Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Новости

Александр Гольц: Выпускники запаса

Добавлено на 17.01.2014 – 21:45One Comment

Александр Гольц

| Огонёк

В наступившем году призыв в Вооруженные силы может прекратиться

Российская общественность почти не заметила того, что в своем Послании Федеральному Собранию Владимир Путин объявил о намерении совершить настоящую революцию в военном строительстве: «Мы должны думать, как создать подготовленный мобилизационный резерв. И в этой связи тоже есть предложение: не отказываясь от отсрочек для студентов, изменить саму систему военной подготовки в вузах; дать возможность всем студентам пройти в ходе учебы и последующего военного сбора воинскую подготовку и получить военную специальность». Идею горячо поддержал министр обороны Сергей Шойгу. Он предложил подчиненным «подумать» над таким вариантом прохождения студентами военной службы: на базе существующих 72 военных кафедр создать центры подготовки мобилизационного резерва. В течение двух лет студенты будут посещать занятия в таких центрах. А по окончании учебного заведения им предстоит пройти трехмесячный сбор в учебных центрах Минобороны. То есть подготовка студентов будет состоять из теоретической части (получение знаний на военных кафедрах и в учебных центрах гражданских вузов) и практической (трехмесячные сборы в учебных центрах военного ведомства). Такая схема даст возможность всем студентам мужского пола «отслужить» в армии.

AG-1701

Списать долг Родине

Военное ведомство пошло гораздо дальше предложений некоторых ректоров, прозвучавших несколько месяцев назад. Те, напомню, предлагали для студентов службу в «рассрочку». Юноши, учащиеся в вузах, где есть военная кафедра, могли бы отслужить, получая теоретические знания во время учебы, а собственно военную службу они проходили бы по три летних месяца в течение трех лет. Теперь, как видим, вся служба и вовсе сведется к трехмесячным летним лагерям. Если эта инициатива Верховного главнокомандующего будет реализована (а сомневаться в этом не приходится), то в наступившем году призыв должен прекратиться сам собой. В условиях демографической катастрофы военному ведомству с гигантским трудом удается набирать около 300 тысяч срочников в год. При этом около 60 тысяч — выпускники вузов.

Даже сейчас, как утверждают специалисты, немалое количество вузов только для того и существует, чтобы выдавать тем, кто числится студентом, справки об отсрочке. Традиция, заметим, давняя. Лет семь назад комиссия Минобороны обнаруживала даже платные военные кафедры. А теперь, если инициативы Владимира Путина и Сергея Шойгу будут реализованы, появятся немало институтов, единственной целью которых будет выдача направлений для обучения на вышеупомянутых 72 военных кафедрах. Тогда призывать будет просто некого. Ведь ежегодно 18-летия достигают чуть больше 600 тысяч молодых людей. А по данным военного ведомства, российские вузы ежегодно выпускают 523 тысячи юношей. Большую часть их теоретически можно призвать в армию. На практике в армию идут чуть больше 10 процентов — около 60 тысяч. Теперь и они получат вольную.

Надо сказать, что здесь интересы российского общества совпадают с интересами части военной бюрократии. С одной стороны, очевидно: призывная система в России не работает. Вопреки горячим призывам представителей так называемой патриотической общественности российские юноши совершенно не горят желанием пополнить ряды Вооруженных сил. По данным Минобороны, около 200 тысяч человек успешно уклоняются от получения повестки военкоматов. Сергей Шойгу, отдадим ему должное, первым из отечественных начальников решился признать реальное положение дел. «Вам не надо будет прятаться по болотам до 27 лет, чтобы получить полную отсрочку. Не придется стараться-трудиться рожать двоих-троих детей, чтобы откосить от армии… Для нас это серьезный шаг навстречу всем вам. И мы хотим, чтобы вы действительно восприняли это как хорошую возможность, для того чтобы не бегать никуда, а спокойно учиться»,— обращаясь к российским студентам, глава военного ведомства не стал прибегать к ура-патриотической риторике, а обозначил реальную ситуацию.

Мобрезерв станет реальностью

Интерес военного ведомства здесь понятен. Год назад Верховный главнокомандующий поставил перед ним в принципе невыполнимую задачу: укомплектовать Вооруженные силы до численности в 1 млн. При нынешней демографической ситуации решить ее можно только с помощью бюрократических манипуляций. Например, если записать в армию всех студентов мужского пола (так, как некогда в гвардейские полки зачисляли дворянских младенцев). По большому счету, именно это и предполагает новая инициатива: на самом деле численность Вооруженных сил будет реально составлять 500-600 тысяч военнослужащих, остальное — бумажное студенческое войско…

Таким образом, решается сразу несколько проблем. Например, не поддающееся рациональному анализу убеждение в том, что только армия с миллионной численностью прилична для великой державы (те, кто придерживается этого верования, не могут объяснить, относить ли Великобританию и Францию, чьи вооруженные силы гораздо меньше, чем миллион, к великим державам). Предложение зачислять всех студентов, получивших военную подготовку, в мобилизационный резерв лишает сторонников сохранения в России призывной армии их главного аргумента. Опираясь на опыт войн конца XIX и всего XX века, они утверждают: безопасность государства можно обеспечить лишь с помощью готовности к массовой мобилизации, способности поставить под ружье миллионы человек в так называемый угрожаемый период. Вот для этого и необходимо располагать обученным мобилизационным резервом. А чтобы его создать и накопить, нужна призывная армия, которая в мирное время представляет собой постоянно действующую школу военной подготовки.

Однако в последние десятилетия ситуация кардинально изменилась: вооружения и военная техника многократно усложнились и, разумеется, их производство стало многократно дороже. Таким образом, количество резервистов уменьшается из-за демографических проблем, а государство неспособно произвести и складировать необходимое количество оружия. Несколько лет назад тогдашний главком Сухопутных войск Владимир Болдырев сообщил, что располагает всего 60 бригадными комплектами для вооружения резервистов.

Концепция, когда мобилизуют человека, отслужившего лет 10-15 назад, и за 30 дней восстанавливают у него самые примитивные военные навыки, в этой ситуации просто не работает. Резервисты должны быть подготовлены. А для этого, как в Штатах, они должны каждый год проходить полноценный тренинг. Так появился закон, в соответствии с которым люди, отслужившие срочную службу, могут добровольно записываться в действующий армейский резерв. Они должны ежегодно проходить учебные сборы и — невиданная доселе в России вещь — получать жалование — до 8 тысяч рублей ежемесячно. Принятие подобной системы является, безусловно, важным шагом на пути к отмене призыва. Согласитесь, странно заставлять практически бесплатно служить срочную службу, но затем платить резервистам.

Но российский генералитет не был бы самим собой, если бы не довел идею до абсурда. Это стало понятно, когда стали известны планировавшиеся количественные показатели резервистов — около 5 тысяч солдат и офицеров с возможным увеличением к 2015-му до 8 тысяч, если эксперимент удастся. Это приблизительно две бригады — из необходимых 60. То есть, по сути, планировали создать не действующий резерв, а некое потешное войско, которое можно использовать в ходе важных маневров, дабы резервисты без скандала прибывали в свои части. Остальные же 58 бригад предполагалось формировать отнюдь не на добровольной основе. А за счет «мобилизационного ресурса», куда, как и в советские времена, предполагалось зачислять все дееспособное мужское население страны. Все это грозило превратить создание мобрезерва в очередную показуху. Что и требовалось генералитету. Ведь если профессиональный резерв — профанация, значит, и призыв будет сохранен. Стало быть, будет сохранено избыточное количество офицерских и генеральских должностей — чтобы было кому командовать мифическими дивизиями.

Идущее с самого верха предложение о зачислении выпускников вузов в действующий резерв меняет ситуацию кардинальным образом. Министр обороны заявил, что 80-100 тысяч выпускников вузов будут ежегодно вливаться в состав мобилизационного резерва. Если программа заработает, это позволит в ближайшие пять лет сформировать полноценное и высокообразованное запасное войско. Это, правда, означало бы, что выпускники вузов заранее соглашаются с тем, что их регулярно будут призывать на переподготовку. Неясно также, что собирается делать военное ведомство, если количество студентов, желающих пройти военную подготовку, превысит запланированные 100 тысяч. Ведь Сергей Шойгу, напомню, вел речь о более чем полумиллионе выпускников.

Сохранить призрак

Но главное противоречие даже не в этом. Последняя инициатива никак не стыкуется с тем, что российские власти делали до сих пор. Чего стоит недавний закон, запрещающий тем, кто избежал службы в Вооруженных силах без законных на то оснований, занимать любые государственные должности. Ведь если вы собираетесь решительно либерализовать систему формирования Вооруженных сил, приближая ее к добровольческой, введение драконовских наказаний за уклонение от призыва теряет смысл. Мало того, совсем недавно Минобороны предоставило выпускникам вузов выбор: или служить год срочной службы, или два года по контракту. Какой, спрашивается, в этом смысл, если теперь предполагается вовсе освободить студентов от службы? Точно так же, если кто-то реально предполагает сократить численность Вооруженных сил, нет совершенно никакого смысла набирать в военные вузы около 15 тысяч слушателей. Ведь через пять лет этим будущим лейтенантам некем будет командовать.

Объяснить эти противоречия можно только одним: похоже, в военном ведомстве существуют две группировки бюрократов, придерживающихся прямо противоположных взглядов на военное строительство. Одни, постарше, настаивают на правильности максимы Бонапарта о том, что «побеждают большие батальоны». Тем более что сохранение карикатуры на массовую мобилизационную армию обеспечивает им сохранение высоких званий и должностей на пару-тройку ближайших лет. Другие, кто скорее всего помоложе, понимают, что в условиях ухудшающейся демографической ситуации очень скоро наступит полная катастрофа с призывом. Памятуя о печальном опыте Анатолия Сердюкова, люди в больших погонах делают все, чтобы избежать любых намеков на внутриведомственный скандал, и соглашаются с инициативами, которые противоречат друг другу. На этом фоне руководство Вооруженных сил и выступило с кардинальными предложениями. Как сложится их судьба, скоро узнаем.

Метки: ,

One Comment »

  • александр:

    необходимо взять на вооружения советский опыт формирования действующего резерва вс ссср.подготовка специалистов в авиационных училищах,училищах речного и морского флота,дальнейшее совершенствование профессиональных навыков на рабочих местах. напрмер в 1972 году проводилась всесоюзная проверка мобготовности страны. наш ОАО превратился в авиаполк самолетами которго буквально за считанные часы со всей Уральской области на сборный пункт была доставлена первая волна мобилизованных.Но ведь т.н.авиаполк способен выполнять и другие задачи,как впрочем и речные и морские суда.

1 Pingbacks »

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>