Фотоматериалы

Фотографии с мероприятий, организуемых при участии СВОП.

Видеоматериалы

Выступления членов СВОП и мероприятия с их участием: видео.

Проекты

Масштабные тематические проекты, реализуемые СВОП.

Home » Новости

Александр Кузнецов: По долгу исторической памяти

Добавлено на 08.07.2013 – 16:08Без комментариев

Александр Кузнецов

Международная Жизнь

На фоне необычайно возросшего в нашей стране интереса к отечественной истории и обострения сложных исторических вопросов в отношениях России с рядом государств в новом свете предстает роль российских архивов как хранителей исторической памяти. Архивные документы невозможно «отменить» или переписать. Они говорят сами за себя, показывая неоднозначность и многогранность исторических явлений и фактов. Они не оставляют места для подгонки событий прошлого под заранее готовые схемы. В руках добросовестного исследователя, искренне заинтересованного в поисках исторической правды, они способны не только противостоять разного рода мифам и фальсификациям, но и дать обществу ориентиры для формирования вдумчивого, уважительного отношения к прошлому на базе патриотических ценностей. Вот почему свобода доступа в архивы, рассекречивание и публикация документов стали основополагающими принципами работы российского архивного сообщества.

Традиция служения интересам дипломатии, науки и общества издавна присуща документальным собраниям внешнеполитического ведомства России. Тем более что именно оно стояло у истоков архивного дела в стране. В 1720 году, учреждая Коллегию иностранных дел (КИД), Петр I распорядился сосредоточить в ней основной массив документов центральной власти, включая уцелевшие в Смутное время бумаги Посольского приказа, великокняжеского и царского архивов XIV-XVI веков, а также ценнейшие коллекции рукописей и книг русских и западноевропейских авторов. В том же году главному архивариусу КИД А.Д.Почайнову было дано поручение разобрать и описать эти материалы. Так было положено начало научной обработке документальных собраний КИД. А 1724 год вошел в историю России как год окончательного оформления в рамках коллегии первого в стране государственного архива. В течение почти двух веков он существовал на базе двух хранилищ: внешнеполитического — в Петербурге и исторического — в Москве.

Во второй половине XVIII века превращение России в одну из ведущих европейских держав потребовало особого внимания к изучению и изданию внешнеполитических грамот и договоров. Так родилась традиция систематической публикации дипломатических документов. По инициативе Екатерины II в 1779 году началось издание «Российского дипломатического сборника». Прерванная из-за кончины управляющего Московским архивом КИД академика Г.Ф.Миллера, эта работа возобновилась в начале следующего столетия под руководством его преемника, выдающегося ученого Н.Н.Бантыш-Каменского.

На протяжении XIX века архивы МИД служили не только основным центром изучения отечественной истории, но и подлинным очагом национальной культуры. Неслучайно из рядов «архивных юношей» МИД вышли А.С.Пушкин, Д.В.Веневитинов, А.К.Толстой и многие другие выдающиеся писатели, ученые и общественные деятели. Постепенно расширялся доступ к научной работе с архивными документами. Если до середины XIX века российские историки могли получить его только с личного разрешения императора, то в дальнейшем, по почину министра иностранных дел А.М.Горчакова, такой доступ был существенно облегчен. В разные годы в архивах МИД трудились М.В.Ломоносов, Н.М.Карамзин, С.М.Соловьев, В.О.Ключевский, Н.И.Костомаров, С.Ф.Платонов и другие отечественные историки. Здесь работал Л.Н.Толстой, служил будущий нарком иностранных дел советской России Г.В.Чичерин. По-видимому, этот архивный опыт пригодился ему для послереволюционного обустройства хранилища внешнеполитических документов, которые, как он говорил, столь же необходимы для дипломатии, как патроны для армии.

В советские годы, особенно в послевоенный период, возобновилась практика научной обработки и публикации архивных материалов, хотя и находившаяся под жестким цензурным и идеологическим прессом. Примечательно, что в этих условиях издание документов силами сотрудников МИД, среди которых было немало историков и архивистов, по-своему компенсировало ограниченный доступ в архивы «со стороны». Видную роль в этом деле сыграл министр иностранных дел СССР А.А.Громыко, который хорошо знал и ценил отечественную дипломатическую историю. На протяжении четверти века он возглавлял Комиссию МИД СССР по изданию дипломатических документов. Ее усилиями увидели свет такие не потерявшие до сих пор научного значения фундаментальные издания, как многотомная «Внешняя политика России в XIX — начале ХХ века», «Документы внешней политики СССР», а также неоднократно переиздававшиеся «История дипломатии» и «Дипломатический словарь».

Большое внимание в те годы было уделено изданию документов об истории Второй мировой войны и вкладе советской дипломатии в победу над нацизмом и послевоенное мироустройство. Значение таких публикаций, как «Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» (в двух томах), «Советский Союз на международных конференциях периода Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.» (в шести томах), документальные сборники о советско-английских, советско-французских и советско-американских отношениях в 1941-1945 годах, в наши дни постоянно растет, особенно на фоне «исторического ревизионизма», направленного на пересмотр итогов Второй мировой войны.

За годы существования СССР произошло массовое перераспределение архивных фондов. Немалая часть документов из собраний МИД, утративших оперативное, но не историческое значение, пополнила коллекции других государственных архивов либо стала основой для создания новых. Однако и сегодня архивы, входящие в организационную структуру Историко-документального департамента МИД, по-прежнему являются хранителями ценнейших материалов, без обращения к которым невозможно создание серьезных научных трудов по истории отечественной дипломатии. Так, Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ) насчитывает около 400 фондов, более полумиллиона единиц хранения и порядка восьми километров архивных полок, охватывая период с петровского времени до Октябрьской революции 1917 года. В свою очередь, Архив внешней политики Российской Федерации (АВПРФ) содержит 1,6 млн. единиц хранения за все время существования Советского Союза и современной России.

Оба архива продолжают лучшие традиции нашей страны, признанной в качестве одной из «великих архивных держав». В течение многих лет МИД России является членом авторитетной международной группы стран — издателей дипломатических документов. В последнее время увидели свет очередные тома «Документов внешней политики СССР», завершено в сотрудничестве с Германией многотомное издание документального сборника «СССР и германский вопрос». В рамках двустороннего сотрудничества опубликованы сборники документов по истории отношений России с Китаем, США, Португалией, Израилем, Швейцарией, Югославией, Кубой, Эквадором и другими странами. АВПРФ участвует в подготовке многотомного фундаментального труда «Великая Отечественная война 1941-1945 гг.». Готовится сборник документов к 100-летию начала Первой мировой войны.

Материалы из архивов МИД были представлены на выставках, посвященных крупным историческим датам, таким как 200-летие Отечественной войны 1812 года и 400-летие дома Романовых. Они заняли видное место в экспозициях, проведенных в рамках российско-французского и российско-германского перекрестных годов. Только за последний год состоялся показ документальных коллекций МИД, посвященных истории «Русской Америки» в Форт-Россе (США), 200-летию со дня встречи императора Александра I и правителя Швеции Бернадотта в городе Турку (Финляндия), русскому дипломатическому и культурному присутствию на острове Сицилия (Италия).

Тесные творческие связи с исторической наукой — еще одна традиция, которая сегодня, как и во все времена, определяет лицо российской дипломатической школы. На этом фоне странно выглядят мелькающие время от времени в СМИ утверждения о том, что МИД якобы сворачивает доступ к своим архивам, а мидовские архивисты будто бы только и знают, как бы подальше запрятать документы от исследователей и общественности. Российские и зарубежные историки, не один год проработавшие в читальных залах АВПРИ и АВПРФ, считают, что это не так. Да и статистика свидетельствует об обратном. К примеру, в АВПРФ численность изучающих его фонды ученых за последние четыре года возросла на 56%. Если в 2008 году в этом архиве работали 89 исследователей (64 российских и 25 иностранных), то в 2012 году — уже 139 (соответственно 97 и 42 ).

Архивисты лучше других понимают стремление исследователя самостоятельно докопаться до нужных ему материалов путем изучения архивных описей. Именно так обстоит дело в АВПРИ, который носит открытый характер, имеет подробный путеводитель по своим фондам, а описи свободно выдаются в читальный зал. Но такой порядок, к сожалению, пока невозможен в АВПРФ, где практическая значимость документов для повседневной работы министерства гораздо выше, а описи, как и сами архивные дела, зачастую содержат вперемешку как открытые, так и секретные документы. В этой ситуации исследователь вынужден опираться на помощь работников архива в подборе материалов на нужную тему. И такая помощь, как правило, предоставляется быстро и профессионально. Разумеется, это делается при соблюдении требований к сохранению государственной тайны и другой чувствительной информации. Не стоит забывать, что АВПРФ является оперативным подразделением МИД, ориентированным в первую очередь на выполнение внешнеполитических задач.

Тем не менее основной вектор развития архивного дела в МИД — это движение к большей открытости. В 90-х годах прошлого века АВПРФ вместе с другими российскими архивами прошел этап немыслимого по меркам СССР расширения свободы доступа к документам. В те годы в МИД действовала многочисленная группа опытных дипломатов, усилиями которых было рассекречено порядка 100 тыс. архивных дел. Эта работа продолжается и сейчас. За последние десять лет рассекречено около 200 тыс. дел. Чаще всего массивы документов рассекречиваются под конкретный научный или издательский проект, осуществляемый по инициативе государственных учреждений, институтов Российской академии наук либо в рамках архивного сотрудничества с другими странами. А вот «плановое» рассекречивание документов, 30-летний срок секретности которых, установленный действующим законодательством, уже истек, к сожалению, запаздывает. Ведь вопрос о рассекречивании того или иного документа решается в результате экспертизы квалифицированных специалистов. А их-то как раз не хватает, так же как и финансовых ресурсов. Несмотря на это, сейчас в МИД вновь расширена группа экспертов, которые призваны ускорить «плановое» рассекречивание и выполнить требования закона.

Одновременно в русле общемировой тенденции идет процесс расширения доступа к архивным фондам за счет их постепенного перевода на цифровую основу. В прошлом году МИД приступил к осуществлению масштабного проекта создания электронного научно-справочного аппарата, который среди прочего призван преодолеть упомянутую выше проблему доступа к описям АВПРФ. Технически это весьма сложный и дорогостоящий проект. Пройден только первый этап: сканирование описей, создание и распознавание образов, их загрузка в информационную систему с необходимым программным обеспечением. На этой основе будут создаваться электронные описи, вначале для обслуживания потребностей МИД, затем для свободного доступа в читальном зале АВПРФ, а в дальнейшем — через официальный сайт министерства. В перспективе планируется создать информационный портал «Архивы МИД России», включающий электронные каталоги, ссылки на различные ресурсы, контактную информацию и т. д.

Что касается оцифровки самих документов, отечественный и зарубежный опыт говорит о необходимости осторожного подхода. Длительное сохранение информации на электронных носителях стало проблемой для всех стран, внедряющих новейшие информационные технологии в архивное дело. Срок использования даже наилучших электронных носителей, которыми мы располагаем, не превышает 50 лет. Поэтому на сегодняшний день оцифровка носит выборочный характер и применяется для создания электронных копий наиболее ценных и востребованных документов, прежде всего с угасающими текстами.

Архивные материалы также переводятся в оцифрованный вид при подготовке документальных выставок, посвященных тем или иным памятным датам. Этими выставками широко пользуются наши загранучреждения в интересах развития культурных связей с зарубежными странами, с живущими там соотечественниками. Так, в настоящее время в сотрудничестве с Российским государственным архивом литературы и искусства (РГАЛИ) и Пушкинским домом Российской академии наук в Петербурге завершается подготовка выставки «Русские дипломаты-писатели», которая будет передаваться в электронном виде для развертывания в российских посольствах и культурных центрах за рубежом.

Информатизация призвана решить и другую задачу: по закону целый ряд услуг, предоставляемых государством, должен оказываться в электронном виде. Имеется в виду предоставление сведений в Пенсионный фонд, по личным запросам граждан, по льготам и компенсациям жертвам репрессий и т.д.

Принцип открытости архивов особенно востребован в современном мире, когда актуализация прошлого все чаще становится одним из факторов «мягкой силы» во внешней и внутренней политике государств. Есть немало примеров, когда обращение к истории отношений России с другими странами, порой весьма непростой и даже трагической, служит делу примирения, взаимопонимания и сближения между народами. В этом направлении идет, в частности, развитие архивного сотрудничества с Германией. О том же свидетельствуют взаимодействие с Францией в заботах о захоронениях русских воинов, павших на французской земле в годы Первой мировой войны, уважительное отношение властей Испании к памяти о советских добровольцах, сражавшихся с фашизмом во время гражданской войны 1936-1939 годов, совместные шаги по сохранению русского культурного и исторического наследия в США.

К сожалению, иная картина складывается в отдельных европейских, особенно Прибалтийских государствах. Там в основу их современной самоидентификации подчас сознательно закладываются не столько позитивные ценности, сколько «образы врага» в лице России и сведение исторических счетов. Такая политика ведет к преднамеренному искажению прошлого, особенно связанного с историей Второй мировой войны. Делаются попытки принизить роль нашей страны в победе над фашизмом, героизировать его пособников, уравнять в политическом и моральном плане победителей и побежденных.

Ответом на этот вызов является терпеливая работа по доведению исторической правды до общественного мнения, перевод спорных исторических вопросов в русло непредвзятых научных исследований и дискуссий. Именно такую направленность имеет деятельность двусторонней группы по сложным вопросам с Польшей, совместных комиссий историков с Латвией и Литвой. Архивы МИД России обеспечивают и подкрепляют ее документальными материалами.

Необходимость все чаще противостоять попыткам искажения исторических событий и их ложной интерпретации в ущерб отношениям между государствами наводит на размышления о роли истории в общественном сознании в условиях турбулентного и все более взаимозависимого мира. Формирование новой мировой культуры, отвечающей реальностям эпохи глобализации, ставит проблему выработки адекватных подходов к истории, свободных от узконациональных трактовок. При всем многообразии мнений и оценок переосмысление прошлого новыми поколениями может и должно служить цивилизационному единству мира, а не созданию искусственных барьеров вражды и недоверия между народами.

Метки: , , ,

Оставить комментарий!

Вы можете использовать эти теги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>