Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Ассамблея СВОП

XXV Ассамблея Совета по внешней и оборонной политике

Добавлено на 24.04.2017 – 10:03Без комментариев

8-9 апреля 2017 года в подмосковном пансионате «Лесные дали» Совет по внешней и оборонной политике провел юбилейную XXV Ассамблею (Общее собрание).

Вел заседания Федор ЛУКЬЯНОВ, председатель Президиума СВОП; главный редактор журнала «Россия в глобальной политике»; профессор-исследователь факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ.

AS_1

Перед началом дискуссии Федор ЛУКЬЯНОВ зачитал поздравление членам СВОП и участникам юбилейной Ассамблеи от Президента России Владимира ПУТИНА.

Общая тема дискуссии в этом году «Мировая политика: Смена системы».

В рамках этой широкой темы члены СВОП и приглашенные эксперты в ходе трех заседаний обсудили следующие вопросы:

  1.  Новый меркантилизм. Готова ли Россия к конкуренции в пост-глобальном мире?
  2.  Гарант стабильности или угроза миру? Ядерное оружие в новую эпоху
  3.  Многообразие общества: Риск распада или гарантия выживания в глобальном мире?

a_1

Общий тон дискуссии в ходе первого заседания задали приглашенные докладчики Александр ЛОСЕВ, Сергей ДУБИНИН, Андрей КЛЕПАЧ, Гарегин ТОСУНЯН.

Затем проблемы изменения парадигмы меркантилизма в условиях радикального слома мировой системы международных отношений обсудили участники Ассамблеи (Виталий ТРЕТЬЯКОВ, Сергей ГЛАЗЬЕВ, Евгений КОЖОКИН, Анатолий ВИШНЕВСКИЙ, Андрей БУГРОВ, Владимир РЫЖКОВ).

В выступлениях высказывались следующие идеи.

Роль США как глобального лидера объективно снижается. У Китая нет рычагов глобального влияния в виде соответствующих институтов, которые есть у США. Сегодня мир втягивается в хаос. Только Россия защищает базовые нормы международного права. Россия должна чётко объяснить миру свои интересы. Пока побеждает тот, кто играет не по правилам.

Мировая экономика ежегодно растёт на 3%. Россия после 2019 года рассчитывает расти на 1%. Экономические позиции России в мире ослабевают. Нужен рост капитальных вложений во все отрасли экономики. Нужны срочные меры по стимулированию развития малого и среднего бизнеса.

Весь мир переходит к внутреннему меркантилизму. В США и Западной Европе произошло переосмысление в пользу собственного производства.

Среди других вызовов — возрастание проблемы голода в мире, в котором до 2050 года Африка увеличит население в три раза, а площадь плодородных земель на одного человека будет резко уменьшается.

В конце первой сессии состоялось традиционное выступление перед членами Совета и участниками Ассамблеи министра иностранных дел России, члена СВОП Сергея ЛАВРОВА в закрытом формате.

 a_2

*   *   *

Обсуждение роли и значения ядерного оружия в условиях радикальной перестройки архитектуры мирового порядка началось с заслушивания докладов Алексея АРБАТОВА, Сергея КАРАГАНОВА, Владимира ДВОРКИНА, и было продолжено выступлениями Владимира ЛУКИНА, Алексея ПОДБЕРЁЗКИНА, Алексея МЕШКОВА, Александра ПИСКУНОВА, Ивана САФРАНЧУКА, Александра ГРУШКО, Евгения КОЖОКИНА, Олега СТЕПАНОВА, Владимира ЗОЛОТАРЕВА, Александра ВЫСОЦКОГО, Сергея ОЗНОБИЩЕВА, Андрея БАКЛАНОВА, Дмитрия СУСЛОВА, Андрея БЕЗРУКОВА, Марка ЭНТИНА, Андрея ИЛЬНИЦКОГО.

a_3

Ядерное оружие вновь становится предметом обсуждения — и с точки зрения его функциональности в новых условиях международных отношений, и в контексте порождаемых им рисков.

Основой для дискуссии послужила разосланная участникам Ассамблеи и опубликованная в журнале «Россия в глобальной политике» статья С.Караганова «О новом ядерном мире». Основные идеи статьи:

—          Сегодня мир объективно живет в условиях слома прежней системы международных отношений и поиска путей к созданию новой системы, что объективно повышает опасность военных конфликтов. В этой ситуации опора на ядерное сдерживание может оказаться спасением. Но она должна быть дополнена совместными усилиями по укреплению всех факторов, влияющих на международную стратегическую стабильность.

—          Целью российской политики должно быть не преодоление ядерного сдерживания, а его совместная оптимизация в предстоящий трудный период становления нового миропорядка.

—          Надо сохранять и поддерживать ядерное сдерживание на предстоящий период выработки новой международной системы, новых (старых) правил международного управления, новых схем ограничения вооружений.

—          Надо начинать диалог всех ядерных держав по укреплению международной стратегической стабильности. Цель диалога – не собственно сокращение арсеналов, а предотвращение войны через обмен информацией, разъяснение позиций, в том числе причин развертывания тех или иных систем, доктринальных установок, укрепление доверия или по крайней мере уменьшения подозрений.

—          Новый «концерт наций» может оказаться более устойчивым, чем предыдущий из XIX века. Но он должен базироваться на взаимном ядерном сдерживании, а не только моральных принципах или балансе сил.

a_4

С автором статьи полемизировали содокладчики. В частности, отмечалось, что

—          сегодня, когда появились новейшие системы оружия, стирающие грань между ядерным и обычным оружием, между оборонительным и наступательным оружием, между оружием регионального применения и оружием глобального масштаба, возможность эскалации вплоть до ядерной войны из локального кризиса неизмеримо возросла;

—          ядерное оружие играет роль инструмента сдерживания не автоматически, а только в рамках системы контроля и процесса контроля над вооружениями и их нераспространения.

—          в настоящее время впервые более чем за полвека развития и расширения системы контроля над ЯО мир оказался перед перспективой потери любого контрольного механизма, договорно-правовой системы ограничения этих вооружений. Если сбудется этот негативный сценарий, то Россия пострадает гораздо больше многих других государств и центров силы;

—          самое плохое в случае негативного сценария — ЯО рано или поздно попадет в руки террористических организаций, и тогда ядерное сдерживание уничтожит само себя;

—          если мы говорим о стратегической стабильности, нам небезразлично, сколько у другой стороны, например, перехватчиков ПРО: сорок, как сейчас у США, или десять тысяч. Потому что стабильность от этого очень сильно зависит. У нас с американцами сейчас абсолютно разное понимание стратегической стабильности. Мы можем прийти к общему знаменателю только в рамках продолжения переговоров по ограничению стратегических вооружений;

—          пора отходить от бессмысленного поддержания ядерного паритета. Для ядерного сдерживания США нам хватило бы столько же оружия, сколько есть, например, у Франции;

—          многосторонние переговоры — это фарс, выдумка. Потому что переговоры должны кончаться договором с контролем этого договора.

a_5

В дальнейшей дискуссии выступавшие отмечали, что

—          у предлагаемого С.Карагановым варианта минимального ядерного сдерживания есть свои преимущества, в частности, он может быть в нынешних условиях менее экономически обременительным; такой вариант также может дать бóльшую стратегическую гибкость как в военно-техническом, так и в политическом плане. Но у этого варианта есть один существенный недостаток, который нивелирует все преимущества, а именно рискованность такого варианта. Потому что минимальное ядерное сдерживание, которое признаете только вы сами, не гарантирует, что ваш оппонент считает, что вы обладаете минимальным сдерживанием. Готовы ли мы в и без того непростой внешнеполитической обстановке для России повышать уровень стратегических рисков?

—          задача сдерживания требует, чтобы каждое ядерное государство каким-то образом формулировало возможные условия применения ЯО. Присутствие таких условий в доктринах вовсе не означает, что существует угроза его применения. Просто раз оно есть, оно должно играть сдерживающую роль. А если мы не формулируем этих условий с солидной долей неопределенности, то сдерживающую роль невозможно обеспечить;

—          нам не надо суетиться, не надо стремиться к новым договорам, соблюдать старые и вести речь о снижении рисков применения ЯО, вовлекая в это и другие ядерные государства;

—          вопросы стратегической стабильности — это не только и не в первую очередь вопросы ядерного разоружения и контроля над стратегическими вооружениями; это комплексная проблема, требующая очень сложного комплексного подхода.

*   *   *

В воскресенье 9 апреля 2017 г. участники Ассамблеи продолжили дискуссию. В рамках реализации научно-просветительского проекта СВОП «Российский диалог культур и цивилизаций – взаимное обогащение» была проведена специальная сессия на тему «Многообразие общества: Риск распада или гарантия выживания в глобальном мире?»

С докладами на спецсессии выступили: Валерий ТИШКОВ,  научный руководитель Института этнологии и антропологии РАН им.Н.Н.Миклухо-Маклая; академик-секретарь Отделения историко-филологических наук РАН; академик РАН; доктор исторических наук, профессор; Сергей КРАВЕЦ, ответственный секретарь «Большой российской энциклопедии», руководитель церковно-научного центра и президент фонда «Православная энциклопедия»; Аликбер АЛИКБЕРОВ, руководитель Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья Института востоковедения РАН, заместитель директора ИВ РАН, член Ученого совета ИВ РАН, кандидат исторических наук.

a_6

В последовавшей дискуссии приняли участие:

Александр ЧУБАРЬЯН, научный руководитель Института всеобщей истории РАН, академик РАН; доктор исторических наук, профессор; Александр ВЫСОЦКИЙ, референт департамента международного сотрудничества Аппарата Правительства РФ; Евгений КОЖОКИН, проректор по научной работе МГИМО (У) МИД России; Владимир РЫЖКОВ, председатель Общероссийского общественного движения «Выбор России»; профессор департамента международных отношений факультета МЭиМП НИУ «Высшая школа экономики»; Андраник МИГРАНЯН, профессор МГИМО, главный научный сотрудник Центра общественно-политических проектов и коммуникаций; Дмитрий КОСЫРЕВ, политический обозреватель МИА «Россия сегодня»; Владимир ВОРОЖЦОВ, заместитель председателя политической партии «Российская партия пенсионеров за справедливость»; генерал-майор внутренней службы (в отст.); Александр МУЗЫКАНТСКИЙ, заместитель секретаря Общественной палаты РФ; заведующий кафедрой информационного обеспечения внешней политики факультета мировой политики МГУ им.М.В.Ломоносова; председатель правления Фонда «Российский общественно-политический центр»; Сергей БРИЛЕВ, заместитель директора ГТК «Телеканал Россия»; руководитель и ведущий программы «Вести в субботу»; Андрей БАКЛАНОВ, советник заместителя Председателя Совета Федерации РФ; Чрезвычайный и Полномочный Посол; Алексей МАЛАШЕНКО, главный научный сотрудник Исследовательского Института «Диалог цивилизаций»; эксперт Московского Центра Карнеги; Сергей ЧЕРНЫШЕВ, помощник министра по торговле Евразийской экономической комиссии; Андрей ИЛЬНИЦКИЙ,  советник Министра Обороны РФ, действительный государственный советник РФ 3 класса; Сергей КАРАГАНОВ, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ «Высшая школа экономики»; почетный председатель Президиума СВОП; председатель Редакционного совета, журнал «Россия в глобальной политике»; член Совета при Президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека; Михаил ШМАКОВ, председатель Федерации независимых профсоюзов России; президент Всеобщей Конфедерации Профсоюзов; вице-президент Международной Конфедерации Профсоюзов.

a_7

Докладчики и выступавшие в дискуссии обозначили следующие тезисы:

— Существует четыре тенденции в развитии идентичности:

1) размывание границ ареалов культурно однородных сообществ при высокой урбанизации;

2) усложнение радикально изменившихся условий трансграничной миграции;

3) рост партикулярных этничностей (multiple unexclusive identity);

4) формирование новых трансграничных форм культурной идентичности.

— Существуют следующие принципы устройства многосоставного (сложного) государства:

  • федерализм;
  • культурная автономия;
  • языковая политика;
  • гарантии прав культурных меньшинств.

— Начиная с Вестфальской системы, религиозные мотивы и основания в международных отношениях прошли путь от критичных до маргинальных. К первой мировой войне религиозный фактор уходит из общества, перестает быть влиятельным элементом в политике и экономике.

Физическое уничтожение духовенства в постреволюционной России не привело к ожидаемым властью результатам. По данным переписи 1937 года, половина населения называла себя верующими.

Сегодня мы живем в постсекулярном мире, где религиозный фактор играет все большую роль. К такому повороту событий никто не был готов.

— Что касается исламского измерения, тенденция последнего времени — приход средневековых форм ислама на Кавказ и арабизация местной формы ислама.

— Структурно в исламе важнее горизонтальные связи, христианство же скопировало имперскую иерархию. Тем самым, в условиях бюрократизации управления, создается непреодолимый конфликт.

— В западном полушарии в вопросах идентичности превалирует расовая категоризация. Для Азии — кастовая.

— Когда мы говорим о нации, то чаще всего имеем в виду этническое понятие, а не гражданское. Этническое понятие нации довлеет над обществом, создавая проблемы.

— Если подходить к вопросу идентичности системно, видно, что этнические аспекты можно воспринимать как «единство в многообразии». Многообразие стимулирует государство к принятию законов, принципов для консолидации общества и контроля ситуации.

— Российская идентичность до сих пор не сформировалась. Российское кредо «Кто мы?» — совершенно открытый вопрос. В России существует «россиянство» как форма надэтнической идентичности. Россияне – все граждане России, одна идентичность, независимо от этнической принадлежности.

— Необходимо обозначить приоритет гражданской идентичности как более важного основания для целостности государства. В рамках гражданственности гораздо легче решать проблемы, так как снижается их эмоциональность и иррациональность, религиозная принадлежность становится персональным делом каждого гражданина.

— Сверху невозможно навязать обществу идентичность; общность строится только снизу вверх. Этнические, религиозные, групповые интересы должны быть представлены через демократические институты.

Дискутируемый закон о российской нации больше провоцирует, нежели скрепляет и создает. Нужно совершенствовать закон о российском гражданстве.

— Не может быть окончательного решения проблемы идентичности. Нужна выработка политики по регулированию, управлению этим процессом.

*   *   *

Дискуссия на 25й Ассамблее Совета по внешней и оборонной политике традиционно носила профессиональный и откровенный характер, обсуждались самые острые проблемы развития России, предлагались варианты их решения.

Фотоматериал  с XXV Ассамблея Совета по внешней и оборонной политике.

Метки: , , , , , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>