Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Новости

Дмитрий Орешкин: Вертикаль подвинулась

Добавлено на 18.04.2014 – 08:46Без комментариев

Дмитрий Орешкин

| Огонёк

На выборах мэра Новосибирска партия власти проиграла кандидату от объединенной оппозиции. Это — тенденция, полагает наш постоянный автор

DO-1804

Новосибирск — город молодой. Но политическая проблема у него по-российски древняя: как строить земское управление. С одной стороны, местный начальник должен быть лоялен Центру. Значит, назначать из Кремля? С другой — надо, чтобы понимал территорию и умел договариваться с местными элитами. Стало быть, все-таки выборы? Кто не умеет договариваться, сквозь избирательное сито пролезает редко. Однако, пролезши, будет ли он достаточно лоялен Центру? На колу мочало, начинай сначала.

Идеального решения нет. Уже тысячу лет отношения центральной власти и земель колеблются в узком коридоре, где одна стенка называется «преданность», а другая «полезность». При том что сам коридор с течением времени понемногу отползает в сторону полезности. Или, как принято выражаться ныне, эффективности. После парада суверенитетов 1990-х кремлевское начальство попыталось сердцем успокоиться на отмене губернаторских выборов в начале 2000-х. Но не прошло и 10 лет, как выборы, хотя и в сильно урезанном виде, пришлось возвращать: прямые назначенцы, прикрываясь именем державы, наломали дров.

Вроде губернаторский уровень с грехом пополам отладили. Неправильных кандидатов снимаем еще на этапе регистрации, процеживаем муниципальным фильтром, берем Прокуратурой и Следственным комитетом (благо эти ведомства вертикальные и подчиняются не земскому начальству, а московскому). Так что до строки в бюллетене добирается лишь тот, кто Москву, в принципе, устраивает. Ну, за отдельными случайными исключениями. Однако спокойствия все равно нет!

Даже при оптимальном, с точки зрения Кремля, губернаторе жизнь часто выбивается за рамки вертикального распорядка. Люди у нас в России живут главным образом в городах — урбанизация 73 процента. А города, за исключением Москвы и Питера (теперь еще Севастополя), которым дарован статус субъектов Федерации, губернатору напрямую не подчиняются. Формально этому мешает статья 12 Конституции, где прямо сказано, что органы самоуправления не входят в систему государственной власти. Читай, губернатор городам не указ. Но несравненно важнее формальной статьи (как будто у нас какой-то параграф когда-то мог помешать кому-то из начальников творить благодеяния) то, что за статьей стоит сплоченный корпоративный интерес представителей городского начальства.

Они, если всерьез ущемить их интересы, очень даже могут показать любому губернатору небо в алмазах. В городах сосредоточено не только три четверти населения, но и основное производство. А вместе с ним и налогооблагаемая (а также необлагаемая, теневая) база. Отсюда постоянная озабоченность Кремля выборами городского руководства. Хотя, в вертикальном идеале, это должна быть головная боль губернаторов: вам, товарищи, поручено, вот вы и решайте… А как решать, если нет правовых (это еще черт бы с ним), но, главное, реальных политических и экономических рычагов?!

Положим, за регион губернатор перед Кремлем отвечает головой. Безропотно соглашается с верховными циркулярами. Неуклонно отчитывается об исполнении майских указов президента, берет повышенные обязательства по шефству над Крымом… Но дальше вниз продавливать эти благотворные импульсы ему уже трудно: строго говоря, снизу могут и послать. Нет, на практике умный губернатор с умным мэром, конечно, как-то договорятся: обоим ни к чему публичные скандалы, способные навлечь проверки, разборки, межведомственные комиссии и прочие карательные мероприятия.

Однако политика такое дело, где всегда есть конфликт интересов, амбиций и групп влияния. Поэтому договориться получается далеко не всегда. Особенно, если некий пассионарий с кресла мэра целит, допустим, на место губернатора; или, наоборот, губернатор хочет очистить кресло мэра для кого-то из своих людей. В таком случае добрая коммунальная свара практически неизбежна. Так что и на городском уровне — по крайней мере, касательно региональных столиц — Центр тоже вынужден быть арбитром и вилять в том же коридоре «преданность-полезность».

По состоянию на 2014 год эти виляния, однако, пришли к некоторому противоречию.

С одной стороны, президент на Валдайском форуме приглашает оппозицию попытать счастья именно на муниципальных выборах. А ключевые люди в администрации подтверждают: на муниципальном уровне альтернативщикам открывается зеленый свет. Что выглядит разумно: если вертикаль уверенно контролирует процессы на федеральном и региональном уровне, то почему не позволить оппам испытать себя в мясорубке городского уровня? Выберутся живыми — молодцы, пусть попробуют порулить в третьей лиге. Пооботрутся, научатся согласовывать амбиции с амуницией и слушаться старших… А не выберутся — туда им и дорога.

С другой стороны, наблюдается прямо противоположная тенденция. Партия «Единая Россия», которую трудно заподозрить в независимости от Кремля, вдруг вносит в Государственную думу законопроект, по сути, уничтожающий выборы мэров. Внешне ничего нового — добросовестная компиляция всех прежних попыток объехать злополучную 12-ю статью Конституции на кривой козе. Чтобы горожане выбирали себе уже не мэров, а только районных представителей; те, в свою очередь, формируют исполнительную власть в лице как бы избранного (городским парламентом) мэра и как бы назначенного (пополам депутатами от города и от губернии) сити-менеджера. Каковой наемный менеджер и будет на самом деле распоряжаться городским бюджетом. А мэр памятники открывать, приветствовать делегации и дарить городским дамам цветы на 8 Марта.

Реализуются сразу три идеи, выдвинутые вертикалью еще в нулевые годы и тогда же аккуратно спущенные на тормозах влиятельным, хотя и невидимым «городским лобби». Это а) опускание местного самоуправления с уровня городов на уровень городских районов (затея заведомо антиконституционная, ибо умаляет право граждан прямо и лично избирать себе городского главу); б) сокращение полномочий избранного мэра и подмена его наемным сити-менеджером, которого можно в любой момент прогнать, если позволит себе ослушаться; в) включение в процедуру формирования городской власти представителей губернаторского уровня. Для чего это делается, тоже понятно: чтобы корни вертикальной системы управления продвинулись дальше, глубже (так, правда, уже раньше было: от политбюро к ЦК партии, от ЦК к обкомам, от обкомов к горкомам). На текущий исторический момент между условными обкомами (офисами губернаторов) и горкомами (офисами мэров) Конституцией предусмотрен разрыв. Не просто так, а чтобы помочь экономически и социально активному классу горожан (селян, кстати, тоже — самоуправление касается всех) обеспечить защиту своих долгосрочных интересов через механизм избрания городского головы. Получается, этот механизм и собираются устранить?..

Между тем всего полгода назад высшие должностные лица говорили нечто противоположное по смыслу. О необходимости использовать выборы мэров как способ своего рода кооптации оппозиционеров в нижние этажи системы вертикальной лояльности. За эти полгода что-то серьезное произошло?

Ну да — Украина. А еще, видимо, как-то по-новому заиграли в оценках выборы мэров Москвы с Навальным, Ярославля с Урлашовым, Бердска с Потаповым (эти трое под судом или уже сидят), Петрозаводска с Ширшиной, Екатеринбурга с Ройзманом. А вот теперь и Новосибирск со своим Локотем…

Новосибирск — особенно интересный случай, и вовсе не потому что последний по времени или третий по числу жителей после Москвы и Питера. Отметим только самые существенные новости.

Во-первых, на фоне заоблачного президентского рейтинга партия, которая всегда сияла его отраженным светом, проигрывает. Видно, городской избиратель наконец научился отделять державные ценности от приоритетов повседневной жизни.

Во-вторых, впервые самые разные оппозиционные силы и кандидаты — от левой КПРФ и Ильи Пономарева до правого либерала Ивана Старикова — сумели проявить мудрость и нащупать предвыборный компромисс. Трудно судить, как там они дальше разберутся, но тактический успех налицо. И сигнал для партии власти тоже.

В-третьих, город сумел заставить себя уважать. Сам себя защитил от грубых электоральных фальсификаций. Новосибирские выборы получились честней и прозрачней, чем в 2009 году. Кстати, отсюда и удивившее многих падение явки. Не целиком, но в значительной степени это связано с отсутствием привычных приписок. Раньше тоже голосовали не ахти как активно, но к финальному показателю бойцы электоральной администрации прибавляли на круг процентов 10-12 — вот показатели и блистали. Сейчас стало меньше, зато честней. И это тоже не с неба упало. Город поднялся в собственных глазах: наблюдатели, пресса, сами члены избирательных комиссий стали немного другими.

Хотя, конечно, до идеала еще далеко. Присутствие «административного ресурса» легко диагностируется благодаря сравнению первых сообщений с окончательными итогами подсчета. Раньше всех протоколы сдают участки с самым зависимым от начальства электоратом: военные части, больницы, СИЗО, дома престарелых и пр. Не то чтобы одинокие старики, арестанты и солдаты так уж сильно любили действующую городскую власть, просто администрация соответствующих учреждений очень хорошо понимает, что от нее требуется. Вот и получается, что по первым сообщениям кандидат от «Единой России» шел с опережением на 4-5 процентов. А когда подтянулись данные с более свободных городских участков, где наблюдателей побольше, а управляемого электората поменьше, вперед вышел уже оппозиционер Анатолий Локоть.

В-четвертых, Новосибирск после долгого перерыва получил главу, который своим избранием обязан не «административному ресурсу», а горожанам. И думать ему теперь придется в первую очередь об их интересах, а не об административных «обстоятельствах». По крайней мере, в теории. Что создает для ветеранов вертикали чувство некоторого дискомфорта. На практике, конечно, новому мэру все равно придется искать взаимопонимания прежде всего с группами влияния, контролирующими ключевые направления: бюджет, преступность, политическое давление сверху и сбоку, СМИ, бизнес. Но у него, по крайней мере, будет реальный мандат от избирателей, а там уж насколько хватит чести и ума. Посмотрим.

В широком смысле не так уж важно, к какой именно идейной секте принадлежит победитель. В данном случае КПРФ — ну и молодец. Все равно ему придется решать проблемы практического управления городской средой, а значит, заботиться о росте налогооблагаемой базы, о привлечении инвестиций, о гарантиях прибылей для предпринимателей. Так что не в этом дело. Точно так же вторична принадлежность, допустим, Евгения Ройзмана к праволиберальной «Гражданской платформе» олигарха Прохорова или Галины Ширшиной к леволиберальному «Яблоку».

Гораздо важнее, что крупные города все откровенней ищут альтернативу. Демонстрируют естественное стремление самим налаживать свой быт и поменьше смотреть в рот федеральным товарищам. Это абсолютно закономерный, правильный и здоровый тренд развития: что бы там ни толковали на высоких идеологических уровнях и какие бы возвышенные цели перед народом ни ставили, для самих жителей местная «полезность» важнее вертикальной «преданности». Города лучше, чем кремлевские начальники, понимают, что конкретно им для себя делать и с чего начинать.

На беду этот здравый тренд вступает в противоречие с интересами вертикальных товарищей, которые очень не любят, когда сокращается сфера их контроля. К тому же перед носом маячит Украина. С какого боку ни подойди — хоть с киевского, хоть с донецкого, хоть с крымского,— везде видно, что хозяевами жизни становятся города и горожане. Высокому начальству — что здесь, что там — приходится им в ножки кланяться, договариваться, обещать компромиссы и понемногу уступать полномочия.

Ничего не попишешь: универсальный закон территориального развития. Ни западный, ни восточный — общемировой. Если вертикаль в него не вписывается — тем хуже для вертикали.

Метки:

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>