Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Новости

Константин Косачев: «Три причины деформации имиджа России на Западе»

Добавлено на 10.06.2014 – 14:39One Comment

| VIP-Premier

Федеральное агентство по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество) – относительно новый орган исполнительной власти, созданный по указу президента России Д.Медведева в 2008 году. Одним из приоритетных направлений деятельности этого ведомства является формирование объективного представления о нашей стране за рубежом. Какой видит Россию мировое сообщество, что влияет на ее внешнеполитический имидж и как относятся к этому имиджу сами россияне, рассказывает глава Россотрудничества, кандидат юридических наук Константин Косачев.

– Последнее время в российском обществе ощущаются разобщенность, низкая гражданская активность и социальная апатия. Складывается впечатление, что негативная информация, которой злоупотребляют современные СМИ, стирает такие понятия, как нация и патриотизм. С другой стороны, мы наблюдаем небывалый общественный подъем на фоне возвращения Крыма в состав России. Насколько, по вашему мнению, настроения граждан и общества в целом влияют на то, как воспринимают нашу страну за ее пределами?

– Это очень интересный вопрос. Мы склонны недооценивать важность того образа страны, который ретранслируют сами ее граждане. Этот образ далеко не всегда совпадает с тем, что хочет показать государство, на что оно направляет усилия и средства.

Нашим согражданам порой недостает оптимизма. А ведь именно оптимизм, энтузиазм, позитивное самовосприятие народа не могут не передаваться внешнему наблюдателю, даже если в стране не все благополучно.

Приведу пример. Известный английский писатель-фантаст Герберт Уэллс в 1920 году по итогам поездки в нашу страну и встречи с Лениным написал весьма пессимистическую книгу «Россия во мгле». В 1934 году писатель приехал в СССР вновь и беседовал на этот раз со Сталиным. Позже Уэллс говорил, что в англосаксонских странах произошел серьезный перелом в общественном мнении по отношению к СССР, и случилось это на фоне грандиозных успехов Советского Союза. Уэллс описывал свои личные впечатления – он увидел «счастливые лица здоровых людей» и понял, что в стране «делается нечто очень значительное. Контраст по сравнению с 1920 годом поразительный».

Речь тут не о Ленине и не о Сталине, а о силе искреннего энтузиазма советских людей, веривших в свою мечту. Их вера, упорство, действия, например реализация грандиозного плана ГОЭЛРО, не могли не впечатлить писателя. Естественно, он делился своими впечатлениями с соотечественниками.

Так формируется общественное восприятие и сегодня – через авторитетные мнения знаковых фигур. При этом надо учесть, что и для Уэллса, и для многих других известных людей, посещавших в ту пору нашу страну, репрессии и оборотная сторона сталинской системы остались за кадром.

«Поздний» Советский Союз тоже старался транслировать вовне картину успехов и общенародного подъема, однако скрыть то, что эти успехи были показными, становилось все труднее. Диссонанс пропагандистского образа с реалиями был все более заметным, а «железный занавес» больше скрывал от советских граждан происходящее на Западе, нежели наши проблемы – от людей за рубежом.

Сегодня мы видим, что наше общество, как это ни странно, «прибедняется». Многие западные журналисты отмечают, что такой пессимистичный взгляд на настоящее и будущее мало связан с объективными реалиями. Замечу, что во многих странах с более сложной экономической и социальной ситуацией люди часто смотрят на жизнь своей страны более позитивно.

– Как вы считаете, в чем причины пессимизма?

– Очень часто за пределами России в качестве экспертов и выразителей народного мнения выступают непримиримые оппозиционеры и критики власти. Им свойственно рассматривать образ страны через призму личных политических взглядов и сгущать краски. На Западе этот искаженный образ России весьма востребован, так как нельзя отрицать существования запроса на «демонизацию» нашей страны. Поэтому любой негатив акцентируется, а позитив затеняется. Я не могу сказать, что зарубежные аналитики или комментаторы всегда придумывают наши проблемы, иногда они вполне реальные, такие, о которых мы знаем не хуже сторонних наблюдателей. Но если при оценке образа России говорят только о проблемах, то вместо объективной картины возникает искусственно созданный антиимидж страны.

– В чем на данном этапе вы видите основную задачу ведомства, которое возглавляете?

– Задача Россотрудничества состоит в том, чтобы представить мировому сообществу объективный, сбалансированный образ нашей страны, уравновесив тот негатив, который, возможно, из самых благих побуждений транслируют критики существующей власти.

Поймите, речь не идет о «потемкинских деревнях» – нам действительно есть, что показать, и есть, чем гордиться.

Мир должен увидеть реальную Россию, без розовых, но и без темных очков, и я убежден, что такой образ страны будет на порядок лучше нынешнего, искусственно демонизированного. Но имидж нельзя сформировать исключительно усилиями только государственных структур. Надо понимать, что каждый из нас является носителем имиджа страны и народа. Какими мы предстаем перед миром, такими нас и воспринимают. Что говорят наши политики и о чем пишут журналисты, как ведут себя наши туристы, бизнесмены, официанты, водители на дорогах или горничные в гостиницах – все это складывается в общий образ россиянина.

– Олимпиада в Сочи показала миру многогранную, открытую и гостеприимную Россию, а россиянам – страну, в которой хочется жить и которой можно гордиться. Изменила ли Олимпиада восприятие России в мире?

– Давайте будем помнить о том, что Олимпиаде предшествовала мощнейшая искусственно созданная в медиа волна негатива, которая выставляла Россию государством, где разве что младенцев не едят. Раздувалась до грандиозных размеров проблема сексуальных меньшинств, из-за чего многие страны всерьез рассматривали возможность бойкота Олимпиады, а руководители некоторых стран так и не посетили игры. Сегодня же об этой теме не вспоминают. Это говорит о том, что главной целью информационных атак была Олимпиада, а ситуация с правами секс-меньшинств лишь предлог, который был призван уменьшить ее значимость и успешность, в том числе в глазах самих россиян. Все, что было связано с Олимпийскими играми в Сочи, рассматривали под лупой – любая мелочь немедленно оказывалась в Интернете, а если негатива не было, то его просто выдумывали. В этой непростой ситуации особенно радует, что Олимпиада бесспорно удалась. По данным независимых экспертов, в России за играми следили три четверти населения, в США – свыше 50%, в Канаде – более 90%, в Южной Корее – около двух третей. А глав-ным успехом стало то, что не оправдались искусственно подогреваемые ожидания провала, скандала, политизированной демонстрации и антироссийской акции. Во-первых, люди увидели прекрасные сочинские пейзажи: покрытые снегом горные склоны, море и очень много солнца – одно это уже у многих в мире вызвало «разрыв шаблонов», так как до сих пор Россию воспринимали как страну мрачную, глухую, таежную. Во-вторых, были продемонстрированы прекрасный уровень организации соревнований и функциональность объектов. Это доказало, что Сочи – не «калиф на час», а серьезная инвестиция на перспективу, которая имеет будущее и после Олимпиады. В-третьих, мир увидел высокий уровень гостеприимства, безопасности и общей доброжелательности сочинцев, организаторов, волонтеров и всех, кто был причастен к этому празднику. Поверьте, такое хорошо запоминается!

– Какие выводы должны сделать мы сами, жители России, после Олимпиады в Сочи?

– Нам очень важно понять, что необходимо больше внимания уделять имиджевым аспектам любого мероприятия с нашим участием. И это должно выражаться не только в затратах на пиар и публикации, но и в отношении к конкретным людям, к их нуждам.

Терпение, такт, внимательность, участие – важно, чтобы все это стало нормой нашей повседневной жизни.

– Президент Владимир Путин недавно говорил о том, что России не хватает национальных героев. А может быть, о них просто не знают?

– Вот смотрите: что такое Голливуд? По сути, это фабрика по производству героев. Один спасает заложников, другой – весь мир от катастрофы, да и сам президент садится за штурвал самолета, чтобы защитить страну от злых инопланетян. Мы можем сколько угодно иронизировать на сей счет, но это работает. И в качестве инструмента для подъема национального духа, и для ретрансляции героического, пусть порой и китчевого, образа Америки. Весь мир знает, как доблестные американские солдаты спасали рядового Райана. А что он знает про русского солдата? Уже не то, что знали люди в прошлом веке, когда уважение к подвигу советского солдата во Второй мировой войне было безусловным, а осквернение памятника ему было немыслимым. Мы помним киноэпопею о Великой Отечественной войне «Освобождение», которая была создана киностудиями нескольких соцстран. Да, фильм был идеологизирован, но это кино о братстве по оружию увидели люди во всех соцстранах, и идея братства отложилась в их сознании.

Сегодня последовательно выстраивается совсем другой образ нашего солдата. Не воина-освободителя, а жестокого и бездушного оккупанта. Я помню, как в Польше новые власти запретили к показу любимый в нашей стране сериал «Четыре танкиста и собака» – он создавал слишком позитивный образ советского солдата и рассказывал о дружбе наших и польских воинов. Это не соответствовало установкам, которые прививали молодежи в современной Польше, и в итоге целое поколение поляков выросло на сознательно насаждаемом негативном отношении к России. Обидно, несправедливо? Разумеется. Но для того, чтобы этого не происходило, нужно действовать самим – ухаживать за мемориалами нашим воинам за рубежом, налаживать прямые связи с местной общественностью, с молодежью, осуществлять совместные исторические проекты и акции.

– Если героев у нас не хватает, то антигероев в кино и на телевидении предостаточно. И нередко именно по ним судят о нас в других странах. Как быть с этим?

– Очень важно, каких героев и антигероев выбираем мы сами. Кино и телевидение реагируют на общественный спрос, но и формируют его. Вспомните «лихие девяностые», когда на экране создавали романтику бандитизма. В то время консулом Польши в Санкт-Петербурге был профессор Варшавского университета Хероним Граля, так вот он рассказывал, что его родные и близкие постоянно звонили ему, чтобы проверить, жив ли он еще… Он долго не мог понять, в чем дело, а потом узнал, что каждый раз перед телефонным звонком они смотрели очередную серию фильма «Бандитский Петербург». Как выразился сам Хероним Граля, «с такими фильмами в России Аль Капоне отдыхает».

Очень активно «помогал» нам создавать образ антигероя и Голливуд. Недавно в газете The New York Times был опубликован материал с говорящим названием «Russians: Still the Go-To Bad Guys». В нем был сделан вывод: даже через 25 лет после окончания холодной войны и падения Берлинской стены для Голливуда образ злодея – это образ русского. Но если мы не можем влиять на то, что снимают и печатают другие, то уж у себя дома мы просто обязаны искать и находить образцы для подражания, современных героев и кумиров. Да, СССР был идеологизированным государством, но здесь умели найти и подать образ героя так, чтобы он был привлекательным для многих поколений. Миллионы мальчишек выросли на «Неуловимых мстителях», они восхищались мужеством «молодогвардейцев» и Павкой Корчагиным, покорителями целины, Крайнего Севера и созидателями великих строек. Сила их притягательности была в том, что они были обычными «парнями из нашего города», «ребятами с нашего двора»… Я никогда не поверю, что сегодня нет спроса на таких героев. Ведь людям нужны положительные идеалы, и они есть.

Рассказывая о событиях в Крыму, польская газета «Речь Посполита» писала, что российская армия «не напоминала распространенные в Польше стереотипы: у российских солдат практически идеальная дисциплина, они прекрасно организованы, ими отлично командуют. Видно, что офицеры и сержанты знают свои задачи, а принцип их действий четко сформулирован».

Где и сколько было в Крыму наших солдат – вопрос дискуссионный, но те, что там были, произвели сильное впечатление на многих, в том числе и в нашей стране. Но что в итоге? В США бы через месяц появилась компьютерная игра, в которой «вежливые люди» успешно громят врагов, а через год о них вышел бы кассовый боевик. У нас же ничего этого нет, и это неправильно, ведь в нашей стране существует высокий внутренний спрос на своего героя. Даже в коммерческом отношении такая героизация была бы выгодной. Это как раз тот случай, когда не грех поучаствовать и государству.

– И все же, какие факторы влияют на образ России за ее пределами? Чего здесь больше – стереотипов, политики, целенаправленной работы оппонентов или реальных фактов?

– Многие эксперты сходятся в том, что современный образ нашей страны искажен, примитивизирован и оторван от многообразия российских реалий. В первую очередь это касается стран Запада, и особенно тогда, когда происходит охлаждение в наших отношениях.

Я вижу как минимум три причины деформации имиджа России на Западе. Первая – историческая. Наша страна на протяжении долгого времени выступала геополитическим оппонентом крупнейших западных держав – Британии, Франции, Германии и Италии, США. Это не специфическая особенность только нашей страны. Вспомним историческую вражду Германии и Франции, Америки и Англии… Однако в тех случаях произошло примирение, которое затем переросло в союзничество. С Россией не так, мы стоим особняком, и неприятие нашей страны существенно усилил советский период ХХ века. Нам минувший век видится в основном героическим и сильным, с ним связаны наши национальные триумфы – победа в Великой Отечественной войне, покорение космоса. В сознании же многих европейцев и американцев советский период – это тоталитаризм, «железный занавес», неэффективная плановая экономика, это преследование диссидентов, военная угроза… Достаточно вспомнить Карибский кризис и массовое строительство бункеров в США! Образ современной России принял на себя все издержки западного восприятия СССР в прошлом столетии. Тот факт, что Россия для широкого круга обывателей до сих пор остается «красной», консервирует страхи и стереотипы родом из СССР. А любые подтверждения этому, даже совершенно надуманные, ложатся на «хорошо удобренную почву».

Искажению имиджа во многом способствовали события современной внутренней и внешней политики России. В первую очередь я имею в виду особую позицию нашей страны по целому ряду ключевых тем-индикаторов. Это Украина и Крым, ранее – Косово, Абхазия и Южная Осетия, Иран и Сирия. Несколько в меньшей степени сыграли роль «дело Сноудена» и «дело Ассанжа», а также отличие в отношении к пропаганде ЛГБТ и к однополым бракам. Несмотря на то, что в странах Запада по всем этим вопросам есть своя внутренняя оппозиция, нашу линию воспринимают так: «Россия опять против!». Многие в независимом поведении России усматривают вызов и нежелание учитывать интересы других государств, что легко порождает в сознании параллели все с тем же советским периодом. Тем не менее для нас суверенность внешней и внутренней политики – момент принципиальный. Для страны, которая претендует на роль одной из ведущих мировых держав, это естественно и необходимо.

Третья причина, по которой у современной России возникают проблемы с имиджем на Западе, – недобросовестная конкуренция со стороны наших геополитических оппонентов. Отрицать наличие их целенаправленных действий в глобальном информационном пространстве было бы наивным. Впрочем, столь же наивно сводить все наши имиджевые проблемы к «козням врагов». Это лишь один из факторов, влияющих на образ нашей страны в мире.

– Один из многих, но и один из самых значимых. Что мы можем ему противопоставить?

– Если исторический и политический факторы имеют под собой какую-то объективную основу, то в третьем случае речь идет о стопроцентном субъективизме. Это информационные технологии, все то, что принято относить к так называемой «мягкой силе» государств. Такие инструменты идут в ход, когда на повестке дня стоят вопросы сугубо прагматические. Где должен пройти тот или иной трубопровод, какую систему вооружений выберет та или иная страна, кому она отдаст разработку своих природных ресурсов, какой экономический союз предпочтет…

Мы должны уделять больше внимания собственной «мягкой силе», своему влиянию на общественное мнение за рубежом. Ситуация такова, что нам необходимо действовать не просто на равных с конкурентами, а с опережением – как в спорте, когда у соперника есть явная фора. Но будем откровенны: пока нам не только до опережения, даже до паритета в сфере политтехнологий далеко. В том числе и потому, что у нас самих сохраняются иллюзии, будто наше героическое прошлое и суверенное настоящее работают на нас, добавляя нам уважения и симпатий. События на Украине доказали: сами по себе статичные факторы, вроде общего языка или общей истории, не гарантируют успеха. Нужна сознательная и целенаправленная работа для того, чтобы наши преимущества, что называется, «заиграли» и начали работать на улучшение международных отношений и сглаживание проблем.

– И средства массовой информации в этой работе могут играть важную роль.

– СМИ – один из основных источников и среда формирования имиджа страны и народа. Конечно, немалую роль играют также социальные сети и другие инструменты коммуникации, туризм… Но тон по-прежнему задают СМИ. Могу сказать, что влияние некоторых медиаконцернов и газет бывает гораздо больше влияния отдельных государств. СМИ могут как подстегнуть интерес к стране, так и напрочь стереть ее из актуального контента, обрушив имидж. Ведь имидж как раз и есть медиаобраз страны, а не точный слепок с реальности. Этот вывод очень важен именно для нас, так как сегодня у нашей страны большие проблемы с имиджем. Иногда говорят, что Россия такие проблемы «заслужила», вспоминая дела Pussy Riot, Магнитского, Ходорковского, Политковской. Однако это не может объяснить того, что во многих странах отношение к России хуже, чем к откровенным диктатурам, и даже хуже, чем в свое время к СССР. Нам необходимо это менять, и не нужно бояться рассказывать правду о собственной стране. Но только всю правду.

– Вы считаете, что сегодня мы рассказываем о себе не всю правду? Что же мы скрываем от мира и почему?

– Не мы скрываем, а зарубежные СМИ действуют избирательно, информируют по принципу: о России – или плохо, или ничего. Людям рассказывают, что думают киевские деятели и европейские политики о возвращении Крыма в состав России, но ничего не говорят о тех чувствах, которые испытывали русские в России и в Крыму, когда это радостное событие состоялось.

На Западе ничего не знают об ущемлении прав русских. А ведь именно это во многом стало причиной того, что миллионы русскоязычных граждан Украины не поддержали «евромайдан» и вышли на улицы Донецка, Харькова и Луганска протестовать против антирусской линии новых киевских властей.

Знаете, я застал советские времена и могу сказать: СССР практиковал так называемую «белую пропаганду». Это была не откровенная ложь, информация была вполне правдивой, но неполной. Дискриминация негров, кризисы, безработица, демонстрации протеста и их жестокий разгон полицией в США – все это было и в западной прессе. Но люди в СССР видели только это и искренне сочувствовали «угнетенным» жителям Запада. Информация в советских СМИ подкреплялась мнением западных коммунистов и газет компартий – маргинальных в собственных странах, но уважаемых в СССР. Нечто похожее происходит сегодня в отношении России: иностранные СМИ цитируют одних и тех же людей – тех, чьи оценки совпадают с точкой зрения редакции, и их слова выдаются за мнение гражданского общества России. На это есть спрос, но это не вся правда. И «советизация» Запада не может не внушать тревогу: на такую почву легко ложатся разного рода санкции, антироссийские кампании в медийной среде.

– Вы считаете, что западному обществу сегодня жестко навязана антироссийская позиция?

– Я не могу сказать, что зависимость «СМИ написали – общество прониклось» всегда линейна. Если взять публикации в центральной прессе Европы и США, то их тональность до банальности одинакова и негативна по отношению к России. Но если почитать комментарии местной аудитории к этим материалам, то картина получается гораздо более пестрой. Порой количество пророссийских комментариев к явно антироссийской по тональности статье превышает количество негатива. И это симптоматично: людям стала приедаться односторонняя картинка России. Им не нужно «советское» единодушие СМИ, не нужно осуждение «по просьбам трудящихся». Сегодня людям важны нюансы, толкование фактов и различные взгляды на одни и те же события. О России хотят знать больше. И это источник надежды на то, что имидж нашей страны изменится, а ее образ как непредсказуемого противника в общественном сознании сменится на образ партнера.

Подготовила Ирина Петрова

 

Метки: , ,

One Comment »

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>