Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » 2000

Коррупция в системе государственного управления России: значение, причины и механизмы искоренения

Добавлено на 17.04.2000 – 13:412 Комментарии

Глава книги «Стратегия для России»

Содержание

Введение

Исторические аспекты

Масштабы и последствия коррупции в сегодняшней России

Основные причины распространения коррупции в России

Необходимые меры по искоренению коррупции

Заключение

 

Введение

Коррупция в любой системе управления включает две существенно отличающиеся составляющие:

  • коррупция в аппарате — классическая проблема обеспечения надежности всех звеньев управленческой системы; применительно к корпоративному управлению основные рецепты давно известны; не идеальные,но практические решения найдены, и проблема заключается лишь в желании их осуществить;
  • коррупция «на самом верху» управленческой системы, как правило, изо всех сил замалчиваемая и растворяемая в первой проблеме. Именно она является ключевой проблемой развития современного российского общества, именно она и рассматривается в настоящем разделе.

В разделе не затрагиваются проблемы развития коррупции в негосударственных (в частности, корпоративных) системах управления, а также на низовом уровне государственного аппарата, так как эти виды коррупции поддаются ограничению на малоопасном для общества уровне и не представляют непосредственной угрозы его существованию.

Исторические аспекты

1.1. Изменение общественного значения коррупции

Авторы исходят из того, что в административной системе управления, прочно отгороженной от жизни идеологическими и бюрократическими ограничениями, коррупция весьма часто является единственным способом донести до принимающих решения хотя бы дуновение реальных экономических интересов (так было очень часто при централизованной экономике).

Чем более разумна система управления, чем больше задействованы в ней рыночные и демократические механизмы, тем деструктивней роль взятки. Ведь управление тем более эффективно, чем более полно оно учитывает интересы общественных сил, затрагиваемых решаемой проблемой. И вся наука об управлении занята выстраиванием наиболее стройного и гармоничного способа совмещения этих интересов.

Взятка ломает сбалансированный механизм учета интересов и обеспечивает произвольно-случайный, а значит, как правило, и неразумный выбор решений — по принципу «кто первый зашел».

Именно в этом принципиальное отличие коррупции как от цивилизованного лоббизма, убеждающего чиновников в рамках отлаженного и в целом рационального механизма принятия решений, так и от вытесняющего лоббизм искусства public relations, убеждающего уже не чиновников, но общественное мнение, которое оказывает растущее влияние на последних в демократическом обществе.

Поэтому, если лоббизм — институт представительской, парламентской демократии, а public relations — элемент всеобщей демократии, взятка — принципиально антидемократический инструмент. Он не только не способствует балансированию интересов, но, напротив, объективно ведет к разрушению механизмов этого балансирования и максимальной дезорганизации процесса управления.

Повторим: это разрушение и дезорганизация — отнюдь не всегда зло. Но Россия рассталась с системой управления, для которой они не были злом, вот уже более 10 лет назад.

Соответственно коррупция уже более 10 лет является абсолютным злом не только с моральной, но и с практической, управленческой точки зрения.

1.2. Очерк антикоррупционных усилий в постсоветской России

Первые попытки ограничения коррупции носили декларативный характер и выступали в первую очередь инструментами текущей политической борьбы. Яркой иллюстрацией мер такого рода было распоряжение тогдашнего Председателя Верховного Совета РСФСР Б.Ельцина от 17 июля 1990 г., предусматривавшее немедленную отмену всех (!) привилегий.

В явной форме проблема коррупции была поставлена уже в 1992 г., когда был издан Указ Президента Российской Федерации «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы». Однако он не был воспринят всерьез, и его нормы о необходимости чиновникам представлять декларации о доходах и имуществе начали реализовываться только через 5 лет после выхода дополнительного Указа в 1997 г. А норма, запрещающая чиновникам заниматься предпринимательской деятельностью, по сути, не выполняется до сих пор. Так же плохо выполнялся появившийся несколько позже Федеральный закон «Об основах государственной службы в Российской Федерации», предусматривающий некоторые ограничительные антикоррупционные меры.

Введенный в действие в начале 1997 г. новый Уголовный кодекс содержит ряд статей, позволяющих вести борьбу с проявлениями коррупции. Вместе с тем в нем не нашли отражения многие распространенные в России действия явно коррупционного характера (например, участие должностных лиц в коммерческой деятельности для извлечения личной прибыли, предоставление должностными лицами льгот коммерческим структурам с целью извлечения личной прибыли и т. д.).

С 1997 г. начались отдельные попытки искоренения условий, порождающих коррупцию, например введение открытости и конкурентности в процедуру распределения заказов на государственные закупки. Однако эти усилия не превратились в систему и, более того, стали затухать.

В начале 1997 г. Президентом Российской Федерации было дано поручение разработать Программу государственного строительства, призванную модернизировать систему управления в стране, оставшуюся практически неизменной еще со сталинских времен. Однако аппарат управления разработал вместо нее значительно более узкую и менее конкретную Концепцию административной реформы, содержащую лишь общие принципы — и только по отношению к реформе исполнительной власти, государственной службе и антикоррупционной программе. Даже такой документ можно было использовать как первый шаг к оздоровлению государства, но он был похоронен в недрах Администрации Президента.

Масштабы и последствия коррупции в сегодняшней России

2.1. Масштабы коррупции

К концу 1999 г. коррупция в России приобрела системный характер. Это выражается в следующем.

2.1.1. Государственная политика диктуется частными интересами лиц, находящихся у власти и способных влиять на власть в масштабах, превосходящих деятельность власти по реализации общественных интересов. Ключевые решения, оказывающие максимальное воздействие на жизнь общества, принимаются на коррупционной основе или для прикрытия коррупционеров, находящихся в зависимости от разнообразных «теневых» фигур.

2.1.2. Дополнительные и теневые доходы на сегодняшний день составляют не только основную, но и необходимую часть дохода чиновников.

2.1.3. Государство активно использует теневые формы стимулирования и мобилизации доходов. Это означает, что коррупция стала необходимым элементом функционирования той общественной системы, которая сложилась в России.

2.1.4. Принципиально, что формирование общественного сознания при помощи государственной политики в области СМИ также во все большей степени осуществляется, исходя из коррупционных интересов. Достаточно указать, что все чаще приходится слышать о неопасности или принципиальной нераскрываемости экономических преступлений, из чего делается вывод о ненужности или невозможности борьбы с ними. Показательно, что число осужденных за взяточничество сократилось по сравнению с 1980 г. почти в три раза, а вероятность попасть в тюрьму после возбуждения прокуратурой уголовного дела по обвинению во взяточничестве не превышает 8%. Но и в рамках этих 8% подавляющему большинству осужденных за взяточничество назначается более мягкое наказание, чем это предусмотрено законом.

2.1.5. Прямые потери от коррупции ведут к уменьшению доходов государственного бюджета, косвенные уменьшают объем производимого валового национального продукта. Нижняя граница прямых потерь составляет примерно 20 млрд. долл. в год, что соответствует доходной части бюджета на 1999 г.

2.2. Укорененность в общественном сознании

Коррупция стала нормой российской жизни. О принципиальной разнице в отношении к ней в России и в остальном мире можно судить по реакции на один и тот же скандал с отмыванием российских денег двух крупных затронутых им чиновников: директора-распорядителя МВФ М.Камдессю и многих высших российских государственных чиновников, обвиненных в коррупции в России или за рубежом.

Камдессю всерьез засобирался в отставку, столкнувшись лишь с намеком на то, что деньги МВФ разогревали котел коррупции.

В России чиновники только что не насмехаются над обвинениями, зачастую даже не пытаясь их опровергать, даже если обвинения выглядят в глазах общества достаточно правдоподобными.

2.3. Последствия коррупции

2.3.1. Экономические

  • Коррупция расширяет теневую экономику, что сокращает поступления в бюджет и лишает государство рычагов управления.
  • Коррупция разрушает конкуренцию, так как взятка обеспечивает предоставление неконкурентных преимуществ. Это подрывает рыночные отношения как таковые, создает новые, коррупционные монополии (часто связанные с организованной преступностью), снижает эффективность экономики в целом.
  • Коррупция лишает государство возможности обеспечивать соблюдение честных правил рыночной игры, что дискредитирует и саму идею рынка, и авторитет государства как арбитра и судьи. Практически сложилась ситуация, когда коррупция стала важнейшим тормозом формирования цивилизованных рыночных отношений, создания новых предприятий, экономического роста.
  • Влияние коррупции на проведение приватизации и банкротств (принявшее поистине гигантские масштабы) затрудняет появление эффективных собственников.
  • Нерациональное расходование бюджетных средств усугубляет бюджетный кризис.
  • Коррупция увеличивает издержки субъектов экономики, что перекладывается на потребителей через повышение цен и тарифов.
  • Коррупция в органах государственного управления разлагает не только их самих, но и аппарат управления крупных корпораций. Соответственно происходит общее снижение эффективности управления — как государственного, так и коммерческого.
  • Управленческий потенциал общества переориентируется коррупцией с интересов развития страны на интересы ее разворовывания.
  • Широкомасштабная коррупция, поощряя недобросовестную конкуренцию, делает невозможным привлечение не только иностранных, но и российских инвестиций, что в принципе лишает Россию возможностей развития. Взятки — это сгнившие или непоявившиеся инвестиции.
  • Коррупция в нынешних российских масштабах практически исключает возможность успешного экономического развития. Для не имеющих поддержки власти развитие невозможно, так как завтра власть вас разорит и за это никто не будет отвечать. Для тех же, кто с властью дружит, более рентабельны инвестиции не в реальный сектор и развитие, а в краткосрочные операции: финансовые спекуляции, передел собственности и дальнейшее коррумпирование власти.

2.3.2. Социальные

  • Коррупция создает организованную преступность как устойчивое общественное явление, так как она не может существовать сколь-нибудь долго без сращивания с государством.
  • Коррупция снижает зависимость государства от населения, а тем самым — его заинтересованность в решении социальных проблем.
  • Из-за нарушения бюджетных обязательств не выполняются важнейшие социальные программы.
  • Делая бесправных бедных еще беднее, а влиятельных богатых еще богаче, коррупция поддерживает высокую социальную дифференциацию, а с ней — и высокую социальную напряженность.
  • Охватывая жизненно важные сферы (например, образование и здравоохранение) и разрушая их, коррупция отвлекает колоссальные средства от целей общественного развития и усиливает деградацию общества — не только социальную и интеллектуальную, но и биологическую.
  • Коррупция дискредитирует право как основной инструмент регулирования жизни государства и общества, формирует устойчивые представления о беззащитности граждан и перед преступностью, и перед государством.
  • Распространяясь «сверху вниз» и пронизывая все уровни общественной жизни, коррупция усиливает нравственную деградацию общества, создает терпимость по отношению к ней и преступности вообще (например, даже к заказным убийствам). Все шире распространяется восприятие коррупции как единственно возможной в России формы эффективных отношений между обществом и государством.

2.3.3. Политические

  • Коррумпированность правоохранительных органов и государства в целом усиливает организованную преступность и открывает ей дорогу к политической власти.
  • Коррупция смещает политические цели от общенационального развития к обеспечению власти (и преемственности власти) олигархических группировок, содействует формированию «корпоративного государства» вместо «государства равных возможностей».
  • Меняя мотивацию управленцев, коррупция меняет мотивацию всего государства и бизнеса. Государство перестает служить тем, кто платит деньги ему как целому, и начинает служить тем, кто оплачивает его отдельные элементы. Тем самым оно исчезает как целое, распадается на группы выразителей отдельных интересов, не скрепленных ни организацией, ни ответственностью. Именно в этом главная проблема Российского государства: сегодня его не существует как целого! Объединить его части во что-нибудь дееспособное нельзя без резкого снижения уровня коррупции.
  • В коррумпированном государстве права человека, ответственность власти, свободные выборы и другие фундаментальные элементы демократии существуют в крайне ограниченном и извращенном виде, что резко сокращает эффективность государства. Демократия превращается в ширму, прикрывающую господство более или менее криминальных структур.
  • С учетом доминирующего положения зависимых от государства СМИ коррупция в органах государственного управления способствует созданию «манипулятивной демократии», при которой внешнее сохранение демократических институтов сопровождается их полной подчиненностью воле узкого круга государственных чиновников и зачастую оплачивающих их и слившихся с ними «олигархов». Как отмечают российские политологи, «манипулятивная демократия» в принципе не отличается от тоталитаризма — системы, при которой общество не может влиять на государство, а последнее свободно от ответственности перед обществом и представляет собой элемент его приспособления к условиям информационной эры.
  • Коррупция ведет к потере властью легитимности внутри страны. Следствие этого — всеобщее отторжение, дезорганизация государства, что делает необходимым смену руководства России.
  • Коррупция ведет к потере российским руководством легитимности во внешнем мире и дискредитации России, создает реальную угрозу возникновения вокруг нее частичного «санитарного кордона» и выталкивания ее на так называемый африканский путь развития, который означает не только невозможность возврата в число богатых и влиятельных стран, но и повышенную угрозу территориального разрушения.
  • Коррупция дискредитирует демократию как таковую и создает угрозу установления диктатуры на антикоррупционной волне.

Коррупция не оставляет нашему обществу приемлемых перспектив. Поэтому борьба с ней — категорический императив оздоровления России, условие установления прочного порядка и динамичной стабильности.

Однако сегодня коррупция стала образом жизни целой страны. За 10 лет непрерывных, хотя и не всегда осознаваемых, усилий реформаторы построили недееспособное кланово-олигархическое государство, сродни средневековым государствам.

Бороться с коррупцией — значит бороться с этим государством за глубочайшую государственно-правовую реформу.

Основные причины распространения коррупции в России

3.1. Экономические причины

Коррупция была усилена реформами, причем не только личными склонностями реформаторов и их зарубежных операторов, но и крайней нерациональностью их политики.

3.1.1. Главная причина разгула коррупции в России носит экономический характер. Заведомо ложный лозунг «рынок сам все исправит» привел к агрессивному, враждебному предпринимательскому климату, создаваемому отсутствием механизмов защиты права собственности, чрезмерно жесткой финансовой политикой и лишь в третью очередь — нерациональной налоговой системой. Ставя любого бизнесмена на грань выживания, эти факторы выталкивают его в «теневой сектор», который оказывает сильнейшее разлагающее воздействие на все общество, и в первую очередь на государство.

3.1.2. Первичное накопление капитала происходило за счет дележа государственной собственности, т. е. решением госслужащих назначались (и до сих пор назначаются) миллионеры. Этот процесс не мог быть бескорыстным и стал мощным стимулятором коррупции.

3.1.3. Неэффективность судебной системы (в России так и не была проведена судебная реформа), практически полная безнаказанность мошенничеств, возникшая в результате принципиального отрицания реформаторами созидательной роли государства на этапе перехода к рынку и их враждебности к государству, сформировали в России, используя слова Е.М.Примакова, «экономику недоверия». Необходимость найти среди огромного количества новых экономических субъектов надежных привела к тому, что не только для крупных компаний, но и для государства оказалось проще назначать этих «надежных партнеров». Понятно, что практика подобных назначений носит принципиально антирыночный характер и является питательной средой для коррупции.

3.1.4. Либерализация внешнеэкономической деятельности без учета необходимости поддержания конкурентоспособности национальной экономики превратила коррупцию в один из стихийно возникших механизмов неформальной защиты внутреннего рынка, особенно важных в условиях, когда формализованные, т. е. официальные, механизмы ликвидировались прямым давлением мирового сообщества. Суть этих стихийно возникших механизмов заключается в создании своего рода «культурного барьера» в виде плохого предпринимательского климата, в котором часть российского бизнеса еще может выжить, а зарубежный погибает.

3.2. Политические причины

3.2.1. Мировой опыт доказывает, что при резком изменении фундаментальных условий жизни уровень коррупции подскакивает практически всегда.

3.2.2. Значительную роль в развитии коррупционных процессов оказали как «родимые пятна тоталитаризма», включая общественную психологию, так и общие закономерности перехода к рыночным отношениям, проявляющиеся в первую очередь в неподготовленности общества и государства к решению объективно встающих перед ними задач.

3.2.3. Реформаторы проявили глубокую склонность к созданию различных «политикообразующих видов бизнеса», обеспечивавших в том числе решение задач обогащения захвативших власть групп и создания для них прочной социально-финансовой базы в лице занятых в соответствующих видах деловой активности. Понятно, что такое «теневое обеспечение» являлось прямым стимулированием развития и углубления коррупции. Наиболее масштабными из «политикообразующих видов бизнеса» на разных этапах являлись:

  • приватизация, в ходе которой, по имеющимся данным, практически в каждом втором регионе страны руководители местных администраций, территориальных комитетов по управлению имуществом и фондов имущества были привлечены к уголовной ответственности, — в то время когда значительная часть реформаторов вполне официально трактовала указание на необходимость обеспечения закона при проведении приватизации как требование отмены всех ее результатов, призыв к новому переделу собственности в общероссийском масштабе и как антигосударственную деятельность;
  • теневой передел бюджетных средств при помощи разнообразных зачетов (при которых у коммерческих посредников оседало до трети денег, предназначенных бюджетополучателям), построения пирамиды ГКО и поддержки иностранных финансовых спекулянтов;
  • проведение массовых банкротств без должного контроля государства, что вело к их криминализации и превращению в инструмент широкомасштабного и хаотичного передела собственности;
  • использование средств международных финансовых организаций без какого-либо контроля со стороны органов государственного управления.

3.2.4. Слабость государства выражается прежде всего в том, что его административная, контрольная, финансовая и судебная мощность не позволяют ему выполнить его обязательства перед гражданами и предприятиями.

С одной стороны, это создает дефицит его услуг. А там, где дефицит, — появляются очереди, на которых вырастает коррупция как массовое явление.

С другой стороны, невозможность для государства обеспечить исполнение своих обязанностей создает стимул для максимальной закрытости его действий, так как прозрачность

государства вызовет предъявление обществом разнообразных требований.

Закрытость же функционирования систем государственного управления, исключая возможность общественного контроля, объективно поощряет коррупцию.

В частности, именно непрозрачность механизма принятия финансовых решений оказала решающее воздействие на формирование самодостаточного класса чиновников, превратившегося в касту.

3.2.5. Вместо партийного, политического и профессионального принципа формирования власти возобладал клановый принцип «команды единомышленников», который до сих пор еще преподносится как достижение. На самом деле он породил безответственность, клановость, семейственность, стремление угодить первому лицу. (Закрепление этого принципа является одним из недостатков действующей Конституции.)

3.2.6. На протяжении 10 лет реформ под лозунги о движении по пути современной мировой цивилизации мы двигались в противоположном направлении:

  • системно пропагандировался не индивидуализм в современном понимании, основой которого является способность к солидарным действиям для защиты своих прав и интересов, а вульгарный индивидуализм вплоть до полной атомизации общества, а также апологетика коррупции как одного из механизмов развития, вплоть до лозунгов «коррупция на страже демократии» и «коррупция — лучше коммунизма»;
  • под видом либеральной идеологии и приобщения к ценностям мирового сообщества в обществе культивировалось принципиальное отрицание государства и самой идеи государственности, в корне противоречащее не только практике развитых стран, но даже и господствующим теоретическим построениям. Вместо либерализма проповедовалась странноватая российская разновидность маргинальной и для Запада идеологии либертарианства;
  • вместо надлежащей системы «сдержек и противовесов» в государственно-политической системе воссоздавалась модель управления «под хорошего реформатора», сутью которой является право на бесконтрольность в распоряжении чужим и право на безнаказанный произвол. Такая модель почти неизбежно должна порождать деспотизм и коррупцию.

3.2.7. Ярким отражением этой системы являются Конституция страны и система законодательства, в частности конституционный закон о правительстве и Уголовный кодекс.

При замечательных конституционных декларациях о правах человека не существует реализуемых механизмов привлечения власти к ответственности за попрание прав гражданина. При этом уже на уровне Конституции заложен целый ряд системных решений, позволяющих никому ни за что не отвечать:

  • президент является фактическим главой исполнительной власти, и от него одновременно по процедуре назначения и функционирования (в том числе через материальное обеспечение) зависит вся судебная система;
  • процедура отстранения президента от власти чрезвычайно затруднена (например, по сравнению с американской системой) и практически нереализуема;
  • правительство является фактически подставным, так как не может и шагу сделать вопреки воле президента;
  • парламент (и в целом общество) лишен фундаментального права представительной власти на всеобъемлющий контроль за работой исполнительной власти, расследование ее деятельности.

Конституционный закон о Правительстве России предоставил исполнительной власти право принимать решения «коллегиально», что влечет за собой невозможность привлечения кого-либо к персональной уголовной ответственности за нарушение закона и нанесение государству и обществу ущерба.

Уголовный кодекс предусматривает значительное уголовное наказание за мелкую кражу (батон хлеба, бутылку водки), но не предусматривает ответственности высших должностных лиц государства за незаконное распоряжение бюджетными средствами, государственной собственностью, незаконное предоставление налоговых, таможенных или иных льгот и преимущественных прав.

3.2.8. Политическая лояльность губернаторского корпуса традиционно покупалась, покупается и будет покупаться (по крайней мере, в 2000 г. — как это следует из федерального бюджета на 2000 г. и являющейся его неотъемлемой частью методики распределения трансфертов между регионами) при помощи либо прямо коррупционных механизмов, либо механизмов, поощряющих коррупцию, а именно:

  • произвольных по объемам и срокам выделения трансфертов (вплоть до их замещения бюджетными ссудами или вообще невыдачи без объяснения причин);
  • допуска или недопуска региона к проведению зачетов на федеральном уровне (правительство Путина, на словах заверяя МВФ в выполнении всех его условий, еще 9 сентября 1999 г. отказалось от данного правительством Е.М.Примакова и подтвержденного правительством С.В.Степашина обещания отказаться от проведения зачетов; по итогам 1999 г. они будут продолжаться вплоть до президентских выборов и составят около 78 млрд. руб.);
  • принципиального отсутствия контроля за использованием финансовой помощи федерального бюджета (достигающей до 95% расходов бюджетов отдельных регионов);
  • закрывания глаз на передел собственности в пользу региональных властей;
  • законодательного отхода от европейских стандартов местного самоуправления, его парализовывания и установления монопольной власти губернаторов над местными органами. Сегодня в большинстве регионов местная власть назначается. Опасность ликвидации местного самоуправления реальна, а ведь это — источник коррупции на уровне регионального управления, в первую очередь в форме различных махинаций с землей и недвижимостью.

Такая практика неформальных договоренностей с регионами многократно усугубляет основной дефект ныне действующей Конституции — отсутствие вертикали власти, без которой в принципе не может существовать единого государства (из Конституции следует фактическое равноправие субъекта Российской Федерации и Российской Федерации в целом). Становится невозможным эффективное управление сложным государственным механизмом, а государство как способ политической организации общества с неизбежностью деградирует.

3.3. Правовые причины

3.3.1. Разрушение старой системы государственного контроля и незавершенность создания новой действенной системы правового контроля и правовой ответственности.

3.3.2. Наличие большого числа законов непрямого действия, оставляющих простор для чиновного произвола, а значит, и для коррупции. Клинический пример — Таможенный кодекс, о необходимости превратить который в закон прямого действия говорят едва ли не с момента его принятия. Число подобных законов не уменьшается, и даже в новых проектах, например в проекте бюджета 2000 г., содержатся серьезные и крайне опасные с коррупционной точки зрения отступления от достижений прошлого.

Так, бюджеты прошлых лет включали четко определенные количественные рамки, при выходе из которых правительство должно было корректировать бюджет; бюджет 2000 г. не предусматривает таких рамок, прямо отдавая принципиальный не только с экономической, но и с политической точки зрения вопрос на волю чиновничьего произвола.

Одна из самых опасных с точки зрения развития коррупции сфер — межбюджетные отношения. О необходимости их формализации говорят и пишут с 1992 г. (о предложениях см. соответствующий доклад СВОП). В 2000 г. титаническая работа якобы увенчалась успехом, однако детальное рассмотрение вороха рожденных им формул показывает: суть дела осталась прежней, финансирование того или иного региона по-прежнему определяется сочетанием пробивных способностей губернатора с произволом минфиновского клерка.

3.3.3. Слабость судебной системы. Нищета судов и отсутствие контроля качества судебных решений заменяют формальную независимость судов их реальной зависимостью от почти любого источника финансирования, который может носить в том числе и преступный характер.

Таким образом, слабость суда не просто лишает общество и государство инструментария борьбы с коррупцией, но и делает невозможным судебное, т. е. полностью легальное, решение споров, вынуждая дополнять его неформальными и, как правило, незаконными действиями. А это — классическая услуга, оказываемая организованной преступностью при помощи неразрывно связанной с нею коррупции.

Заявления представителей государства о важности укрепления судов в значительной степени остаются пустой пропагандой. Достаточно указать на федеральный бюджет 2000 г., который прямо отказывает в исполнении решений судов, не обеспеченных бюджетным финансированием. Это значит, что, если Шамиля Басаева поймают и осудят в конце года, когда лимит бюджетного финансирования приговоров судов будет уже исчерпан, единственное, что с ним можно будет сделать, — это отпустить его на свободу. В менее экстремальном случае это означает принципиальную невозможность — и для граждан, и для корпораций — судебного получения от государства материального возмещения понесенного ущерба. Это нанесет удар самой идее правового государства и соответственно праву собственности, даст новый толчок развитию и распространению коррупции.

3.4. Административные причины

3.4.1. Невнимание государства и общества к вопросам организации государственного управления, что делает государственный аппарат громоздким, нерациональным и уязвимым для коррупции.

Кадровая, организационная, структурная и политическая нестабильность во властных эшелонах вывела на одно из первых мест среди мотивов чиновничьей деятельности заботу о создании «запасных аэродромов», а то и «золотых парашютов».

Положение усугубляет низкая зарплата чиновников, явно не соответствующая их квалификации и ответственности работы, нечеткость их служебных обязанностей и прав, отсутствие достаточно четких механизмов отбора и повышения по службе, а также общее ощущение нестабильности. Как сказал премьер Сингапура, «если платить орешками — министрами будут обезьянки».

3.4.2. Отношение государственных должностных лиц к своей службе как к продолжению рынка, а к демократии — как к свободе преобразования нормального рынка в рынок коррупционных услуг. Причем подобное отношение может быть как сознательным, так и невольным — в условиях резкого изменения общественных отношений, когда организация государственного управления осуществляется преимущественно стихийно и не осознается государством как важная сфера его деятельности.

3.4.3. Недостаточная эффективность действий правоохранительной системы страны по предупреждению и борьбе с коррупцией, что обусловлено следующими основными причинами:

  • в правоохранительных органах крайне мало специалистов, понимающих природу коррупции;
  • одних мер уголовного преследования недостаточно, чтобы поколебать позиции масштабной коррупции;
  • правоохранительные органы сами разъедаются коррупцией;
  • правоохранительная система не может в одиночку справиться с этой задачей, если государство не ставит ее в качестве приоритетной перед всеми своими звеньями.

3.5. Международные причины

Многие эксперты, в первую очередь зарубежные, подчеркивают, что расцвет коррупции в России в имеющихся масштабах был бы невозможен без влияния международной и зарубежной коррупции.

3.5.1. Ослабление государства при переходе к рынку объективно усиливает как давление на него международной преступности, так и действенность этого давления.

3.5.2. Широкомасштабная и фактически бесконтрольная раздача иностранными инвесторами средств группам лиц и политикам, которых они считали своими политическими союзниками. Эта раздача шла не только в форме грантов, но и в виде кредитов «технической помощи», трата которых фактически не контролируется государством, хотя и ложится бременем на его бюджет и увеличивает его внешний долг.

3.5.3. Международный бизнес зачастую использует коррупцию как инструмент проникновения на рынок и закрепления на нем. Так, многие государства позволяют своим корпорациям выводить расходы на подкуп зарубежных чиновников из-под налогообложения, рассматривая их как столь же необходимые для производства, как затраты на приобретение сырья и материалов.

Необходимые меры по искоренению коррупции

4.1. Оздоровление общественной жизни в целом

4.1.1. Отказ государства от заведомо неисполнимых обещаний, включая стопроцентное и своевременное исполнение бюджета, и по всем расходным статьям, а не по общей сумме расходов в течение года. Только в этом случае удастся создать гарантию того, что бюджетополучателю не нужно будет идти на поклон к конкретному чиновнику.

Необходимо принять законы, по которым многие функции государства по принятию решений (но не их исполнению!) — те, которые оно не умеет исполнять, — делегируются профессиональным сообществам, саморегулируемым организациям, которые выполняют их намного эффективнее.

Например, то же сообщество адвокатов могло бы принять серьезное участие в лицензировании адвокатской деятельности. Сегодня такого лицензирования нет, и за полтора месяца фактически любой человек может получить диплом адвоката.

4.1.2. Укрепление и развитие добросовестной конкуренции, включая усиление борьбы не с самими монополиями, а лишь со злоупотреблениями с их стороны своим монопольным положением.

4.1.3. Создание благоприятных правохозяйственных условий для деловой и инвестиционной активности, включая совершенствование налоговой системы и существенное сужение числа видов деятельности, основанных на разрешительном, а не уведомительном принципе, прежде всего, в малом и среднем бизнесе.

4.1.4. Создание действенных механизмов защиты института частной собственности как ключевого элемента общественной стабильности. Обеспечение реализации контрактных прав, прав собственников и акционеров, установление прозрачности деятельности предприятий для акционеров.

В частности, представляется совершенно необходимой декриминализация процедур банкротств путем усиления контролирующей роли федеральных органов исполнительной власти, установления реальной ответственности временного управляющего за исполнением закона и созданием крупных управляющих компаний, обладающих достаточными интеллектуальными и финансовыми ресурсами. Наличие неэффективного собственника не может быть признано основанием для установления диктата губернаторов за предприятиями.

4.1.5. Проведение судебной реформы, направленной на достижение следующих основных целей:

  • создание механизмов исполнения судебных решений;
  • создание системы независимого контроля их качества;
  • реализацию программ защиты судей, потерпевших и свидетелей.

Органы судебной власти должны быть абсолютно независимы от органов исполнительной власти — в том числе в нынешней российской системе власти — и от президента как фактического главы исполнительной власти.

Не только органы прокуратуры, но и контрольно-счетные органы, депутаты и, более того, сами граждане должны иметь неограниченное право выступать в судах с исками в защиту интересов общества и государства, в том числе о признании незаконными действий органов власти и их должностных лиц, расторжении незаконных договоров и соглашений, заключенных органами исполнительной власти с иными лицами.

Представляется целесообразным введение административной юстиции как отдельного вида судопроизводства, позволяющего гражданину эффективно защищать свои права и законные интересы, нарушенные чиновничьим произволом.

Если каждый человек в России сможет защищать свои интересы и интересы общества, как он их себе представляет, в суде, то борьба с коррупцией начнется «снизу», от народа. Только в этом случае очищение от коррупции действительно сможет стать общенациональной идеей.

4.1.6. Государство должно осознать свою ответственность за исполнение законов. В частности:

По многим из приватизационных аукционов закончились сроки, в течение которых инвесторы должны были вложить деньги в предприятия, но инвестиций нет. С точки зрения закона о приватизации такие предприятия должны вновь перейти по судебной процедуре в руки государства либо должны быть предусмотрены соответствующие процедуры, которые распространяются на часть этого пакета.

Доходы от аренды составляют крупные суммы и на федеральном, и на региональном уровнях. Государственная собственность часто вопреки закону сдается коммерческим организациям в субаренду. Государство теряет колоссальные деньги, и ясно, что это серьезная питательная среда для тех или иных «договоренностей» по всей вертикали власти. А если бы государственные органы следовали процедурам, четко установленным законом, то уже одно это само по себе способно было бы очень серьезно «очистить» ситуацию именно с точки зрения упорядочения финансовых потоков.

Правоохранительные органы должны в полном объеме использовать возможности борьбы с коррупцией, предоставляемые им действующим Уголовным кодексом в части деяний, в которых проявляются результаты коррупции: злоупотребление служебным положением, превышение власти, фальсификация, подлог, вымогательство, мошенничество, халатность, преступное бездействие, особенно в правоохранительных и судебных органах, и т. д.

4.2. Оздоровление системы государственного управления

4.2.1. Общие принципы

Главное — принятие и неукоснительное исполнение жестких процедур, которые четко регламентировали бы принятие решений по ключевым экономическим вопросам и не допускали бы неформального влияния на эти решения чиновников.

Принципиально важно объединить все деньги государства единым управлением. Для этого надо поставить средства федеральных внебюджетных фондов под контроль правительства.

Необходимо провести глубокую реструктуризацию всего аппарата государственного управления, отсекая ненужные звенья. Каждый вопрос должен находиться в исключительной компетенции одного ведомства, но при этом не должно возникать управленческого «вакуума», проблем, решение которых пущено на самотек.

Надо исправить сегодняшнюю ситуацию, когда любой вопрос только в правительстве рассматривается трижды — в ведомстве, в департаменте аппарата правительства и в секретариате вице-премьера. При таком положении нам никогда не будет хватать ни денег, ни специалистов, ибо аппетиты госуправления будут в три раза превышать реальную потребность и возможности общества!

Можно предположить, что реструктуризация, да еще в сочетании с операцией «Чистые руки», приведет к кардинальному сокращению числа ведомств. Сегодня их более 60, в то время как анализ исполняемых ими функций показывает, что реальная потребность составляет 25-28.

Для каждого уцелевшего после реструктуризации ведомства надо определить его цель (по-английски — «миссию»), ради выполнения которой оно существует, и формальные критерии выполнения или невыполнения его миссии. С их участием надо разработать унифицированные четкие, формализуемые, количественно оцениваемые требования к компетентности и психологическим качествам сотрудников, занимающих высшие и средние посты, а также унифицированные должностные инструкции, определяющие, кто, как, на каком уровне и какое может принять самостоятельное решение. Необходима формализация, упорядочение и упрощение документооборота, в США эта нехитрая процедура принесла экономию в 2 млрд. долл. в год.

Общая цель реформы государственного управления — превращение его совершенствования из деструктивной кампанейщины в постоянную процедуру, столь же привычную и так же мало дестабилизирующую работу ведомств, как и выдача зарплаты.

4.2.2. Необходима конституционная реформа, рационализирующая не только процедуры взаимодействия Федерального Собрания, Президента и Правительства, но и механизмы федеративных отношений и обеспечение экономических прав граждан (в частности, права на жизнь в форме права получения минимального гарантированного дохода в размере прожиточного минимума).

Конституционная система является многовариантной: одного идеального решения нет. Эффективными могут быть разные модели (о предложениях по конституционной реформе см. соответствующий раздел данной книги). Однако нельзя отрывочно, разрозненно выдергивать элементы этих систем без их логической внутренней взаимосвязи.

Так, для обеспечения ответственности политических партий и соответственно снижения уровня коррумпированности в этом звене государственно-политической системы следует иметь в виду, что выборы по партийным спискам — атрибут лишь такой парламентской системы, в которой победившие партии образуют ко-алицию большинства, формируют правительство и несут всю полноту ответственности за проводимую правительством политику, принимаемые парламентом законы. В противном случае (в нашей системе) выборы по партийным спискам — лишь инструмент развращения партий: никто не знает, какие же партии в большинстве, а какие в оппозиции; никому не выгодно создавать коалицию большинства и принимать на себя ответственность. Все делают вид, что они в меньшинстве и ни за что не отвечают.

То же касается и парламентского контроля: со стороны парламента в целом он эффективен лишь в президентской системе. В системе же, при которой правительство формируется парламентским большинством, это сводится к самоконтролю и соответственно влечет за собой разгул коррупции, резкое снижение эффективности управления. В такой парламентской системе правления актуален не парламентский контроль вообще, а контроль именно со стороны парламентского меньшинства. Например, в Германии меньшинство в 20% депутатов имеет право на самостоятельное создание парламентских комиссий по расследованию действий исполнительной власти.

4.2.3. Применительно к любому органу государственной власти и должностному лицу должно устанавливаться соответствие между:

  • полномочиями;
  • механизмом назначения (избрания);
  • подконтрольностью;
  • санкциями за нарушения закона и действия вопреки интересам общества.

4.2.4. Все решения, носящие конкретный распорядительный характер, должны приниматься только персонально, с персональной же ответственностью за нарушения закона и последствия решений, нанесшие ущерб обществу, государству или конкретным гражданам. Не должно допускаться никаких лазеек, позволяющих уводить высших должностных лиц государства (включая президента) от ответственности за преступление ими закона.

4.2.5. Ни одно должностное лицо и ни один государственный орган не должны иметь права принятия решений, подрывающих равноправие граждан и их экономические, социальные, политические и иные объединения. Принятие должностными лицами органов государственной власти подобных незаконных решений, подрывающих конституционные основы демократического государства, должно рассматриваться как тяжкое государственное преступление.

4.2.6. Уголовный кодекс должен включать нормы ответственности высших должностных лиц за сам факт нарушения закона при распоряжении госсобственностью, бюджетными средствами, незаконное предоставление налоговых, таможенных или иных льгот, если этим нанесен ущерб государству и обществу. Наличие же личной заинтересованности должно рассматриваться не как необходимое условие для привлечения к ответственности, а лишь как дополнительное отягчающее преступление обстоятельство.

4.2.7. Законодательная власть и независимые контролирующие органы (счетные палаты, уполномоченные по правам человека и т. п.) должны иметь возможность всеобъемлющего контроля за деятельностью власти исполнительной. Всякая попытка ограничить информацию о работе исполнительной власти, сокрыть что-либо от них, предоставить ложную информацию должна рассматриваться как тяжкое государственное преступление.

4.2.8. Финансовая власть (Центральный банк, Минфин, органы по регулированию рынка ценных бумаг и т. п.) не должна быть исключением из общего правила — полная подконтрольность и подотчетность деятельности этих органов, а также наказуемость за нарушения закона и действия должностных лиц вопреки интересам общества и государства должны быть обеспечены.

4.2.9. Материальное обеспечение, мотивация труда госслужащих должны быть высокими независимо ни от каких объективных трудностей. Зарплата должностных лиц органов государственной власти (в сочетании с уровнем их социальной защищенности) должна позволять государству конкурировать в борьбе за наиболее квалифицированных специалистов с частным сектором экономики. При этом должны жестко пресекаться попытки получения должностными лицами любых иных дополнительных доходов. Конкретные размеры вознаграждения высших госчиновников в открытом варианте доклада не рассматриваются. Возможно, необходимо резкое ужесточение ответственности госчиновников за коррупцию наряду с увеличением их зарплаты и других видов вознаграждения.

4.2.10. Финансирование кампаний по выборам органов государственной власти должно быть преимущественно государственным, обеспечивающим полноценную возможность донесения до избирателей информации о кандидатах и партиях без использования средств банков и корпораций, частных пожертвований. Предельные суммы средств избирательных фондов не должны превышать двукратный размер суммы, выделяемой кандидату государством (аналогично процедуре, действующей во Франции, Канаде и ряде других государств). Необходимы и иные меры по демократизации избирательных кампаний.

4.2.11. Граждане должны иметь реальное право отзыва (досрочного освобождения от полномочий) депутатов, если последние не выполняют предвыборных обязательств, нарушают законы, действуют не в интересах своих избирателей.

4.2.12. Управление государственными финансами и иными ресурсами должно осуществляться исключительно органами государственной власти и их должностными лицами. Любая передача функций по управлению, хранению, перечислению и использованию государственных ресурсов иным субъектам, не являющимся органами государственной власти — финансово-кредитным учреждениям, фондам (например, Пенсионному фонду) и т.п., — должна осуществляться исключительно на основе следующей совокупности обязательных требований:

  • только по специальному федеральному закону;
  • в конкурентной конкурсной прозрачной процедуре;
  • при гарантировании сохранности, своевременности перечисления и целевого использования средств полноценным ликвидным залогом.

4.2.13. Управление государственной собственностью должно осуществляться в соответствии с устанавливаемыми законами целями управления применительно к каждому объекту или виду объектов. Должно точно и однозначно разделяться управление госсобственностью:

  • с коммерческими целями, при котором эффективность управления оценивается по чисто экономическим критериям;
  • с социальными, военно-стратегическими и иными целями.

4.2.14. Государственные средства массовой информации и управление ими должны рассматриваться не как объект госсобственности с вытекающим из этого управлением ими со стороны исполнительной власти, а как инструмент реализации функции государства по обеспечению граждан объективной информацией, прежде всего о состоянии дел в государстве и работе исполнительной власти.

Соответственно государственные СМИ должны быть отделены от исполнительной власти, и управление ими должно осуществляться специальным ведомством, формируемым и функционирующим независимо от президента и исполнительной власти, работающим под контролем наблюдательных советов, включающих представителей основных политических партий, общественных объединений, ветвей государственной власти.

Не должно допускаться и скрытое (косвенное) управление частными СМИ со стороны органов государственной власти, в том числе через предоставление каких-либо индивидуальных льгот и преимущественных прав, а также через владение пакетами акций СМИ непосредственно государством или предприятиями, часть акций которых принадлежит государству.

4.2.15. Необходимо рационализировать состав и численность региональных представительств федеральных органов исполнительной власти. Сегодня в каждом регионе существует до 60 представителей федеральных органов власти, которые ни перед кем ни за что не отвечают.

Следует сократить количество органов власти, имеющих региональные представительства, и укрупнить оставшиеся представительства, с тем чтобы каждое из них отвечало не за один регион, а за их группу.

4.2.16. Необходимо укрепление органов местного самоуправления, закрепление за ними устойчивых налоговых источников и минимальной доли в доходах регионального бюджета.

4.3. Специальные меры по борьбе с коррупцией

4.3.1. Укрепление правоохранительной системы и рационализация ее управленческой структуры.

4.3.2. Укрепление систем контроля, включающее обязательное рассмотрение Генеральной прокуратурой России представлений Счетной палаты и Контрольного управления Президента России.

4.3.3. Проекты всех законов, постановлений и инструкций наряду с юридической должны проходить и специальную антикоррупционную экспертизу, отсекающую положения, создающие предпосылки для развития коррупции. Пока что такой экспертизе не подвергается даже такой основополагающий документ, как проект бюджета.

4.3.4. Важным источником знаний коррупционных технологий является анализ следственных дел по обвинению в коррупции, которые содержат модели криминогенных ситуаций. Их изучение и анализ позволят разработать хорошую, высокотехнологичную базу проверки коррупционности законодательных и нормативных актов.

4.3.5. Необходимо проанализировать наиболее коррупционные сферы деятельности и исправлять механизм государственного регулирования прежде всего в них. В частности, следует:

  • внести существенные коррективы в законы о валютном и экспортном контроле;
  • превратить Таможенный кодекс в документ прямого действия;
  • минимизировать зачеты, которые проводятся и на федеральном, и на региональном уровнях, и поставить их под жесточайший контроль;
  • прекратить получение связанных кредитов иностранных правительств и международных финансовых организаций (в последние годы их было взято на сумму около 7 млрд. долларов; в результате оборудование поставляется на 30% дороже, чем если бы оно было закуплено на рынке, а потом предприятия фактически не расплачиваются с государством);
  • обеспечить безусловное исполнение законодательного положения о полномасштабном возмещении НДС на экспорт (реально возмещается от трети до половины НДС, что стимулирует коррупцию);
  • принять цивилизованный закон о лоббировании, создающий публичный, легальный механизм согласования интересов промышленно-предпринимательского сообщества и органов государственной власти; в частности, представляется разумным принять правило, по которому позиция отраслевых ассоциаций предпринимателей по каждому вопросу, который, по их мнению, затрагивает их деятельность, должна быть доведена до сведения депутатов, принимающих закон, или руководителя, принимающего тот или иной нормативный акт. Это мнение может быть учтено или отвергнуто без обсуждения с высказавшими его, но субъекты экономики должны иметь право на доведение своего мнения до государства;
  • принять закон об адвокатуре: в России не существует системы государственной адвокатуры, когда каждому человеку предоставляется защита, которая финансируется государством, а бедный адвокат не может нормально защищать каждого человека.

4.3.6. Следует создать банк данных о фактах коррупции и об условиях, способствующих ей, а также банк предложений по ликвидации этих условий. Регулярно знакомить с этими данными государственные органы, а затем и все общество.

4.3.7. Представляется необходимым развернуть широкую пропаганду успехов государства в деле борьбы с коррупцией, наладить систематическое антикоррупционное просвещение и образование.

4.3.8. Для того чтобы высшая государственная власть смогла начать борьбу с коррупцией, чтобы в эту борьбу начало верить общество, следует срочно отстранить от высшей власти лиц и организации, ассоциируемые с коррупцией, особенно на высшем уровне.

4.3.9. Нужна постоянная публичная защита в средствах массовой информации, в судах тех общественных структур и отдельных граждан, которые самостоятельно вступили в схватку с коррупционерами.

4.4. Разработка и реализация антикоррупционных программ

4.4.1. Учитывая неразрывную связь организованной преступности и коррупции, необходимо принять взаимодополняющие программы борьбы с обоими этими явлениями. При этом подготовленную федеральную Программу борьбы с коррупцией надо доработать с учетом интересов частного собственника и отдельного человека.

Учитывая высокую сегментацию российского общества и экономики, представляется необходимым также принятие ведомственных, отраслевых и региональных программ борьбы с коррупцией.

4.4.2. Осуществление судебной реформы позволит провести операцию «Чистые руки» (по образцам, реализованным в США и Италии). Необходимо делать жесткое различие между предпринимателями — жертвами коррупции, вынужденными давать взятки ради сохранения бизнеса, и чиновниками — организаторами коррупции, устанавливающими «правила игры». Только так можно разорвать круговую поруку, объединяющую коррупцию и ее жертв.

При этом сотрудничество взяткодателя-коммерсанта со следствием даже по части его коррупционных операций должно автоматически выводить его из-под удара (сохранять ему не только свободу, но и репутацию), который следует концентрировать на взяткополучателе — политике или крупном государственном чиновнике.

4.4.3. Следует создать при финансовых органах специальные группы, «проводящие эксперименты на мнимое благоприятствование», т. е., по сути дела, группы, предлагающие чиновникам взятки. Принявший взятку чиновник должен немедленно увольняться с распространением соответствующей информации о нем.

Принципиально важно, что такие группы нельзя создавать при правоохранительных органах — только при финансовых и контрольных.

4.4.4. Для предотвращения «ползучей» коррупции, весьма эффективно прикрывающейся незнанием, разумно запретить внесение чиновниками проектов нормативных актов (а таким правом наделены лишь весьма высокопоставленные чиновники), противоречащих действующим нормам и не содержащих указаний на это противоречие. Если чиновник вносит такой проект он либо неграмотен, либо недобросовестен и на первый раз должен быть предупрежден о неполном служебном соответствии, а на второй — уволен.

4.4.5. Необходимо завершить создание механизма проверки деклараций чиновников о доходах и имуществе и начать его широкомасштабное применение.

4.4.6. Следствие по вопросам правонарушений высших должностных лиц государства должно осуществляться специальными, независимыми от прокуратуры, президента и исполнительной власти органами по расследованию правонарушений высших должностных лиц.

4.4.7. Следствие по вопросам правонарушений депутатов должно осуществляться специальными, независимыми от органов законодательной власти государственными органами. Неприкосновенность депутата не должна являться препятствием для возбуждения и проведения уголовного расследования, а также судебного рассмотрения дел. Ограничения должны касаться исключительно предварительного заключения, процедур задержания и обыска.

4.4.8. Необходимо установить правило, по которому если у физического или юридического лица вымогают взятку за что-либо и он сообщает об этом в правоохранительные органы, то исполнительная власть соответствующего уровня гарантирует ему реализацию той задачи, из-за которой у него вымогали взятку. Подобная практика должна стать всеобщей.

4.4.9. Представляется целесообразным провести тотальную ревизию нормативной базы, предельно сокращая там, где это возможно, функции и количество контрольных, инспектирующих органов.

Следует установить предельное количество проверок, которым каждый из этих органов может подвергать одно предприятие за определенный промежуток времени.

4.4.10. Необходима постоянная работа по очищению правоохранительных органов от элементов, сросшихся с преступностью.

4.5. Международное взаимодействие в сфере борьбы с коррупцией

Следует в полном объеме использовать возможности международного сотрудничества, так как российская коррупция, сливаясь с международной, становится фактором мировой нестабильности, связанной с угрозой перетекания процессов принятия решений в международной сфере из легальной сферы в теневую.

Реальное сотрудничество в борьбе с коррупцией будет препятствовать развязыванию кампаний по обложному обвинению всех и вся в России в коррумпированности, по созданию облика России как полностью криминализированного государства.

Международное сотрудничество должно идти по трем направлениям.

4.5.1. Меры юридического характера:

  • сближение основ российского законодательства с международным в сфере государственного присутствия в экономике;
  • присоединение России к международным соглашениям о помощи при выдаче преступников;
  • присоединение ее к международным соглашениям по борьбе с коррупцией и криминалом;
  • заключение со странами — партнерами по экономическим связям соглашений об отказе от коррупции как средства конкуренции вплоть до законодательного закрепления соответствующих принципов;
  • введение международных стандартов бухгалтерского учета;
  • введение дискриминационных мер для бизнесменов из тех стран, законодательство которых не препятствует использованию взяток.

4.5.2. Правоохранительные меры:

  • унификация представлений о доказательственной базе в сфере коррупции (это необходимо, например, для аргументации при ходатайствах о выдаче уголовно преследуемых лиц);
  • заключение двусторонних и многосторонних соглашений о совместных оперативных мероприятиях.

4.5.3. Партнерская помощь в форме:

  • активизации международного информационного обмена (в частности, о фирмах, практикующих использование взяток);
  • заключения соглашения о совместных оперативных мероприятиях и взаимной помощи, связанных с выдачей уголовно преследуемых лиц, опросом свидетелей, доступом к банковским счетам и т. д.;
  • обучения кадров, занятых борьбой с коррупцией;
  • организации совместной аналитической работы;
  • помощи в разработке антикоррупционных программ;
  • помощи в разработке и реализации пропагандистских мер;
  • скоординированных и масштабных совместных усилий по противодействию деятельности международных коррупционных сетей.

Заключение

Здоровые силы России не одиноки в своей борьбе с коррупцией. Еще в середине 90-х гг. мировое сообщество осознало, что в условиях формирования глобального финансового рынка криминальные деньги могут стать фактором дестабилизации не только развивающихся, но уже и развитых экономик.

Это связано с изменением мотиваций под действием коррупции, которая превращает значимые элементы государства в принципиально антигосударственные силы, ориентирующиеся зачастую на зарубежные интересы. Наряду с проблемой наркомафии это стало одной из причин активизации борьбы с международной преступностью и коррупцией. Проблема «К» была запретной для обсуждения в наиболее престижных международных организациях еще 5 лет тому назад. Сейчас положение резко изменилось.

В этой борьбе развитые страны сделали не просто шаг, а прыжок навстречу России. Одной из ключевых причин ее включения в «большую восьмерку» стало осознание «большой семеркой» невозможности борьбы с мировой организованной преступностью без ее активного участия.

В частности, по имеющейся информации, был зафиксирован «кругооборот» российских капиталов. Уходя из России в США и Западную Европу, они шли затем в «золотой» или «серебряный» «треугольники» (территории в Юго-Восточной Азии и Колумбии, производящие соответственно опиум и кокаин), оттуда — в Гонконг и Японию, а затем возвращались в основном в Европу, увеличившись по пути в два раза. В результате на каждый доллар, вышедший из России, приходилось два наркодоллара, вернувшихся в развитые страны — со всем грузом криминальных, социальных и политических проблем.

Таким образом, несмотря на самолюбивые заявления российских представителей, Россия была допущена в G7 не только из-за своего политического, стратегического и тем более экономического значения, но и из-за криминального значения для вовлечения в совместную борьбу с оргпреступностью. Характерно, что при этом на Западе, в отличие от «большой семерки», говорили лишь о «группе восьми»: «Great 7», но «Group 8».

К сожалению, Россия, возможно, упустила свой шанс, зазнавшись и забыв о некоторых целях ее приглашения. Ее представители, убаюкав общество сладкими речами о его мнимой экономической значимости, использовали нежданно полученный плацдарм не столько для борьбы с коррупцией, сколько для выколачивания из Запада экономической помощи.

В результате аванс, полученный Россией, так и не был отработан ее представителями, и это стало одной из причин жесткости международного коррупционного скандала, принимающего порой и прямо антироссийский характер.

При этом дело доходит фактически до попыток развалить Россию. Так, в Конгрессе США подготовлен законопроект «О восстановлении экономики и справедливости в России», предполагающий перенос акцентов помощи международных финансовых организаций с Правительства России на «реформаторски настроенные» регионы.

Для США коррупционный скандал еще до чеченской войны стал поводом обождать с финансированием России до выяснения результата выборов.

У России есть только один выход: играть по правилам. В цивилизованном мире подробно и гласно анализируют все обвинения, обязательно исправляя недостатки (они есть у всех) и обязательно карая за клевету.

Мы еще можем превратить антироссийское шоу в триумф международного сотрудничества. Для этого нужно перехватить инициативу — энергично взяться за расследование, самим став его главным мотором, имея в виду признание выявленных реальных фактов. Принцип должен быть прост: война против криминала и коррупции должна стать войной не против России, а за нее, за ее оздоровление, за ее будущее.

И в этой борьбе даже самый оголтелый коммунист может сделать только одно — встать плечом к плечу с Конгрессом США против общего противника — коррупции, которая, по Радищеву, «чудище обло, озорно, стозевно и лаяй».

Это возможно, если руководство России очистит себя. Сегодня его продолжающаяся пассивность вызывает новые опасения. Сейчас во многих развитых странах Европы уже идет выявление и блокирование «русских денег», идет выявление реальных собственников престижной недвижимости. В России об этом практически молчат, усугубляя тем самым поражение в «информационной войне», продолжая подрывать свою репутацию.

Если государство молча смиряется с потерей легитимности в мире из-за обвинений в коррупции, значит, в обществе должны появиться силы, которые временно, до оздоровления государства, возьмут на себя его функцию честного противодействия информационной войне. Эти силы должны, не боясь обвинений в недостатке квасного патриотизма, честно признать то страшное положение, которое есть, решительно опровергнуть преувеличения и предложить путь искоренения существующих пороков совместно с добросовестными силами мирового сообщества — естественно, таким образом, чтобы это не вело к подрыву или ограничению суверенитета.

Это — реальная платформа и идеология нового объединения всех здоровых сил страны. Это — платформа для прорыва России в следующую эпоху. Это — единственный путь вперед.

Однако, намереваясь противодействовать коррупции, мы должны ясно понимать, что любые реальные и последовательные действия в этом направлении могут встретить лишь самое ожесточенное сопротивление, в том числе и со стороны значительной части государства. Слишком много тех, кто извлекает личную выгоду из коррупции; более того, реальная борьба с коррупцией может поначалу даже и привести к некоторому обострению ситуации. Организм, в котором болезнь зашла слишком далеко, на лечение может отреагировать острым кризисом.

Отсутствие целенаправленной и всесторонней борьбы с коррупцией ведет к ее дальнейшему развитию и укоренению. Наша задача — не допустить, чтобы борьба с коррупцией в очередной раз превратилась в имитацию борьбы, сведение политических счетов или приход к власти тоталитарных лидеров.

Будущее России пока все еще в наших руках.

 

Необходимые меры по искоренению коррупции

4.1. Оздоровление общественной жизни в целом 4.1.1. Отказ государства от заведомо неисполнимых обещаний, включая стопроцентное и своевременное исполнение бюджета, и по всем расходным статьям, а не по общей сумме расходов в течение года. Только в этом случае удастся создать гарантию того, что бюджетополучателю не нужно будет идти на поклон к конкретному чиновнику.Необходимо принять законы, по которым многие функции государства по принятию решений (но не их исполнению!) — те, которые оно не умеет исполнять, — делегируются профессиональным сообществам, саморегулируемым организациям, которые выполняют их намного эффективнее.Например, то же сообщество адвокатов могло бы принять серьезное участие в лицензировании адвокатской деятельности. Сегодня такого лицензирования нет, и за полтора месяца фактически любой человек может получить диплом адвоката.

4.1.2. Укрепление и развитие добросовестной конкуренции, включая усиление борьбы не с самими монополиями, а лишь со злоупотреблениями с их стороны своим монопольным положением.

4.1.3. Создание благоприятных правохозяйственных условий для деловой и инвестиционной активности, включая совершенствование налоговой системы и существенное сужение числа видов деятельности, основанных на разрешительном, а не уведомительном принципе, прежде всего, в малом и среднем бизнесе.

4.1.4. Создание действенных механизмов защиты института частной собственности как ключевого элемента общественной стабильности. Обеспечение реализации контрактных прав, прав собственников и акционеров, установление прозрачности деятельности предприятий для акционеров.

В частности, представляется совершенно необходимой декриминализация процедур банкротств путем усиления контролирующей роли федеральных органов исполнительной власти, установления реальной ответственности временного управляющего за исполнением закона и созданием крупных управляющих компаний, обладающих достаточными интеллектуальными и финансовыми ресурсами. Наличие неэффективного собственника не может быть признано основанием для установления диктата губернаторов за предприятиями.

4.1.5. Проведение судебной реформы, направленной на достижение следующих основных целей:

  • создание механизмов исполнения судебных решений;
  • создание системы независимого контроля их качества;
  • реализацию программ защиты судей, потерпевших и свидетелей.

Органы судебной власти должны быть абсолютно независимы от органов исполнительной власти — в том числе в нынешней российской системе власти — и от президента как фактического главы исполнительной власти.

Не только органы прокуратуры, но и контрольно-счетные органы, депутаты и, более того, сами граждане должны иметь неограниченное право выступать в судах с исками в защиту интересов общества и государства, в том числе о признании незаконными действий органов власти и их должностных лиц, расторжении незаконных договоров и соглашений, заключенных органами исполнительной власти с иными лицами.

Представляется целесообразным введение административной юстиции как отдельного вида судопроизводства, позволяющего гражданину эффективно защищать свои права и законные интересы, нарушенные чиновничьим произволом.

Если каждый человек в России сможет защищать свои интересы и интересы общества, как он их себе представляет, в суде, то борьба с коррупцией начнется «снизу», от народа. Только в этом случае очищение от коррупции действительно сможет стать общенациональной идеей.

4.1.6. Государство должно осознать свою ответственность за исполнение законов. В частности:

По многим из приватизационных аукционов закончились сроки, в течение которых инвесторы должны были вложить деньги в предприятия, но инвестиций нет. С точки зрения закона о приватизации такие предприятия должны вновь перейти по судебной процедуре в руки государства либо должны быть предусмотрены соответствующие процедуры, которые распространяются на часть этого пакета.

Доходы от аренды составляют крупные суммы и на федеральном, и на региональном уровнях. Государственная собственность часто вопреки закону сдается коммерческим организациям в субаренду. Государство теряет колоссальные деньги, и ясно, что это серьезная питательная среда для тех или иных «договоренностей» по всей вертикали власти. А если бы государственные органы следовали процедурам, четко установленным законом, то уже одно это само по себе способно было бы очень серьезно «очистить» ситуацию именно с точки зрения упорядочения финансовых потоков.

Правоохранительные органы должны в полном объеме использовать возможности борьбы с коррупцией, предоставляемые им действующим Уголовным кодексом в части деяний, в которых проявляются результаты коррупции: злоупотребление служебным положением, превышение власти, фальсификация, подлог, вымогательство, мошенничество, халатность, преступное бездействие, особенно в правоохранительных и судебных органах, и т. д.

4.2. Оздоровление системы государственного управления

4.2.1. Общие принципы

Главное — принятие и неукоснительное исполнение жестких процедур, которые четко регламентировали бы принятие решений по ключевым экономическим вопросам и не допускали бы неформального влияния на эти решения чиновников.

Принципиально важно объединить все деньги государства единым управлением. Для этого надо поставить средства федеральных внебюджетных фондов под контроль правительства.

Необходимо провести глубокую реструктуризацию всего аппарата государственного управления, отсекая ненужные звенья. Каждый вопрос должен находиться в исключительной компетенции одного ведомства, но при этом не должно возникать управленческого «вакуума», проблем, решение которых пущено на самотек.

Надо исправить сегодняшнюю ситуацию, когда любой вопрос только в правительстве рассматривается трижды — в ведомстве, в департаменте аппарата правительства и в секретариате вице-премьера. При таком положении нам никогда не будет хватать ни денег, ни специалистов, ибо аппетиты госуправления будут в три раза превышать реальную потребность и возможности общества!

Можно предположить, что реструктуризация, да еще в сочетании с операцией «Чистые руки», приведет к кардинальному сокращению числа ведомств. Сегодня их более 60, в то время как анализ исполняемых ими функций показывает, что реальная потребность составляет 25-28.

Для каждого уцелевшего после реструктуризации ведомства надо определить его цель (по-английски — «миссию»), ради выполнения которой оно существует, и формальные критерии выполнения или невыполнения его миссии. С их участием надо разработать унифицированные четкие, формализуемые, количественно оцениваемые требования к компетентности и психологическим качествам сотрудников, занимающих высшие и средние посты, а также унифицированные должностные инструкции, определяющие, кто, как, на каком уровне и какое может принять самостоятельное решение. Необходима формализация, упорядочение и упрощение документооборота, в США эта нехитрая процедура принесла экономию в 2 млрд. долл. в год.

Общая цель реформы государственного управления — превращение его совершенствования из деструктивной кампанейщины в постоянную процедуру, столь же привычную и так же мало дестабилизирующую работу ведомств, как и выдача зарплаты.

4.2.2. Необходима конституционная реформа, рационализирующая не только процедуры взаимодействия Федерального Собрания, Президента и Правительства, но и механизмы федеративных отношений и обеспечение экономических прав граждан (в частности, права на жизнь в форме права получения минимального гарантированного дохода в размере прожиточного минимума).

Конституционная система является многовариантной: одного идеального решения нет. Эффективными могут быть разные модели (о предложениях по конституционной реформе см. соответствующий раздел данной книги). Однако нельзя отрывочно, разрозненно выдергивать элементы этих систем без их логической внутренней взаимосвязи.

Так, для обеспечения ответственности политических партий и соответственно снижения уровня коррумпированности в этом звене государственно-политической системы следует иметь в виду, что выборы по партийным спискам — атрибут лишь такой парламентской системы, в которой победившие партии образуют ко-алицию большинства, формируют правительство и несут всю полноту ответственности за проводимую правительством политику, принимаемые парламентом законы. В противном случае (в нашей системе) выборы по партийным спискам — лишь инструмент развращения партий: никто не знает, какие же партии в большинстве, а какие в оппозиции; никому не выгодно создавать коалицию большинства и принимать на себя ответственность. Все делают вид, что они в меньшинстве и ни за что не отвечают.

То же касается и парламентского контроля: со стороны парламента в целом он эффективен лишь в президентской системе. В системе же, при которой правительство формируется парламентским большинством, это сводится к самоконтролю и соответственно влечет за собой разгул коррупции, резкое снижение эффективности управления. В такой парламентской системе правления актуален не парламентский контроль вообще, а контроль именно со стороны парламентского меньшинства. Например, в Германии меньшинство в 20% депутатов имеет право на самостоятельное создание парламентских комиссий по расследованию действий исполнительной власти.

4.2.3. Применительно к любому органу государственной власти и должностному лицу должно устанавливаться соответствие между:

  • полномочиями;
  • механизмом назначения (избрания);
  • подконтрольностью;
  • санкциями за нарушения закона и действия вопреки интересам общества.

4.2.4. Все решения, носящие конкретный распорядительный характер, должны приниматься только персонально, с персональной же ответственностью за нарушения закона и последствия решений, нанесшие ущерб обществу, государству или конкретным гражданам. Не должно допускаться никаких лазеек, позволяющих уводить высших должностных лиц государства (включая президента) от ответственности за преступление ими закона.

4.2.5. Ни одно должностное лицо и ни один государственный орган не должны иметь права принятия решений, подрывающих равноправие граждан и их экономические, социальные, политические и иные объединения. Принятие должностными лицами органов государственной власти подобных незаконных решений, подрывающих конституционные основы демократического государства, должно рассматриваться как тяжкое государственное преступление.

4.2.6. Уголовный кодекс должен включать нормы ответственности высших должностных лиц за сам факт нарушения закона при распоряжении госсобственностью, бюджетными средствами, незаконное предоставление налоговых, таможенных или иных льгот, если этим нанесен ущерб государству и обществу. Наличие же личной заинтересованности должно рассматриваться не как необходимое условие для привлечения к ответственности, а лишь как дополнительное отягчающее преступление обстоятельство.

4.2.7. Законодательная власть и независимые контролирующие органы (счетные палаты, уполномоченные по правам человека и т. п.) должны иметь возможность всеобъемлющего контроля за деятельностью власти исполнительной. Всякая попытка ограничить информацию о работе исполнительной власти, сокрыть что-либо от них, предоставить ложную информацию должна рассматриваться как тяжкое государственное преступление.

4.2.8. Финансовая власть (Центральный банк, Минфин, органы по регулированию рынка ценных бумаг и т. п.) не должна быть исключением из общего правила — полная подконтрольность и подотчетность деятельности этих органов, а также наказуемость за нарушения закона и действия должностных лиц вопреки интересам общества и государства должны быть обеспечены.

4.2.9. Материальное обеспечение, мотивация труда госслужащих должны быть высокими независимо ни от каких объективных трудностей. Зарплата должностных лиц органов государственной власти (в сочетании с уровнем их социальной защищенности) должна позволять государству конкурировать в борьбе за наиболее квалифицированных специалистов с частным сектором экономики. При этом должны жестко пресекаться попытки получения должностными лицами любых иных дополнительных доходов. Конкретные размеры вознаграждения высших госчиновников в открытом варианте доклада не рассматриваются. Возможно, необходимо резкое ужесточение ответственности госчиновников за коррупцию наряду с увеличением их зарплаты и других видов вознаграждения.

4.2.10. Финансирование кампаний по выборам органов государственной власти должно быть преимущественно государственным, обеспечивающим полноценную возможность донесения до избирателей информации о кандидатах и партиях без использования средств банков и корпораций, частных пожертвований. Предельные суммы средств избирательных фондов не должны превышать двукратный размер суммы, выделяемой кандидату государством (аналогично процедуре, действующей во Франции, Канаде и ряде других государств). Необходимы и иные меры по демократизации избирательных кампаний.

4.2.11. Граждане должны иметь реальное право отзыва (досрочного освобождения от полномочий) депутатов, если последние не выполняют предвыборных обязательств, нарушают законы, действуют не в интересах своих избирателей.

4.2.12. Управление государственными финансами и иными ресурсами должно осуществляться исключительно органами государственной власти и их должностными лицами. Любая передача функций по управлению, хранению, перечислению и использованию государственных ресурсов иным субъектам, не являющимся органами государственной власти — финансово-кредитным учреждениям, фондам (например, Пенсионному фонду) и т.п., — должна осуществляться исключительно на основе следующей совокупности обязательных требований:

  • только по специальному федеральному закону;
  • в конкурентной конкурсной прозрачной процедуре;
  • при гарантировании сохранности, своевременности перечисления и целевого использования средств полноценным ликвидным залогом.

4.2.13. Управление государственной собственностью должно осуществляться в соответствии с устанавливаемыми законами целями управления применительно к каждому объекту или виду объектов. Должно точно и однозначно разделяться управление госсобственностью:

  • с коммерческими целями, при котором эффективность управления оценивается по чисто экономическим критериям;
  • с социальными, военно-стратегическими и иными целями.

4.2.14. Государственные средства массовой информации и управление ими должны рассматриваться не как объект госсобственности с вытекающим из этого управлением ими со стороны исполнительной власти, а как инструмент реализации функции государства по обеспечению граждан объективной информацией, прежде всего о состоянии дел в государстве и работе исполнительной власти.

Соответственно государственные СМИ должны быть отделены от исполнительной власти, и управление ими должно осуществляться специальным ведомством, формируемым и функционирующим независимо от президента и исполнительной власти, работающим под контролем наблюдательных советов, включающих представителей основных политических партий, общественных объединений, ветвей государственной власти.

Не должно допускаться и скрытое (косвенное) управление частными СМИ со стороны органов государственной власти, в том числе через предоставление каких-либо индивидуальных льгот и преимущественных прав, а также через владение пакетами акций СМИ непосредственно государством или предприятиями, часть акций которых принадлежит государству.

4.2.15. Необходимо рационализировать состав и численность региональных представительств федеральных органов исполнительной власти. Сегодня в каждом регионе существует до 60 представителей федеральных органов власти, которые ни перед кем ни за что не отвечают.

Следует сократить количество органов власти, имеющих региональные представительства, и укрупнить оставшиеся представительства, с тем чтобы каждое из них отвечало не за один регион, а за их группу.

4.2.16. Необходимо укрепление органов местного самоуправления, закрепление за ними устойчивых налоговых источников и минимальной доли в доходах регионального бюджета.

4.3. Специальные меры по борьбе с коррупцией

4.3.1. Укрепление правоохранительной системы и рационализация ее управленческой структуры.

4.3.2. Укрепление систем контроля, включающее обязательное рассмотрение Генеральной прокуратурой России представлений Счетной палаты и Контрольного управления Президента России.

4.3.3. Проекты всех законов, постановлений и инструкций наряду с юридической должны проходить и специальную антикоррупционную экспертизу, отсекающую положения, создающие предпосылки для развития коррупции. Пока что такой экспертизе не подвергается даже такой основополагающий документ, как проект бюджета.

4.3.4. Важным источником знаний коррупционных технологий является анализ следственных дел по обвинению в коррупции, которые содержат модели криминогенных ситуаций. Их изучение и анализ позволят разработать хорошую, высокотехнологичную базу проверки коррупционности законодательных и нормативных актов.

4.3.5. Необходимо проанализировать наиболее коррупционные сферы деятельности и исправлять механизм государственного регулирования прежде всего в них. В частности, следует:

  • внести существенные коррективы в законы о валютном и экспортном контроле;
  • превратить Таможенный кодекс в документ прямого действия;
  • минимизировать зачеты, которые проводятся и на федеральном, и на региональном уровнях, и поставить их под жесточайший контроль;
  • прекратить получение связанных кредитов иностранных правительств и международных финансовых организаций (в последние годы их было взято на сумму около 7 млрд. долларов; в результате оборудование поставляется на 30% дороже, чем если бы оно было закуплено на рынке, а потом предприятия фактически не расплачиваются с государством);
  • обеспечить безусловное исполнение законодательного положения о полномасштабном возмещении НДС на экспорт (реально возмещается от трети до половины НДС, что стимулирует коррупцию);
  • принять цивилизованный закон о лоббировании, создающий публичный, легальный механизм согласования интересов промышленно-предпринимательского сообщества и органов государственной власти; в частности, представляется разумным принять правило, по которому позиция отраслевых ассоциаций предпринимателей по каждому вопросу, который, по их мнению, затрагивает их деятельность, должна быть доведена до сведения депутатов, принимающих закон, или руководителя, принимающего тот или иной нормативный акт. Это мнение может быть учтено или отвергнуто без обсуждения с высказавшими его, но субъекты экономики должны иметь право на доведение своего мнения до государства;
  • принять закон об адвокатуре: в России не существует системы государственной адвокатуры, когда каждому человеку предоставляется защита, которая финансируется государством, а бедный адвокат не может нормально защищать каждого человека.

4.3.6. Следует создать банк данных о фактах коррупции и об условиях, способствующих ей, а также банк предложений по ликвидации этих условий. Регулярно знакомить с этими данными государственные органы, а затем и все общество.

4.3.7. Представляется необходимым развернуть широкую пропаганду успехов государства в деле борьбы с коррупцией, наладить систематическое антикоррупционное просвещение и образование.

4.3.8. Для того чтобы высшая государственная власть смогла начать борьбу с коррупцией, чтобы в эту борьбу начало верить общество, следует срочно отстранить от высшей власти лиц и организации, ассоциируемые с коррупцией, особенно на высшем уровне.

4.3.9. Нужна постоянная публичная защита в средствах массовой информации, в судах тех общественных структур и отдельных граждан, которые самостоятельно вступили в схватку с коррупционерами.

4.4. Разработка и реализация антикоррупционных программ

4.4.1. Учитывая неразрывную связь организованной преступности и коррупции, необходимо принять взаимодополняющие программы борьбы с обоими этими явлениями. При этом подготовленную федеральную Программу борьбы с коррупцией надо доработать с учетом интересов частного собственника и отдельного человека.

Учитывая высокую сегментацию российского общества и экономики, представляется необходимым также принятие ведомственных, отраслевых и региональных программ борьбы с коррупцией.

4.4.2. Осуществление судебной реформы позволит провести операцию «Чистые руки» (по образцам, реализованным в США и Италии). Необходимо делать жесткое различие между предпринимателями — жертвами коррупции, вынужденными давать взятки ради сохранения бизнеса, и чиновниками — организаторами коррупции, устанавливающими «правила игры». Только так можно разорвать круговую поруку, объединяющую коррупцию и ее жертв.

При этом сотрудничество взяткодателя-коммерсанта со следствием даже по части его коррупционных операций должно автоматически выводить его из-под удара (сохранять ему не только свободу, но и репутацию), который следует концентрировать на взяткополучателе — политике или крупном государственном чиновнике.

4.4.3. Следует создать при финансовых органах специальные группы, «проводящие эксперименты на мнимое благоприятствование», т. е., по сути дела, группы, предлагающие чиновникам взятки. Принявший взятку чиновник должен немедленно увольняться с распространением соответствующей информации о нем.

Принципиально важно, что такие группы нельзя создавать при правоохранительных органах — только при финансовых и контрольных.

4.4.4. Для предотвращения «ползучей» коррупции, весьма эффективно прикрывающейся незнанием, разумно запретить внесение чиновниками проектов нормативных актов (а таким правом наделены лишь весьма высокопоставленные чиновники), противоречащих действующим нормам и не содержащих указаний на это противоречие. Если чиновник вносит такой проект он либо неграмотен, либо недобросовестен и на первый раз должен быть предупрежден о неполном служебном соответствии, а на второй — уволен.

4.4.5. Необходимо завершить создание механизма проверки деклараций чиновников о доходах и имуществе и начать его широкомасштабное применение.

4.4.6. Следствие по вопросам правонарушений высших должностных лиц государства должно осуществляться специальными, независимыми от прокуратуры, президента и исполнительной власти органами по расследованию правонарушений высших должностных лиц.

4.4.7. Следствие по вопросам правонарушений депутатов должно осуществляться специальными, независимыми от органов законодательной власти государственными органами. Неприкосновенность депутата не должна являться препятствием для возбуждения и проведения уголовного расследования, а также судебного рассмотрения дел. Ограничения должны касаться исключительно предварительного заключения, процедур задержания и обыска.

4.4.8. Необходимо установить правило, по которому если у физического или юридического лица вымогают взятку за что-либо и он сообщает об этом в правоохранительные органы, то исполнительная власть соответствующего уровня гарантирует ему реализацию той задачи, из-за которой у него вымогали взятку. Подобная практика должна стать всеобщей.

4.4.9. Представляется целесообразным провести тотальную ревизию нормативной базы, предельно сокращая там, где это возможно, функции и количество контрольных, инспектирующих органов.

Следует установить предельное количество проверок, которым каждый из этих органов может подвергать одно предприятие за определенный промежуток времени.

4.4.10. Необходима постоянная работа по очищению правоохранительных органов от элементов, сросшихся с преступностью.

4.5. Международное взаимодействие в сфере борьбы с коррупцией

Следует в полном объеме использовать возможности международного сотрудничества, так как российская коррупция, сливаясь с международной, становится фактором мировой нестабильности, связанной с угрозой перетекания процессов принятия решений в международной сфере из легальной сферы в теневую.

Реальное сотрудничество в борьбе с коррупцией будет препятствовать развязыванию кампаний по обложному обвинению всех и вся в России в коррумпированности, по созданию облика России как полностью криминализированного государства.

Международное сотрудничество должно идти по трем направлениям.

4.5.1. Меры юридического характера:

  • сближение основ российского законодательства с международным в сфере государственного присутствия в экономике;
  • присоединение России к международным соглашениям о помощи при выдаче преступников;
  • присоединение ее к международным соглашениям по борьбе с коррупцией и криминалом;
  • заключение со странами — партнерами по экономическим связям соглашений об отказе от коррупции как средства конкуренции вплоть до законодательного закрепления соответствующих принципов;
  • введение международных стандартов бухгалтерского учета;
  • введение дискриминационных мер для бизнесменов из тех стран, законодательство которых не препятствует использованию взяток.

4.5.2. Правоохранительные меры:

  • унификация представлений о доказательственной базе в сфере коррупции (это необходимо, например, для аргументации при ходатайствах о выдаче уголовно преследуемых лиц);
  • заключение двусторонних и многосторонних соглашений о совместных оперативных мероприятиях.

4.5.3. Партнерская помощь в форме:

  • активизации международного информационного обмена (в частности, о фирмах, практикующих использование взяток);
  • заключения соглашения о совместных оперативных мероприятиях и взаимной помощи, связанных с выдачей уголовно преследуемых лиц, опросом свидетелей, доступом к банковским счетам и т. д.;
  • обучения кадров, занятых борьбой с коррупцией;
  • организации совместной аналитической работы;
  • помощи в разработке антикоррупционных программ;
  • помощи в разработке и реализации пропагандистских мер;
  • скоординированных и масштабных совместных усилий по противодействию деятельности международных коррупционных сетей.

Содержание

Введение
Исторические аспекты
Масштабы и последствия коррупции в сегодняшней России
Введение
Исторические аспекты
Масштабы и последствия коррупции в сегодняшней России
Введение
Исторические аспекты
Масштабы и последствия коррупции в сегодняшней России
Основные причины распространения коррупции в России
Необходимые меры по искоренению коррупции
Заключение
Введение
Исторические аспекты
Масштабы и последствия коррупции в сегодняшней России
Основные причины распространения коррупции в России
Необходимые меры по искоренению коррупции
Заключение

Презентация СВОП

2 Комментарии »

  • Рита:

    Хорошо было бы, если бы не стала коррупции в нашей стране. грустно за всем этим наблюдать…

  • Виктория:

    Неплохой план по борьбе с коррупцией, но, похоже, за 16 (!) лет ничего не изменилось к лучшему, а коррупция стала еще более технологичной. Вот в сфере ИТ вообще очень много возможностей для фальсификации. Тимидея групп явная пустышка, никаких консультаций по ИТ не оказывает, контракты все-липа. Тем не менее, никто эту лавочку не закрывает, она продолжает приносить миллионную прибыль. Ясное дело, что это кому-то очень даже на руку. Тут вот есть статья, всё правильно, как мне кажется, написано. http://www.cnews.ru/reviews/index.shtml?2015/05/18/595645

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>