Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » 2004

Россия в XXI веке: стратегия развития

Добавлено на 18.11.2004 – 14:39Без комментариев

 Россия в XXI веке: стратегия развития

Куда движется мир и что ждет в будущем нашу страну? Эта проблема уже давно беспокоит многих отечественных политиков, аналитиков и политологов. Сегодня «РВ» знакомит читателей с одним из сценариев будущего развития мирового порядка, который был разработан российскими экспертами. Мир приближается к середине первого десятилетия ХХI века, и становится окончательно ясно, что переходный этап после окончания «холодной войны» и распада биополярности закончился. Человечество уже несколько лет живет в условиях нового, однополярного миропорядка, в центре которого находятся США. К середине 90-х годов минувшего столетия сформировались все три необходимых атрибута новой системы: признаваемая иерархия участников, основные принципы и правила поведения, механизм принятия решений. Соответственно, возникли и новые способы реализации политического влияния и ускорения экономического прогресса. /Дмитрий Суслов, Станислав Исмагилов/

Российские Вести — Федеральный Еженедельник

23 — 30 ноября 2004

41 (1750)

Куда движется мир и что ждет в будущем нашу страну? Эта проблема уже давно беспокоит многих отечественных политиков, аналитиков и политологов. Сегодня «РВ» знакомит читателей с одним из сценариев будущего развития мирового порядка, который был разработан российскими экспертами. Мир приближается к середине первого десятилетия ХХI века, и становится окончательно ясно, что переходный этап после окончания «холодной войны» и распада биополярности закончился. Человечество уже несколько лет живет в условиях нового, однополярного миропорядка, в центре которого находятся США.

К середине 90-х годов минувшего столетия сформировались все три необходимых атрибута новой системы: признаваемая иерархия участников, основные принципы и правила поведения, механизм принятия решений. Соответственно, возникли и новые способы реализации политического влияния и ускорения экономического прогресса.

В поделенном мире

Планета поделена на три зоны: центр, периферию и полупериферию, к которой относится и Россия. Центр — это группа государств во главе с США, перешедших в постиндустриальный этап своего экономического развития и сконцентрировавших в своих руках огромную политическую и военную мощь. Периферия — это группа государств, регионов и территорий так называемого «третьего мира», основная функция которых сводится к поставкам сырья и энергоносителей.

Между центром и периферией располагается полупериферия, к которой относятся Китай, Россия, Мексика, Бразилия, Аргентина, южно- и восточноазиатские «тигры», некоторые страны Центральной и Восточной Европы. Полупериферия обладает внушительной военной и политической силой, ее государства вполне устойчивы, а экономики пусть и не перешагнули постиндустриальный рубеж, но активно развиваются. Однако неразвитость экономик, основанных на знании и информации, и подчиненная роль в регулировании мировых процессов, в том числе глобализации, а также нормативно-ценностное отличие не позволяют причислить эти страны к центру.

Промежуточное существование полупериферии будет недолгим. Уже в среднесрочной перспективе она либо вольется в центр, либо в случае его распада сформирует несколько действительно независимых полюсов.

Деление мира по нормативно-ценностному критерию совпадает с его политэкономической структурой. Центр приобретает все большую политическую власть и экономическую силу, в то время как периферия все более деградирует экономически и ослабевает в военном и политическом отношениях. В этом и заключается авторитарность и однополярность нынешней международной системы.

Единственный глобальный полюс представлен США в плотном окружении своих союзников. Не они сами, а группа государств во главе с Америкой представляют собой глобальный полюс однополярного мира. Тот факт, что на протяжении последних 10 — 15 лет ученые и политики обманывались, что полюс находится в Вашингтоне, как раз и привел к нынешнему кризису международной системы.

Этот групповой полюс, в свою очередь, является центром более широкой, но все же не столь многочисленной группы государств, правила внешнеполитического поведения которых по отношению друг к другу существенно отличаются. Эта группа называется мировым сообществом. Принадлежность к ней является обязательной предпосылкой лидерства в управлении международной системой. Однако в дальнейшем мировое сообщество должно составлять лишь часть мирового центра. Потенциальными членами последнего являются Китай, Индия и Россия, которые сейчас находятся за пределами центра. От того, будут ли они включены туда, зависит не только будущее этих стран, но и стабильность всей международной системы.

Падение мощи США

После прихода к власти администрации президента Джорджа Буша-младшего мир стал свидетелем несоответствия механизмов управления реальной структуре миропорядка. Система принятия решений заключалась в неэффективной гегемонии США. Соответственно, имела место конкуренция двух альтернативных моделей миропорядка — «плюралистической однополярности» и «неэффективной гегемонии». Иракский кризис, надо надеяться, прервал эту тенденцию. В противном случае России и другим государствам центра и полупериферии придется готовиться не к совместному управлению самыми слабыми государствами, а к хаосу бесполюсного мира.

Точку над «i» в выявлении механизмов принятия решений нового миропорядка поставила война в Ираке. Еще более отчетливо высветились контуры той международной системы, которая необходима не только для стабильного существования, но и для выживания нынешней цивилизации, в том числе и России. Постепенно развивается процесс приведения механизмов и правил принятия мирополитических решений в соответствие с этим желаемым и необходимым миропорядком. В самом общем виде он заключается в переходе от однополярности, в которой полюсом являются США, к однополярности, при которой полюсом выступает пока еще ограниченный (без Азии и России) мировой центр.

Что дальше?

Приведенный анализ структуры современного мирового порядка позволяет очертить несколько сценариев его дальнейшей эволюции.

Сценарий первый. Наиболее оптимальным вектором эволюции было бы окончательное оформление единого плюралистического мирового центра. Вызов периферии настолько серьезен, что справиться с ним может только он, причем в том случае, если туда войдут нынешние страны полупериферии. Периферия находится в таком состоянии, что о ее демократизации говорить сложно. Гораздо актуальнее обеспечить их стабилизацию, укрепление нынешних режимов с перспективой модернизации. Не исключено, что это может потребовать возвращения к колониальной практике и расширенному и долгосрочному присутствию на территории стран периферии иностранных войск.

Сценарий второй. Не менее вероятным, чем образование расширенного мирового центра, представляется вариант быстрого сокращения американского влияния и присутствия в мире, деградация американской мощи и образование бесполюсного мира. Этот сценарий будет реализован в случае вывода американских войск из Ирака и оставления региона расширенного Ближнего Востока на произвол судьбы. Регион будет выбит из мировой экономики, станет имманентной угрозой для всего остального человечества, и в первую очередь для расположенной вблизи с ним России.

Сценарий третий. Он является весьма вероятным. Суть в том, что Вашингтон будет по-прежнему продолжать политику неэффективной гегемонии. Это возможно в том случае, если верх в американской внешней политике возьмут сторонники идеи создания «американской империи», ее силового укрепления и навязывания всем своих идей и ценностей. Однако одностороннее мироуправление будет по-прежнему неэффективным, а участие друзей и союзников все меньшим и меньшим, а то и вообще перерастающим в противодействие. Это приведет к развалу периферии и центра, к антагонии полупериферии.

Сценарий четвертый. Он вероятен в случае возвращения США к политике, проводимой администрацией Билла Клинтона. Мировой центр будет формироваться без участия России. С учетом той важности, которую американские демократы придают либерально-демократическим ценностям и стандартам государственного управления, есть большая вероятность того, что он сконденсируется вокруг «мирового сообщества». В результате на какое-то время в мире воцарится «неполная многополярность», центрами в которой будут выступать с одной стороны мировой центр, с другой — Россия, Китай и Индия.

Основной вывод

Исходя из данных сценариев, можно сделать несколько выводов. Во-первых, единственно устойчивыми альтернативами развития миропорядка являются однополярность с расширенным мировым центром в качестве единственного полюса. В противном случае бесполюсность приведет к тому, что подлинными хозяевами политического пространства будут являться транснациональные сети, ведущие борьбу с ушедшими в себя государствами.

Во-вторых, справиться с комплексным вызовом периферии может только предельно четко институционально расширенный центр, членами которого должны стать Россия, Китай и Индия. Это сулит выгоды и центру, и бывшей полупериферии: первый в условиях коллапса «третьего мира» будет обеспечен ресурсами и продукцией традиционной машиностроительной экономики, а вторая окажется «выдернутой» из того водоворота хаоса, куда ее затянула бы падающая периферия.

В-третьих, только оформление расширенного мирового центра создает единое наднациональное сетевое сообщество, которое будет подконтрольно государственным и гражданским обществам и станет единственным субъектом, способным бороться с неподконтрольными сетями типа террористических организаций. Фактически комплексный вызов периферии толкает международный порядок к однополярности, но не к однополярности с американской гегемонией, а с расширенным центром во главе.

Таким образом, теоретически перед Россией возникает альтернатива поведения: либо способствовать осознанию мировым сообществом реальности «новой-старой» однополярности с расширенным мировым центром во главе, либо использовать нынешний кризис миросистемного регулирования для окончательного подрыва американского лидерства и попытаться исходить из возникающей многополярности, пытаться продлить возможный «момент многополярности» и выступить в качестве одного из ее полюсов. Что возьмет верх? Все находится пока на стадии принятия решений.

 

Д.В. СУСЛОВ, заместитель директора по исследованиям Совета во внешней и оборонной политике.

С.Р. ИСМАГИЛОВ, соискатель Института Европы РАН.

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>