь, какие страны независимость имеют такую же инерционную, как и Россия. Вот праздник стояние на реке Угра имеет прямую связь с выборами в Мосгордуму.

А. Соломин― Какую?

С. Марков― Сейчас скажу. Поймете. Какие страны имеют такую же инерцию самодеятельности. Вы знаете, какие страны? Франция была под оккупацией, Германия под оккупацией. Италия и так далее. (неразборчиво) Недавно были. Китай, Япония. Все практически были. Кроме нас, наверное, по-видимому только Швейцария и Великобритания. И смотрите, какая у них огромная инерция суверенитета. Швейцария не захотела вступить в ЕС, одна из немногих европейских стран. А Великобритания даже выходит сейчас из ЕС, так они жестко ориентированы…

А. Соломин― А чего же хорошего. Одни проблемы.

С. Марков― Я не про это. И мы тоже. Вот когда нас сейчас люди, которые организуют массовые протесты, всякие майданы и так далее…

А. Соломин― Вы противоречите команде Владимира Путина. Владимир Путин за интеграцию…

С. Марков― Мы за интеграцию, но не за потерю суверенитета. Так вот…

А. Соломин― Почему суверенитет.

С. Марков― …многие люди, которые раскачивают лодку и подталкивают ситуацию к российскому майдану, за их спиной реальная идеология заключается в том, что мы не вполне удачная страна…

А. Соломин― Нет.

С. Марков― …давайте главный свой суверенитет передадим другим более успешным странам…

А. Соломин― Нет.

С. Марков― США и ЕС и они поведут нас по пути процветания.

А. Соломин― Это опять фантазии.

С. Марков― Ну, считайте это фантазиями. Это моя экспертная оценка.

А. Соломин― Это аналитики в Кремле вам говорят.

С. Марков― И с этой точки зрения они противоречат позиции большинства российского народа. Почему я говорю, что те, кто организует российский майдан это не народ и не часть народа, это скорее антинарод. Поскольку они по ключевым вопросам выступают как бы с позиции против большинства народа. И понимаете, вот вы хотите, не хотите, но если вы против полного суверенитета России у себя, то вы тем самым выбрасываете себя из российского народа.

А. Соломин― Главная проблема команды Владимира Путина в том, что она живет в плену своих фантазий.

С. Марков― Может быть и лучше отдать…

А. Соломин― Вместо этого вам бы лучше поговорить с аналитиками из среды этих протестующих и понять, что их выводит на улицы, почему они выходят на улицы под дубинки омоновцев. Что с ними не так. Что им не нравится. Вместо этого вы придумаете, что они хотят лишиться суверенитета. Ну о чем речь.

С. Марков― Да я знаю, им надоел Путин. Реальная такая простая, дело в том, что вы знаете, программы очень большие и многостраничные…

А. Соломин― Как ни странно…

С. Марков― Идеологемы они очень простые. Давайте будем как на Западе, в том числе будем их слушаться. В том числе сдадим Донбасс и Крым и вообще давайте сковырнем Путина, он нам надоел. И вообще он нам мешает…

А. Соломин― Если вы воспринимаете лозунг за сменяемость власти, как давайте сковырнем Путина.

С. Марков― Нет, мы за сменяемость власти. Но проблема в том, что ключевая проблема нашей страны с точки зрения нашего народа – это гибридная война, которую ведет западная коалиция на уничтожение России. А российский народ это прекрасно понимает, поэтому выступает за суверенитет. И за Путина, даже притом, что путинская пенсионная реформа, ему не нравится сейчас новая афера…

А. Соломин― Там много чего не нравится. Мы на этой светлой ноте должны закончить. Потому что время наше вышло.

С. Марков― Народ наш, конечно, Путина в этом главном поддерживает. Суверенитет России. Это мы будем праздновать…

А. Соломин― Политолог Сергей Марков.

С. Марков― … стояние на реке Угра.

А. Соломин― Алексей Соломин провел этот эфир. Всего доброго, до свидания.

Метки: , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>