Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Главная, Новости

Федор Лукьянов: Лицом к лицу

Добавлено на 14.02.2020 – 14:33Без комментариев

Федор Лукьянов

| Российская Газета

Россия и Беларусь друг другу нужны, связи уникальны и незаменимы

Современная международная политика как будто преподает дипломатам и государственным руководителями мастер-классы для совершенствования их мастерства.

С одной стороны, постоянный тест на знание «матчасти» — насколько ответственные товарищи понимают, с чем имеют дело. С другой — проверка на творческое мышление: привычные схемы работают в лучшем случае с низким КПД, а иногда и вовсе дают сбой.

В последние месяцы две запутанные и конфликтные (каждая по-своему) ситуации привлекают внимание. Попытка решить проблему сирийского Идлиба вызвала резкий рост напряжения в отношениях России и Турции. Длительные и изматывающие переговоры о наполнении новым содержанием Союзного государства России и Беларуси сопровождаются эмоциональными всплесками, особенно со стороны Минска. К тревожным факторам можно добавить еще и иранский — обострение ситуации в начале года плавности событиям не добавляет.

Боже упаси проводить параллели, речь о другом — взаимодействие государств не укладывается в линейные схемы, которыми мы часто по инерции оперируем. То, что интересы России и Турции в Сирии, как минимум, не совпадают, а во многих аспектах противоположны, сказано не раз. Равно как и то, что Москва и Анкара нуждаются друг в друге, потому что без второй стороны не могут эти самые интересы — у каждого они свои — реализовать.

Схема работает уже три года — с постоянными обострениями, но неизменными договоренностями, как их гасить. Давно было понятно, что именно Идлиб станет зоной самых тяжелых разногласий. Задачи России и Турции совершенно различны, сама провинция превратилась в территорию скопления наиболее радикальных и трудноуправляемых сил, сконцентрировавшихся там по мере распространения зоны контроля Дамаска.

Второй фактор существенен, поскольку Анкара ужесточает свою позицию еще и потому, что не способна в полной мере контролировать своих подопечных. Москве, впрочем, тоже нужно искать убедительные аргументы в разговоре с сирийским руководством, почему оно должно вести себя в Идлибе аккуратнее, чем в других местах, где вопрос решался военным способом.

Как бы то ни было, кризис налицо, а чем больше столкновений и потерь, тем сложнее отступить без потери престижа. Сторонние комментаторы, естественно, не посвящены в детали переговоров, которые идут между Россией и Турцией, но даже со стороны ясно, насколько все сложно и зыбко.

Значит ли это, что сирийский процесс под угрозой, как говорят алармисты со всех сторон? Рискнем предположить, что решение все равно будет найдено — по той самой причине, которая упомянута выше. Какие бы ни были цели у России и Турции в Сирии, шанс добиться их вопреки партнеру невелика. Военные действия в данном случае вопрос не решат.

На расстановку сил и переговорных позиций они, конечно, влияют, но военной победы в сложившейся ситуации все равно не добиться — у каждой стороны есть возможность этому воспрепятствовать. А это означает, что придется мучительно договариваться и идти на взаимные уступки. Задача России — полноценное восстановление сирийской государственности, но после того, что происходило в стране почти все предыдущее десятилетие, это требует терпения и не терпит максимализма.

Российско-белорусские переговоры — явление иного порядка. Общее только одно: обилие встревоженных комментариев о том, что на грани краха чуть ли не вся конструкция отношений. Особенно усердствует белорусская сторона, но и с российской хватает высказываний (неофициальных, впрочем) в духе «сейчас или никогда».

Если отвлечься от паникерства, то происходящее совершенно закономерно. Отношения Москвы и Минска в нынешнем формате насчитывают более четверти века, логика действий сторон менялась неоднократно, как и внешние обстоятельства. Рано или поздно должен был наступить момент ревизии. Процесс выработки новой формы взаимодействия и сосуществования легким быть не может, поскольку интересы государств разные, отстаивать их учились много лет. Но, как и в первом описанном случае, альтернатив договоренностям нет. Российская Федерация и Республика Беларусь друг другу нужны, связи уникальны и незаменимы. Поэтому они обречены развиваться.

Тем более благоприятно, чем более жесткие переговоры будут предшествовать новым договоренностям. Причем заклинания насчет братских народов и все прочие эмоции, которыми переполнен российско-белорусский дискурс, сейчас только мешают. Потому что все знают: нет хуже и вреднее ощущения, чем то, что тебя склонили к чему-то невыгодному под предлогом родственных чувств. Это не означает, что близости и симпатий не существует, — еще как. Но они только укрепятся от того, что их защитят от неизбежного в межгосударственных отношениях торга по конкретным вопросам.

И еще одно существенное обстоятельство, относящееся в обоим описанным сюжетам.

И российско-турецкий, и российско-белорусский диспут решается лицом к лицу. Желающих поучаствовать в процессе извне хватает, как и желания кого-то из собеседников привлечь внешние подпорки для упрочения собственных переговорных позиций. Но это иллюзия. Или игра. Никакие внешние силы сыграть предметную роль не способны, да в общем их и не интересует результат. Так что тем более — альтернативы договоренностям нет.

Метки:

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>