Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Александр Габуев: Какую нишу ищет Россия на азиатском рынке безопасности

Добавлено на 20.06.2016 – 09:07Без комментариев

Александр Габуев

| Московский Центр Карнеги

Россия наконец нашла актуальную повестку в сфере безопасности, которая интересна ее азиатским партнерам. На волне успехов в Сирии Москва позиционирует себя как отличник в борьбе с исламским терроризмом и источник передовых практик для стран АСЕАН, сталкивающихся с этой проблемой. Сирийская кампания также помогает продвигать продукцию российского ВПК на азиатских рынках

Несмотря на объявленный «поворот на Восток», Москве до сих пор не удавалось сформулировать повестку в сфере региональной безопасности в Азии, которая бы объясняла, почему России нужно больше участвовать в делах региона, и зажигала бы азиатских партнеров. Главным показателем тут были выступления официальных представителей РФ на конференции «Диалог Шангри-Ла» (Shangri La Dialogue) в Сингапуре – азиатском аналоге Мюнхенской конференции по безопасности.

Россию на этом авторитетном форуме представляет заместитель министра обороны Анатолий Антонов. Темы его выступлений за последние два года вызывали у участников в лучшем случае недоумение, в худшем – язвительные насмешки. В 2014 году, вскоре после Евромайдана, Антонов говорил, что главную угрозу для безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе представляют продвигаемые Западом цветные революции, а также возрождение нацизма в Восточной Европе.

В 2015 году, через несколько месяцев после активной фазы войны на востоке Украины, выступление замминистра было построено вокруг усилий России повысить прозрачность военной деятельности (правда, не обошлось и без упоминаний «украинских националистов»). В серьезном разговоре на сингапурском форуме, где доминируют территориальные споры, соперничество США и Китая, а также региональные кризисы, все эти месседжи, диктуемые российской внутриполитической повесткой, были неуместны и лишь убеждали страны региона, что Россия либо плохо понимает ситуацию в регионе, либо превращается в младшего брата Китая.

На этом фоне последнее выступление России на сингапурском форуме можно назвать прорывом. В этом году разговор на «Шангри-Ле» по-прежнему вращался вокруг ситуации в Южно-Китайском море и динамики в отношениях между Вашингтоном и Пекином. Главными героями были министр обороны США Эштон Картер и замглавы объединенного штаба Центральной военной комиссии КНР адмирал Сунь Цзяньго. Но еще одной важной темой неожиданно стал международный терроризм, а именно потенциал радикализации мусульманского населения в Южной и Юго-Восточной Азии.

Этому вопросу в своих выступлениях уделили много внимания министры обороны двух крупнейших исламских стран региона – Индонезии и Малайзии. Наиболее откровенно об исламском терроризме говорил министр обороны Сингапура Нг Енг Ен (Хуан Юнхун), признавший, что вернувшиеся из Сирии боевики и проповедники ведут активную работу в регионе и даже в суперуспешном и внешне стабильном Сингапуре заметна радикализация среди гастарбайтеров из сопредельных стран. Беспокойство сингапурских властей на этот счет заметно невооруженным глазом: количество материалов в местных СМИ об опасностях терроризма и инструкций, как вести себя в случае взрыва или захвата заложников, за последний год выросло на порядок.

В результате решение российского Минобороны сконцентрироваться на антитеррористической тематике неожиданно выстрелило. Не до конца ясно, было ли это смещение приоритетов осознанной стратегией поиска месседжей, адекватных для сингапурского форума, или же чиновники по-прежнему ориентировались на внутрироссийскую повестку, в которой Сирия заняла место Украины. В любом случае замена оказалась эффективной.

Свое выступление на заключительной пленарной сессии форума Анатолий Антонов построил вокруг международного терроризма как главной угрозы мировой и региональной стабильности. Он подробно рассказал о результатах российской кампании в Сирии, а также сказал, что Москва готова делиться полученным в ходе войны опытом со странами региона. Тональность речи была менее конфронтационной в отношении США: пожурив Вашингтон за попытки отделить «хороших террористов от плохих», а также за нежелание теснее взаимодействовать по Сирии, Антонов закончил тем, что Россия и Америка обречены на сотрудничество из-за большого количества общих проблем.

В изначальном тексте речи Анатолия Антонова был абзац про Южно-Китайское море с пересказом официальной позиции РФ, согласно которой Москва не занимает сторон в территориальных спорах, но выступает за их решение на двусторонней основе и против интернационализации. Замминистра этот пассаж зачитывать не стал – вероятно, чтобы избежать недовольства партнеров по АСЕАН. Но отсутствие артикулированной позиции Москвы по самому животрепещущему вопросу региональной безопасности не испортило впечатления от речи.

Вообще, в этот день, казалось, все было на стороне российского представителя. Антонов выступал вместе с министрами обороны Сингапура и Канады. Речь сингапурского министра, одного из интеллектуальных лидеров при осмыслении вопросов безопасности в АТР, следовала за выступлением российского замминистра и полностью поддерживала его тезисы. Поскольку в сессии не было китайского представителя, которым обычно достается львиная доля вопросов из зала, на сей раз вопросы посыпались именно на Антонова. И тот проявил себя очень хорошо.

Он выступал и отвечал на прекрасном английском, сделав общение интерактивным (адмирал Сунь говорил по-китайски, создавая дополнительный барьер для многих слушателей). Удачно шутил, заставив зал пару раз рассмеяться. А вопросы по ядерной программе КНДР и намерении США развернуть в АТР систему ПРО позволили Антонову блеснуть глубокой экспертизой – до перехода в Минобороны он руководил профильным департаментом в МИД РФ и сыграл важную роль в переговорах с Вашингтоном по противоракетной обороне и по новому договору СНВ-3.

В итоге в кулуарах российское выступление обсуждали весьма позитивно, многие делегаты задавали конкретные вопросы о российских механизмах отслеживания возвращающихся из Сирии боевиков, а также об опыте Москвы в обмене разведданными со странами Ближнего Востока. Даже некоторые американские участники, оставшиеся на заключительную сессию, признавали, что «русские выглядели гораздо лучше, чем обычно».

Тема борьбы с терроризмом и активная реклама действий Воздушно-космических сил РФ в Сирии может стать не только успешным риторическим приемом, который позволит России предстать в Азии игроком с собственной уместной повесткой, но и маркетинговым инструментом для продвижения продукции российского ВПК в странах АСЕАН. Учитывая, что именно Индонезия и Малайзия особо активно интересуются российскими самолетами семейства «Су» и другими образцами оружия, все действия России вокруг сингапурского форума впервые кажутся довольно осмысленными и выстроенными вокруг прагматичной повестки.

Так, за день до своего выступления, 4 июня Анатолий Антонов устроил прием для военных делегаций из стран АСЕАН и партнеров по диалогу на ракетном крейсере «Варяг», флагмане российского Тихоокеанского флота, который как раз зашел в Сингапур с дружественным визитом. Во время приема гости могли не только выпить русской водки, но и своими глазами посмотреть на корабль и его вооружение.

Ключевой вопрос – сможет ли Россия развить этот пока еще скромный успех и превратить его во что-то большее. Речь идет не только об оружейных сделках, но и способности Москвы четко сформулировать свои предложения по антитеррористическому сотрудничеству, найти действительно интересные для Юго-Восточной Азии элементы своего опыта и последовательно продвигать эту повестку на всех возможных площадках. Включая, разумеется, главный форум для обсуждения безопасности в регионе на уровне первых лиц – Восточноазиатские саммиты, на которых Россия пока ни разу не была представлена выше уровня премьера.

Метки: , , , , , , , , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>