Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Владимир Овчинский, Михаил Делягин, Сергей Глазьев: Россия против Запада

Добавлено на 21.10.2016 – 12:02Без комментариев

Владимир Овчинский, Михаил Делягин, Сергей Глазьев

| Завтра

Круглый стол Изборского клуба

Александр НАГОРНЫЙ, политолог, заместитель главного редактора газеты «ЗАВТРА».

Уважаемые коллеги! То, что сегодня происходит в нашей стране и вокруг неё, требует не только анализа и оценки, но, в первую очередь, максимально точного прогноза дальнейшего развития событий. Мы видим, что «коллективный Запад» во главе с США не просто переживает какую-то истерику, обвиняя Россию и её президента во всех мыслимых и немыслимых грехах, от якобы совершаемых в Сирии военных преступлений до попыток привести к власти в Вашингтоне своего ставленника Дональда Трампа, — мы видим, что ни американские, ни европейские политики вообще не хотят и не могут отвечать за свои слова и поступки, все они внезапно стали абсолютно недоговороспособны и неадекватны в отношениях с Кремлём. Что стоит за этой недоговороспособностью и неадекватностью? «Страхи», о которых говорил Путин? Глобальный системный кризис, который, несомненно, затрагивает и военно-политические структуры современного мира, продуцируя конфликты на всех уровнях, включая нынешнюю президентскую кампанию в США? Реальная подготовка к масштабной войне против нашей страны? Всё это вместе и что-то ещё?

Владимир ОВЧИНСКИЙ, доктор юридических наук.

Похоже, вся предвыборная кампания в США скатилась к обсуждению сексуальных скандалов, связанных с мужем Хиллари Клинтон и с самим Дональдом Трампом. Последний абсолютно верно диагностировал ситуацию, что в американских СМИ фактически реализуется заговор против него. Например, главным козырем в последние дни предвыборной кампании Хиллари стала циничная болтовня Трампа по поводу женщин. Видимо, в штабе Клинтон считают, что именно это подорвёт репутацию Трампа. Но здесь вспоминается антиельцинская кампания времён позднего СССР, когда у Ельцина пытались забрать голоса, рассказав населению о его пьянстве. Но эффект-то был совершенно другой. Многие увидели в Ельцине «своего». Такого же «своего» видят и в Трампе.

Ориентироваться на цифры проклинтовских СМИ по предварительным опросам не стоит. Количество опрошенных, как правило, колеблется от одной до двух тысяч человек, отобранных по определённой базе данных. Но есть и другие результаты опроса. Достаточно вспомнить, что в мае этого года, по опросу специализированного американского издания «Милитари Таймс», Трампа хотели видеть главнокомандующим страны 54% американских военнослужащих, а Хиллари Клинтон — лишь 25% опрошенных. Причём наибольшей популярностью Трамп пользуется в корпусе морской пехоты, где его готовы были поддержать 60% военнослужащих против 18% у Клинтон.

Уже в августе телеканал «Эн-Би-Си Ньюс» также опросил американских военнослужащих и вместе с ними ветеранов военных действий. Оказалось, что 51% военных и ветеранов голосовали за Трампа и только 41% за Хиллари Клинтон. И вряд ли скабрёзные шутки Трампа о женщинах могут повлиять на эту часть электората.

Но любопытны и другие данные опроса последних дней. Уже после секс-скандалов, раздутых против Трампа в американских СМИ, израильская информационная служба MIGnews провела опрос 3,5 тыс. своих читателей, большинство из которых, естественно, евреи, причём ориентированные на еврейское общественное мнение в США. На вопрос «Есть ли у Трампа шанс победить на выборах после серии секс-скандалов?» 50% ответили, что «да, люди проголосуют не за Трампа, но против Клинтон», 32% посчитали, что исход выборов предсказать невозможно, и только 17% сказали, что Трамп не сможет победить на выборах. Согласитесь, агентство MIGnews — это не пропагандистский рупор Кремля.

Не стоит забывать, что в дебатах между кандидатами в вице-президенты демократом Тимом Кейном и республиканцем Майком Пенсом убедительно победил последний. Пенса называют «смотрящим» за Трампом. И это соответствует истине. Он по складу характера — противоположность Трампу. Сторонник ультраконсервативных ценностей американцев, примерный католик-евангелист, активный участник новой «Чайной партии», третий человек в партийной иерархии республиканцев (с 2009 по 2011 годы был председателем Республиканской конференции в палате представителей). А ведь голосовать будут фактически не за Трампа, а за связку Трамп-Пенс. И если что-нибудь случится с Трампом, а такой вариант развития событий не исключён, то президентом США станет именно Пенс.

Было бы весьма наивно полагать, что Трамп даже в случае избрания станет большим другом России. У него останутся большие обязательства перед военными ВПК и спецслужбами США, перед антироссийски настроенными республиканцами. Он уже пообещал увеличить бюджетные ассигнования на развитие вооружения, на саму армию. Что касается Пенса, тот в своих дебатах вообще призвал разместить элементы ПРО США в Чехии и Польше, «чтобы Россия почувствовала, что имеет дело с сильным государством». Особенно обсуждается придуманная Пенсом поговорка: «Русский медведь не умирает, он только впадает в спячку». Пенс — поклонник Рональда Рейгана, который прекрасно реализовал идею «удушить Советский Союз в объятиях». Поэтому, кто бы ни победил на американских выборах, ждать радикальных изменений в российско-американских отношениях не приходится.

Михаил ДЕЛЯГИН, президент Института проблем глобализации.

Я поддерживаю обратный тезис: что при Клинтон мы будем жить под бомбами, а при Трампе — под санкциями. Трампа обвинили в том, что он является марионеткой или агентом Путина. Это очень сильный удар, и его Трамп отыгрывает своими заявлениями. Но Трамп действительно хочет сделать Америку сильнее. Для него она — ценность, а не инструмент, в отличие от Хиллари Клинтон, у которой приоритетная задача — расширить глобальную зону хаоса за пределами США. Помимо Украины-Сирии, для этого есть множество точек приложения американских сил, включая Тайвань. Официальное провозглашение независимости Тайваня вынудит Китай начать открытый конфликт, к которому мгновенно подключатся и США, и Япония, и кто угодно ещё. С той же целью могут быть «подожжены» Центральная Азия, включая Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР, также Кавказ, Северная Ирландия, Страна Басков, Саудовская Аравия и так далее.

Про Россию, про регионы России я не говорю прежде всего потому, что в результате перенесённых с декабря на сентябрь думских выборов у нас впервые оформилась полноценная система партхозноменклатуры брежневского типа. На мой взгляд, идея этих выборов была в том, чтобы парламент снова стал местом для дискуссий. В выборный процесс специально заводили людей, которые могут генерировать идеи, проекты — потенциальную альтернативу устойчивому, но бесперспективному консенсусу «на местах», основанному на «освоении» бюджетных средств. Этот замысел, а может быть, стресс-тест со стороны федерального центра региональными властями был успешно провален. Несмотря ни на какие показательные «посадки» и отставки губернаторов и других чиновников. То, что за одну ночь показатели явки избирателей выросли чуть ли не в полтора раза, а «единороссов»-одномандатников почти в полтора раза больше, чем прошедших в Госдуму по партийному списку, — да, это конституционное большинство, это консенсус, но совсем на иных принципах, чем было до того.

Нет смысла управлять таким парламентом из президентской администрации — в Госдуме VII созыва всё решает «Единая Россия», а у неё другая система управления, «оппозиционные» партии теперь вообще превратились в ноль. Вообще, аналогии между советским и постсоветским периодом нашей политической истории просматриваются всё чётче, но то, что раньше было трагедией, сегодня выглядит трагифарсом.

При этом необходимо сказать, что США неизбежно станут такой же жертвой глобального системного кризиса, как и другие страны. Я это говорю не к тому, что у нас всё будет хорошо, а к тому, что уровень неопределённости растёт, и в условиях катастрофы, как правило, высокоспециализированные, идеально приспособленные к определённым внешним условиям организмы и сообщества просто вымирают или деградируют. Россия сегодня — очень простой, переживший постсоветскую деградацию чуть ли не до Каменного века, но до развитого феодализма точно социальный организм, именно поэтому имеющий достаточно высокие шансы на выживание в условиях глобальной катастрофы.

Сергей ГЛАЗЬЕВ, академик РАН.

Я согласен с теми, кто исходит из тезиса, что «хрен редьки не слаще». Действительно, кто бы ни победил на выборах 8 ноября, революции в США не произойдёт. Да и тотальная гибридная война, которую американская олигархия ведёт против всего мира, начиная с собственного народа, сразу не прекратится. Но, как говорится, есть нюансы.

В любом случае США ждут тяжёлые времена. Ещё десять лет назад у них был шанс путём опережающего развития нового технологического уклада решить проблему нарастающих долговых обязательств, связав избыточную денежную массу инвестициями в новые технологии. Возможно, это и хотел сделать Обама, когда обещал прекратить рост государственного долга и требовал от американских корпораций возврата производств на родину. Но, как известно, из этого ничего не вышло: американские ТНК продолжают инвестировать за рубежом, долг вырос вдвое, не удалось сократить ни внешнеторговый, ни бюджетный дефицит. Не увенчались успехом и попытки провести деофшоризацию американской финансовой системы. Американская олигархия не очень прислушивается к президенту США и свою политику обогащения любой ценой менять не стала. Хотя антироссийские санкции «команды Обамы» американский капитал старается соблюдать. По сравнению с 2008 годом, когда прошла первая волна глобального финансового кризиса, диспропорции в банковском секторе только выросли. США пока ещё сохраняют глобальное лидерство в сфере новых технологий, валютно-финансовых операций, не говоря уже о военных расходах. Но в экономической сфере они уже проиграли Китаю, который производит больше товаров и уверенно лидирует в экспорте высокотехнологичной продукции.

Дело в том, что при происходящей в настоящее время смене технологических и мирохозяйственных укладов лидировавшая до этого момента страна (в данном случае США) стремится любой ценой сохранить своё доминирование в мире. Столетие назад Великобритания пыталась удержать глобальное лидерство, стравливая Россию и Германию. Спровоцировав для этого две мировые войны, англичане, тем не менее, лидерство потеряли, лишившись своей колониальной империи. Выиграли США, их историки до сих пор определяют эти войны как хорошие, создавшие для США уникальные возможности по абсорбции европейских технологий, капиталов и бежавших от войны умов.

Именно этот успех пытается повторить сегодня американская олигархия. Им кажется, что, провоцируя войну между своими европейскими сателлитами и Россией, они снова присвоят себе плоды очередного разорения Старого Света. По сути, как и раньше, войну глобальный лидер ведёт за контроль над своей периферией, пытаясь её удержать в зоне своего доминирования и сдержать тем самым экспансию нового лидера. Сегодняшние Россия и Европа для американской властвующей элиты — периферия, которую надо удержать под контролем любой ценой в свете усиливающегося влияния Китая. Именно поэтому они в качестве главной мишени своей агрессии избрали Украину, оккупировав которую, пытаются спровоцировать конфликт между Россией и ЕС.

Здесь сошлись объективные и субъективные факторы. Объективно властвующая элита США вынуждена идти по пути развязывания мировой войны, чтобы сбросить свои неподъёмные обязательства и удержать мир в долларовой зоне. Война, хоть и в меньшей степени, чем раньше, служит средством инвестиций в новый технологический уклад, милитаристские достижения которого, от беспилотников до синтетического вируса Эболы, мы наблюдаем в настоящее время. Но дело в том, что одновременно с переходом к новому технологическому укладу идёт переход к новому мирохозяйственному укладу — с новой системой институтов воспроизводства экономики. И китайское экономическое чудо, реанимируя социалистическую идею, демонстрирует на порядок большую экономическую эффективность, чем американский олигархический капитализм. В результате развязываемой американской властвующей элитой мировой войны выигрывает, несомненно, Китай. Выигрывает при этом по-крупному — он становится глобальным лидером, оттесняя США на второй план.

Проигрывая Китаю, США развязывают войну против России как «слабого звена». И в этом проявляется субъективная составляющая американской агрессии. Специалисты знают, что вся западная геополитика изначально была заточена против России. Я бы вообще определил западную школу геополитики как псевдонауку о методах уничтожения России. До сих пор в университетах, готовящих политическую элиту США, студентов учат русофобским теориям позапрошлого века. Специалистам также известно, что после Второй мировой войны Вашингтон пригрел у себя сотни тысяч убежавших с оккупированных нацистами территорий бандеровцев и прочих гитлеровских коллаборантов — так же, как сотрудников абвера и пропагандистской машины Геббельса. Теперь их прямые и идейные потомки заправляют в Госдепе, ЦРУ и Пентагоне. У них, как говорится, свой счёт к России, спасшей мир от фашизма их родителей.

Русские, конечно, войны не хотят. Мы слишком хорошо помним, чего она стоит. Но, к сожалению, наше потакание агрессору — прямая дорога в этот ад. Во-первых, наше руководство под диктовку американских агентов влияния продолжает вкладывать свои валютные резервы в долговые обязательства США, финансируя их военные действия против нас. Мы по-прежнему строго следуем рекомендациям МВФ, убивая нашу промышленность искусственным завышением процентных ставок по кредитам. Мы отказались от борьбы за статус рубля как мировой волюты, отдав его обменный курс на откуп спекулянтам, контролирующим московскую и чикагскую биржи. Наконец, вопреки современным научным представлениям о политике экономического роста, мы следуем рекомендациям МВФ по консолидации бюджета, сокращая расходы на инвестиции в передовые технологии и обрекая самих себя на нарастающее технологическое отставание. Не говоря уже про возможные катастрофические последствия секвестра социальных расходов и падения уровня жизни в условиях искусственно созданной стагфляции.

Во-вторых, мы продолжаем играть «в поддавки» на Украине, добровольно отдав эту колыбель Русского мира под контроль американских марионеток, занимающихся созданием невиданной в мире антирусской нации. В 20-е годы прошлого века западные политтехнологи вырастили гитлеровский фашизм, затратив на это более двух триллионов долларов инвестиций в модернизацию и милитаризацию немецкого ВПК, — так и сегодня оккупационные власти США выращивают русофобский нацистский режим на Украине, бессмысленным умиротворением которого мы занимаемся. Вместо того чтобы создать международный трибунал по расследованию преступлений укронацистов против человечества, мы продолжаем заигрывать с преступным режимом, который узурпировал власть над Украиной путём государственного переворота.

В-третьих, мы ждём, что Запад образумится, прекратив антироссийские санкции и вернувшись в лоно международного права. Очень надеемся при этом на победу Дональда Трампа.

Я, кстати, был уверен в его победе, поскольку США погружаются в пучину экзистенционального кризиса, и такой лидер им объективно нужен. Победа Хиллари Клинтон будет означать продолжение самоубийственного для США курса на мировую гибридную войну против России, в которой однозначно выиграет Китай. А в случае успеха Трампа возникает шанс на мирную передачу глобального доминирования от США к полицентричной и гармоничной системе мироустройства, предложения о формировании которой ждут от России. Но добровольно этот подарок человечеству американский олигархат не сделает. Поэтому я согласен с теми, кто считает, что «хрен редьки не слаще».

И последнее. Я не уверен, что мы достигли уровня простейшего государственно-общественного образования, способного выжить в условиях мировой войны, как считает Делягин. Так что даже после самоубийства США в развязываемой ими мировой войне у нас хватит работы.

Владимир ОВЧИНСКИЙ.

К этому следует добавить, что независимо от того, кто победит на выборах в США — Трамп или Клинтон, Соединённые Штаты будут максимально наращивать свой технологический потенциал, чтобы обеспечить прорыв и лидерство в новой промышленной революции, которую на последнем экономическом форуме в Давосе назвали «четвёртой». Все новейшие технологии имеют двойное назначение — и военное, и гражданское. Поэтому технологический прорыв обеспечивает лидерство и в экономике, и в социальной политике, и в военном деле. Этот прорыв может быть очень затратным, может осуществляться малобюджетными усилиями небольших групп специалистов. Главное противоречие ближайшего времени будет заключаться в том, что снежный ком противостояния между США, Великобританией, другими крупными европейскими государствами, с одной стороны, и Россией с Китаем, с другой стороны, будет нарастать, политическое, экономическое, военное противоборство — усиливаться. Но одновременно технологическое развитие будет идти по пути интеграции, потому что в замкнутой системе такое развитие происходить не может. В тисках этого противоречия придётся постоянно искать неординарные внешнеполитические и внутриполитические решения.

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>